Сказки юга Переход: древнее зло (2)

Джантала
Вагабундо

Мизар:
В башне были гулкие шаги: Мизара и Урсу услышали еще до того, как запыханный эльф вылетел на площадку перед порталом, на ходу поправляя болтающиеся на шее очки и размахивая факелом.
— Так, народ… не хотел вас так обнадеживать, но мы сваливаем!
Следом поспешала дренейка. В воздухе будто стояла гарь.

Урсу:
Девушка же, тяжело дыша, ухватила Мизара за плечо, разворачивая его к себе лицом и спрашивая:
— Что это, чёрт побери, такое было? Что ты видел?

Урсу бы и сама была рада понять, что она видела. Не видела?.. Так или иначе, это что-то вовсе не страшит Свет.

Мизар:
— О да, как ты пыталась расстрелять древесный корень и начала крушить всё… это я видел. — выдохнул проводник, быстро глянув на дренейку и оборачиваясь ко всей компании. — Как оно возлюбило тушку нашей красотки, тоже… валим.

Урсу:
— Стой! — не давала она Мизару уйти. — Какой ещё, чёрт возьми, древесный корень? О чём ты?

Мизар:
— Черный, с какой-то блестяшкой. Земляная айча, — досадливо отмахнулся Мизар, — проросла между камней в углу.

Урсу:
— Стоп. Ты хочешь сказать, что с тобой не было такого, что время вдруг словно бы отматалось назад, и ты вернулся на прежнее место? И что тебя никак не смутило поведение воды?..

Урсу помотала головой. А затем сказала:
— Уж лучше демоны, чем это.

Тряска:
— Б…
Тряска подавилась ругательством и метнулась к сгруженному товару. Витой хлыст защелкал в такт распоряжениям; квелых рабов вздергивали на ноги, выстраивали за кодоями, давали каждому тряпку — замотать лицо. Лица, надо сказать, на многих не было, потому что Мизара слышали все.
— Валим отсюда. Шаман, запускай свою херовину от ветра… ПОЖАЛУЙСТА.

Когда Тряска говорила волшебное слово, это значило — дела плохи. Очень, очень плохи.

Вагабундо:
Отоу, глянув на Хаж и Мизара, грубо выругался и, кивнув орчихе, стал подниматься по каменным ступеням амфитеатра. Уже на середине он стал понимать весь масштаб творящегося наверху песчанного безумия. В голове у бокора уже созрела идея, но для этого была нужна помощь Тряски, а точнее, её рабов:
— Тряска, — крикнул по-орочьи Отоу со ступеней, быстро спускаясь вниз. — Все, что я могу сделать, это защитить нас от бури максимум на час, но для этого мне нужен один из твоих сраных рабов. — Отоу сплюнул. В рту был песок. — Решай быстрее, времени нет нихрена, а мне нужно еще провести ритуал.

Тряска:
И Тряска, решительная женщина, заколебалась: рабство никак не было приятной штукой, но ценность раба сохраняла ему жизнь, и это знали все, включая неудачников в кандалах. Если прирезать одного на глазах у остальных… так, чтобы точно не отправился к духам предков… и еще буря… а если бунт…
— На*уй, — караванщица махнула рукой. — Обойдемся твоей веткой, или чо там была за хрень. Наверх, быстрее, быстрее. Смотрите, чтоб кодоям не повышибало зенки.

Вагабундо:
— Да нихрена не поможет ветка, скотина вся подохнет, одумайся, — Отоу было плевать и на караван и на Тряску, но продолжать путь втроем по Пустошам — вариант не из лучших.

Мизар:
— Один же хрен на дороге подохнем.
Мизар до времени догонял, но в конце концов припал к замле у высоких ступенек и принялся сготавливать спущенную до времени тетиву лука. Бог весть, что там выйдет с башенной-то двери.
— Как по мне, так надо дальше в руины.

ДМ:
— Бабу свою зарежь, если такой умный, — огрызнулась Тряска, пощелкивая кнутом — не иначе, от нервов. — Или вон жирного, он все равно нахер не нужен.

Джантала все сражалась с раптором, который не желал тряпичного намордника, и даже не оглянулась.
— Я не жирный, — возразил Зебулак, прилаживая на кулаки, с детскую голову каждый, шипастые кастеты. — Я плотный. Поддержу идею с руинами. Если придут местные хозяева, здесь есть, кому с ними поговорить.

Вагабундо:
— Наверху не протянем долго, хозяйка, — Отоу прошелся пальцем по клыку. — Даже если прирежем твоих ублюдков. — Бокор поглядел на эльфа с интересом и сомнением. — Руины это вариант. Только если у тебя меж грудков геомант не затаился аль шаман какой.

Тряска:
— Я е*нутая, тащить вас на дорогу? — мрачно осведомилась Тряска. — Ясен хрен, укроемся в развалинах. Быстро, мать ваша курва!
Орчиха тоже поглядывала на башню и, видно, драпать собиралась последней, как это водилось у морских капитанов.

Вагабундо:
Отоу натянул маску на лицо и поправил мачете за поясом. Не нравились ему эти руины: неясное колдунство было всюду. Бокор запрыгнул на ящера, сказал что-то на зандали Джантале и полукровке Зебулаку, да последовал за остальными глубже в руины.

ДМ:
Маэнги досталась дурная плоть, но это было скорее знанием, чем насущной реальностью. Когда-то у Маэнги было своё тело и подземелье для сна… одежды, слуги и поросль, и звери. И мы знаем, чем всё это заканчивается. Ты пропускаешь что-то наружу, и они пронзают твоё тело серебряным серпом.
Маэнги спал долго, и когда он проснулся, пришелец покромсал ему колени и срубил голову.
Будто весь мир узнал.

Так Маэнги вошел в плоть и сумел кое-как срастить себе ноги, втянув в них корни земляной айчи: он шагал по коридору, дивясь свету и его отсутствию. Голову приходилось нести. Варвары на пороге… Маэнги забыл столь многое. Теперь они бежали: множество беззащитных умов.

Что-то мелкое и белесое выглянуло из черного портала калдорайской башни: эльфская рука, поддерживающая голову.

Урсу:
Урсу же, не взирая на чужие споры и шумы, наверх пошла сразу, как только отвязалась от Мизара. Она не понимала того, что произошло с ней в подземелье, и ей вовсе не хотелось вновь через это проходить. Тем не менее, меча девушка не убрала в ножны: была готова вновь пустить клинок в дело, при необходимости. Хоть и зародились в его голове семена сомнения.

Вагабундо:
Только едва высунувшись из амфитеатра, Вагабундо понял, что ехать верхом было ошибкой. Он слез с раптора и достал из сумки джу-джу, которое защищало от ветра. Выставив кость с бусами перед собой на вытянутой руке, он стал дожидаться, пока поднимутся Джа и Зебулак.

Тряска:
— Б… Да стреляй же ты! — от рева оставшейся внизу Тряски могли содрогнуться и крепкие духом: может, потому, что караванщица редко выпускала в голос панические нотки. Можно сказать, никогда.

Джантала:
Для Джанталы это было красноречивым знаком. Троллька замешкалась, оборачиваясь с луком в руке. Потянула из колчана стрелу.

Вагабундо:
Отоу выругался и спустился на середину амфитеатра:
— Sa k ap pase sou? — крикнул он, стоя на каменных ступенях.

ДМ:
Мизар стрелял быстро, но не точно — больно мелким было пятнышко в черном провале.
Во времена Маэнги люди стреляли точнее, но разве здесь можно было сказать? Легкие Маэнги жили своей, отдельной от уст, жизнью.

Маэнги шатнулся, схоронился за мраморным косяком: беда… совершенно непредвиденная беда…
Рабы внизу сбились с шага.

ДМ:
Джантала не умела пробивать стрелой мрамор и потому пятилась, нащупывая ступень за ступенью босыми ногами. Натянутый, но не вскинутый лук занимал ее руки, и ящер вырвался было, но поводья перехватил Зебулак.
Зандалар тоже медленно отступал, не желая связываться с тем, кто носит в руках свою отъятую голову.
— Неведомая хрень. Смотри-ка, Вагабундо, ей нравятся гости.
Кнут Тряски уже не щелкал, а гудел: орчиха подгоняла спотыкающихся рабов, ругаясь сквозь зубы, и видела, но не успевала понять…

Вагабундо:
Бокор быстр спустился, ведя за собой упирающегося раптора поглядел во входной проем башни, ничего не увидев:
— Sa k ap pase sou? — Бокор повторил свой вопрос раздраженным тоном.

Урсу:
Урсу спускаться вниз не спешила; её прошлые атаки не возымели эффекта против нечто из подземелий, посему девушка предпочла быть наверху, подальше от неведанной твари.

Однако, паладин была готова, в случае чего, вновь атаковать, и об этом говорила сконцентрированная в левой руке сфера энергии, что бешено крутилась и из-за высокой скорости приняла вытянутую форму.

ДМ:
Никто не понял вовремя, отчего рассыпались запаздывающие рабские цепи: первые, удачливые единицы товара уже вываливали на гребень амфитеатра под свист бичей. Запоздавшие сбивались с шага — шатались, трясли цепями и валились на колени.
— С-стоооойте!
— Острановитесь!
— Встали, прошу вас, встали!
— Не спешите!
Недавние овощи и угнетенные запричитали на разные голоса, отчего эльф Мизар как-то резко опустил очки и запятился.
— Послушайте..

Урсу:
Стоило лишь рабам открыть рты, как Урсу в ту же секунду была вновь метать своё копьё во врага. Да вот только в какого?.. Ей не приходилось держать своё энергетическое метательное оружие руками: оно, зависнув над ладонью, было словно бы прикреплено к ней. Дреней выжидающе бросала косые взгляды то на вдруг говорливый товар, то на нечто, во что ранее стрелял Мизар с Джанталой.

Вагабундо:
Вагабундо медленно передал поводья Зебулаку, с которым стоял рядом.
— Modi… — выругался бокор. Его трехпалые ладони были раскрыты, крупный рубин на костяном браслете стал мерцать все ярче и ярче. Отоу глядел то на вход в башню, то на рабов, то на отступающего Мизара.

ДМ:
Троллька охренело уставилась на рабов. Перевела взгляд на Вагабундо. Вскинула лук — стрела предназначалась тому, кто помешает бокору творить колдунство. Зебулак, завладевший поводьями третьего ящера, с легкостью тянул наверх упирающихся зверей.
— Х*ли вы… — у Тряски аж горло перехватило от такой наглости. — Я из вас это выбью!
Кнут взвыл.

ДМ:
Даже раздоблай Мизар был полностью солидарен, даже избежавшие странностей рабы, что всей кодлой спешили наверх… ай, что за дела?
­- Женщина, — прокомментировал раб полевее.
— Отдай.
— Дай мне лучшую плоть!
— Я дам тебе то, что ты хочешь.
— Ты хочешь убежища..

Вагабундо:
Вагабундо двигался в сторону входа в башню. Шел медленно, по дуге, норовя заглянуть внутрь. Рубин уже не мерцал, он ярко горел.

Урсу:
А Урсу что? Стоит, ждёт: не рабов же ей убивать, в конце концов. Те не виноваты, что несут какую-то чепуху. Она лишь приготовилась, в случае чего, бить в нужную цель. Выискивала её пока лишь. И пока выискивала, продолжала движение наверх, аккуратно, вслепую, ступая по ступенькам. Большее внимание было уделено входу в подземелья.

ДМ:
Джантала выругалась по-орочьи и взбежала по ступеням до самого верха; еще шаг — и с головой накроет сбесившимся ветром. Со своего места троллька видела фигуру бокора и могла хорошо прицелиться, но из-за рева песчаной бури не слышала голосов. Мимо пропыхтел Зебулак. Он торопился.
— Нахер пошел! — заорала на башню Тряска, уже понимая, что говорит не с рабами. — А ну вылези из моих людей, не то щас подорвем твою халупу и завалим всю гребаную дыру!

ДМ:
— Не верьте..
— Она торгует телами…
— Чем мы плохи?

— Отдай деву со странными ногами! Отдай крепкого плечуна…

Вагабундо:
— Vini non soti! — крикнул бокор, глядя на черноту входа в башню. Почему-то ему казалось, что он поймет зандали, но на всякий случай попытался продублировать и на всеобщем. — Выход!

Красное сияние рубина струилось тонкими лучиками по правой руке, стекая на кончики пальцев. Он готов был защитить Зебулака в случае чего, но уж точно не ценой своей жизни.

ID: 16360 | Автор: Dea
Изменено: 30 июля 2014 — 6:05