Сказки юга Хиш Куралы, день I - дренейские пленники

Гильдия Северный Калимдор

ДМ:
А ждать недолго: зовут. Ну как зовут... широкие приземистые орки из ятамовых молодцев - пуза уже в складочках, лоснятся, а ножей еще не заслужили - говорят мало. Под плечи и наружу, на широкий двор между сцепленными телегами.
Местный народ - тюбетейки да пурпурные платки - глазеет со всех сторон. Вон Фазилька с каким-то носатым верзилой-троллем: губу надула. Вон стайка послушничков. От въезду народ с самострельным ружьем пялится, позади женщинки. А вон компанья выходит из-под тенту: пахнет жирным мясным супцом. При неспешно выступающем Ятаме давешний кентавр и дренейка тоже. В кулаке у Удоя две деревянных головки амулетов. Ничего между пальцев не видно.
- Золото - левый. Пурпур - правый. Тяните.

Урсу:
Урсу взяла неглядя: наудачу ли? Скорее, от незнания, что делать. Смотрит, какой же цвет ей достался; какой из братьев сегодня вновь расправит крылья.

ДМ:
Золотая лента.

Кеху:
А кентавр смотрит на левого, обхаживает сосредоточенным каменным взглядом; ему кажется, что неплохо было бы золотую ленту повязать пришельцу на рог, чтобы не перепутать ненароком.

- Жребий брошен, - протягивает неулыбчивый Кеху.

ДМ:
- Этот раб, милый человек, совсем твой теперь. - Удой только кивает Урсу. - Друг Кеху: бери другого залогом. Если она твоё доверие до исходу ярмарки предаст, делай с ним, что захочешь. Нет, перемешаете кровь.

Атал:
Ещё в шатре дренеи тихо шептались на своем языке, очень не для чужих ушей. Тяжело давался им разговор, до комков в горле, до сжатых кулаков.
Теперь же, когда близнецы, всю жизнь росшие вместе, оказались перед угрозой разделения, Атал смертельно побледнел. Дёрнул было связанными руками и тут же постарался скрыть это неловкое движение.
- Забери лучше раненого, вылечишь. Эти покалечат, - быстро проговорил он дренейке. Брату говорить ничего не стал - хватило взгляда.
Затем пришел черёд повернуться к кентавру:
- Возьми лучше меня. Я не ранен, лучше воевать смогу.

Леат:
Нельзя сказать, что Леат был полностью солидарен со словами брата, - это было хорошо заметно по его отвердевшему лицу. Однако, вслух ничего не сказал, только зыркнул исподлобья на кентавра и дренейку, поочередно.
Опустил голову.

Кеху:
- Так не поздно ли вы спохватились? - Кеху не удивляется - в словах пришельца есть резон, и всякому он виден. Но традиции на ярмарке крепче золотой и пурпурной лент, и не каждый осмелится их нарушить. - Я бы попросил ятама Удоя взять тебя, но мало чести после жребия вымаливать за удачу.

ДМ:
Ятам что? Стоит: ваши рабы, ваши дела. Торгуйтесь.

Атал:
- Нас о жребии не предупредили, если ты не видел, - с изрядной долей ворчливости заметил Атал. - Что до чести... я бы с удовольствием сейчас надрал бы задницу всем жеребьевщикам, но понимаю, что сбежится весь этот базар. И после этого выжить будет сложно. А у меня брат ранен.

Урсу:
Ястреб стоит неподвижно. Она молчит, наблюдает. Ей было не важно, кого из братьев забрать с собой: цель была лишь в том, чтобы вызволить хотя бы одного из них. Опять приходится наблюдать цирк. Как и обычно с молодыми.

Леат:
- И качественно вылечить меня в кратчайшие сроки может только вон та рогатая, - проворчал Леат, не поднимая головы. - Качественно, быстро и без последствий. Тут вообще жребий тянуть не надо было, достаточно голову включить. Сомневаюсь, что кто-то из кентавров способен владеть силой Света и готов выхаживать хромого раба.

Кеху:
- Вас не предупредили? - голос кентавра спокоен, ровен и басовит, но неприятен на слух, - Вы рабы. Запомните свое место, молчите, пока не спросят, и у вас не будет проблем.

И - дренейке:

- Ты умеешь лечить?

Урсу:
- Умею.

Солгала Хаж.

Кеху:
- Мы тоже, - не лжет Кеху.

Атал:
- Ладно, мне проблемы не нужны. Только здоровый раб все равно лучше, - дёрнув плечом, Атал и вправду замолчал, стараясь держаться поближе к Леату и с ужасом осознавая, что он его теперь долго сможет не увидеть.

Кеху:
- Чем ты лечишь? - не устает кентавр; ему дележка не к спеху, и ятаму, видно, тоже.

Леат:
Леат тоже молчит. Только не в землю уже смотрит, а на окружающих. Спокойно так смотрит, изучающе.

Урсу:
Хаж молча продемонстрировала свою силу: руку вытянула вперёд, ладонью вверх, и в ту же секунду языки яркого святого огня объяли её пальцы. Однако, вреда они не несли. Это было не то пламя, что разрушало. Это, скорее, предавало некоторое спокойствие и умиротворение любому смотрящему. Хотя, и угрозу для некоторых. Языки святого пламени Света переодически давали искру, перескакивая с когтя на коготь воздаятеля.

Как только любопытство кентавра было удовлетворено, шоу окончилось.

ДМ:
Народ вокруг аж зашептался: ай, злое дело. Кентаврам тоже не сахар - не от земли.

Леат:
Один из черно-белых и связанных под это бесплатное световое шоу и шепоток подался к уху второго. Что-то шепнул, едва слышно.

Атал:
Второй понятливо кивнул.

Кеху:
- Понятно. - клокочет раздражение в луженой глотке воина, - ваш Свет не спас сине-золотых, когда мы рубили им головы и брали рабов. Ты сделаешь раба слабым и размягченным, женщина. Я беру здорового - вреди испорченному дальше, ему к смерти ближе.

Урсу:
А Ястреб лишь плечами пожимает. Дикарь дальше пустыни носа не совал, дикарь не сведущ. Бескрылая хищница внимательно посмотрела на ятама: «Забираю?» - читалось во взгляде. Ей явно осточертело это всё.

Кеху:
- Позволяю, - разрешает неглупый кентавр.

ДМ:
Кто ж помешает.
- Ай, друг Кеху.. - вспоминает Ятам, - задержишься или к чистым на холмы?

Урсу:
Тяжёлым шагом направилась к братьм. К раненому приблизилась и протянула ему когтистую руку. Бледно-серые глаза, лишённые привычного для дренеев сияния, смотрят на него строго. Лицо без эмоций - как из камня только высекли.

Кеху:
- Будем лагерь ставить там, - кивает кентавр и громким окликом командует своим общий сбор. - Займем место - и на пир. А ты, друг ятам?

ДМ:
- Весь в хлопотах, друг Кеху. Скажи на пиру брату Чигре, что мои друзья - его тоже будут.

Леат:
Раненый на когтистую лапу посмотрел, после чего пошевелил связаными руками и молча принялся отскребать себя от земли без помощи оных.

Атал:
Лапища дренейки в этот момент казалась Аталу омерзительнее плоской смуглой рожи кентавра. Из последних сил он держался, чтобы не показать, что от предстоящей разлуки с близнецом ему почти физически больно.
Помог брату встать, как сумел, поддерживая хвостом и плечом.
- Это ненадолго, я знаю, - шепчет он на дренейском и отворачивается, чтоб не видеть, как брат будет уходить.

Леат:
- Я знаю, - эхом отозвался Леат, точно так же не глядя на брата. Чего лишний раз сердце себе рвать.

Урсу:
Ястреб подхватила раненого брата под плечо, «улетая» вместе с ним прочь. Бескрылая хищница лишь бросила мимолётный, скользящий взгляд на Кеху, полный гнева и чего ещё похуже, и удалилась вместе со своей добычей с глаз народа.

ID: 16338 | Автор: Dea
Изменено: 28 июля 2014 — 7:23

Комментарии (1)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
28 июля 2014 — 17:00 Pentala

Балинисты и до кентавров добрались!