Сказки юга Хиш Куралы, день I - дренейские пленники

Гильдия Северный Калимдор

ДМ:
В шатре темней и не пусто. У культа шатры просторные, длинные - о пяти столбах. в дальнем углу женщинки со ступкой толкут что-то. Ближе курильница, а в той свежие угли и аромат - травяной и терпкий.
Женщинки поглядывают. Дренеи топочут. Фазиля ближнего цоп - кляп наружу и масляным перстом за губу. Хорооооошие зубы?
- Джек-бельге, там в углу мех.

Атал:
Трогать себя мелкой хуманке Атал не разрешал.
Клацнули короткие пока, но выразительные клыки - грабки убрала, мелочь, пока не откусили. И живо.
Вкус у масла был омерзительный.

Урсу:
Тяжёлым шагом воительница двинула в сторону мехов с водой. Когтями цапнула пару и обратно. У второго дренея изо рта кляп выдернула, откупорила пробку и сунула ему воды попить.
- Да ты не гляди. У младых с зубами всё в порядке, ты меня послушай. Это тебе не стариков разглядывать, с коих песок уже сыпется.

Заткнула, скорее, рты дренеям, чтоб дуростей не творили. А сама пялится на них - хищник клятый.

Атал:
Ну, с заткнутым ртом особо не повозражаешь.

Леат:
Святая правда.

ДМ:
- Ой что ты такое говоришь? Я слышала, у них из ух камни сыплются... ой, ты не обижайся. Счас же как, приведут раба, весь молодой и ладный, а внутри страшный ужас! Козлиный народ, и те краше будут.
Отдернувшая палец девочка с серьезнейшим видом оглянулась до сызнова молчаливых.
- Я ж дам горячихи, сами рот закрыть побоитесь.

Урсу:
- Я за свой народ говорю тут, мелкая, иль ты меня во лжи обвинить решила? - Хаж горою жуткой над девчонкой встала да строго глянула на неё.

У дренеев из ртов меха позабирала - довольно воду тянуть.

Атал:
Судя по взгляду, горячиху молодой хуманке рекомендовалось засунуть в другое место, поглубже.

ДМ:
Нависла вовремя, потому как что ж делать - дрыгаются, не открывают: вот что свинолюды, но у тех и зубья-то на виду. Пришлось доставать железную снасть: навроде ложки.
- Да что? На, сама им уста отверзни, может они только синих слушаются. Я посижу.

Урсу:
- Откройте рты, покажите ей зубы. - произнесла Урсу на дренейском, не сводя глаз с мелкой бестии. А уж после и к ней обратилась, на всеобщем уже: - А ты пальцы в рот им не суй промасленные свои.

Спустя минуту, добавила, опять по-дренейски:
- ... а то будете в одиночку тут выживать, если не хотите по-моему делать.

Леат:
- Как-то мы до знакомства с тобой замечательно выживали, - огрызнулся тот, что с перебинтованной ногой. И на хуманку уставился, воинственно подрагивая хвостом.
- Сунешься с этой хренью, я тебе не то что пальцы, руки отгрызу. Коням своим зубы считай и удила в рты запихивай, поняла?
И оскалился. Клыки у парня, как и у всех дренеев, были на месте и становилось ясно, что в дело они будут пущены при первой же возможности.

Урсу:
Хаж лишь усмехнулась юношеской дерзости. Даже мысль возникла, что в зеркало глядит. Однако, на слова парня ни действа, ни слова - стоит себе, руки сложив у груди. А меч?.. так он за спиной, в ножны вложенный.

ДМ:
Ну да что поделать: связанный дреней, он конечно большой, как разожравшийся и залегший василиск, но только хвостом махать и может. Заязыкастил, так Фазиля под челюсть хвать и тыкалкой между зубов - у той долгая рукоять. Потерпит.

Леат:
Вот что в рот было сунуто, то Леат намертво челюстями и зажал. А заодно плечи с корпусом напряг и мотнул головой, чтобы девку от себя отбросить. Что ему, здоровому по людским меркам и отнюдь не тщедушному по тому же раскладу, трудно что ли?

Атал:
Второй близнец терпеть подобного надругательства над братом не стал. Свистнул хвостом, стеганув мелкую приставучую девку по бёдрам. Чтоб проняло, значит и от брата отстала.
- Ты дура что ли? - сквозь сжатые зубы осведомился он. - Тебе отсюда не видно, что все хорошо с зубами и лезть не надо?

ДМ:
Ай-ай, что за дела!

ДМ:
Фазиля совсем злая: штуковина в руке гуляет, вот-вот вырвется, ни виду, ни спеху. Всплеснула руками:
- Ну всё, сейчас Мухруга вам зазову, ужо-то... - и из шатра!

ДМ:
Осталась Урсу одна с дренеями и женщинками.

Урсу:
А Урсу лишь осмотрелась да уселась неподалёку на мягкое местечко. Зрелище наблюдать. Ей же отказали в помощи: вот пусть теперь сами и выкручиваются. Без неё ж, как сказал один из братьев, раньше справлялись?..

Леат:
Сплюнутая хренотень для разжимания зубов отлетела в сторону; игнорируя присутствие дренейки, которая явно собралась понаблюдать за бесплатным цирком, Леат быстро огляделся. Пошевелил руками.
- Малой, - позвал коротко и хрипло, - узлы мне зубами распутаешь?

Атал:
Поведение дренейки заставило Атала скривиться в брезгливой усмешке. Он поглядел на нее с отвращением - вроде бы воительница, как и мать, но чересчур обидчивая, а такие не бывают хорошими воинами.
Но время было дорого.
Он без слов наклонился - здоровые ноги позволяли, и вцепился в узел на руках у брата, торопливо растормашивая веревку.

Урсу:
- Ой, вы только гляньте, - хохотнула Урсу, лениво поднимаясь и направляясь к паре, - такие юные и такие глупые. Вы, что же, решили, что сейчас убежите отсюда? Так вот просто, да?

Хаж вздохнула и схватила одного из братьев за шиворот - того, что пытался второго распутать. Она посмотрела на того внимательно, изучающе, а затем произнесла. Говор вела на дренейском.
- Уж лучше бы вы прекратили ерундой страдать да меня слушались. Я ж единственная, кто ваши задницы хитрые отсюда вытащить сможет. Хватит уже из себя героев Авангарда строить. Как неофиты в Длани Аргуса, ей Свету.

Леат:
- Уж лучше бы ты вела себя так, чтобы мы начали тебя слушаться, - снова выскалился тот, что перебинтованный. - А не руководила тем, что нам надо делать, не тратя время на объяснения. У тебя на лбу не написано, кто ты такая, что тут делаешь и с кем под руку ходишь. Может, вообще с этими конелюдами давно шатаешься, броня на тебе с трупа снятая и сама ты всяких дураков в ловушки заводишь. Красивые слова, навроде авангарда и дланей, я тоже знаю и мне, опять же, нет резона слепо верить тебе только потому, что ты их употребляешь.

Атал:
Рукастой Урсе достался пинок копытом и хлесткий удар хвоста, вреда доспехам особого не причинивший. Чисто рефлекторно, надо признать, потому что Атал чертовски не любил, когда его хватают за шиворот.
- Послушай, благодетельница, - сплюнул он наземь обрывок застрявшей около клыка верёвки и следом за братом добавил, - я всё понимаю. Ты тут хорошо устроилась, на нас тебе по каким-то твоим причинам не плевать. Хочешь помочь - помогай, не хочешь - садись вон дальше на подушки, только избавь от своих нравоучений. Возможно, ты привыкла, что тебе в зубы заглядывают, а то ещё куда пальцы масленые суют, но мы терпеть скотского обхождения не станем. А если нас тут оставят или убьют - тутошним же хуже, смею тебя уверить.

Урсу:
Хаж плечами лишь пожимает, как-то запоздало реагируя на действа брата, которого держит, усмешкой. А затем продолжает:
- Ежели ятама смогу убедить, чтобы к себе вас забрать, то никто вас не будет резать, а в начале со мной столкнётся в мясорубке. А уж если хотите покривляться да побегать от кентавров, вновь оказавшись связанными, то я тебя могу и отпустить сейчас.

Отпустила наконец Атала, похлопав его легко по плечу. Тяжёлая рука, всё же.
- Главное, не делайте того, из-за чего ускорите свою смерть. Я, может, и прошла многие войны; может, и сражаюсь получше многих тут; и, может, единственный паладин в этой пустыне. Однако же, сражаться со всеми сразу, ради вас двоих-дураков, я точно не смогу. Убьют и меня, и вас. А оно вам надо, а?

Атал:
- А кто тебя просит за нас сражаться? - мигом озадачился Атал. - Я не просил. Леат, ты просил?
Вопрос был риторическим, потому как от второго близнеца ничего подобного не исходило.
- Послушай, я даже не знаю, зачем мы тебе и что ты потом собираешься с нами делать. А причин доверять у нас нет, о чем тебе Леат сказал совсем недавно. Может, начнешь с того, что попробуешь объяснить, зачем нам нужно терпеть чужие пальцы в зубах? - голос рассудительного не по годам парнишки был терпеливым и обманчиво мягким. - Потому что про здешние угрозы мы, как минимум, догадываемся.

Урсу:
- Хм-м... ну, что же, - дреней оглянулась. Девки в стороне точно не понимали говора иноземцев, а мелкой с подмогой не видать. Хаж вернула своё внимание к братьям. - думаю, можно и рассказать, чего ради я сюда припёрлась. Я вас развяжу, но вы, главное, не бегите и глупостей не делайте. Достаточно мне видеть смерти молодых, ещё с Дренора хватило.

Смотрела на младую кровь вопросительно. Ждала, чего скажут.

Леат:
- Я не просил, - мотнул лохматой головой Леат и снова пошевелил руками, что до сих пор были связаны. Тихо чертыхнулся. - А еще мне кажется, что мы сейчас с этой болтовней зря теряем время. Потому что эта паладинка, как она себя называет, - друг тем, кто взял нас в плен. А друг врага, как известно, сам врагом является. Я, черт побери, не понимаю, как её тут на подушках терпят, а нас, явных её сородичей, в рабы записывают. Нестыковочка у меня в этом пункте. Глупостей не делать? Это каких, например? Зубы показывать? Может, еще и подхвостье продемонстрировать, на наличие осутствия паразитов? Ошейники дать на себя нацепить? Черта с два я буду соглашаться на неделанье глупостей, если со мной или с братом будут обращаться как со скотом.

Атал:
- Нам неважно, зачем ты сюда припёрлась, - добавил Атал, дёрнув плечами и покосившись на недожёванные узлы у брата. - Нам важно, какой тебе был интерес в нашем спасении. Теперь понятно - не любишь смерти молодых: причина не хуже иной, в общем-то. Если для тебя это так важно, то постарайся убедить кентавров в том, что нас осматривать не надо или что ты уже это сделала, как эксперт, знающий, куда смотреть. И вместо своей грустной или не очень истории лучше просто коротко скажи, что ты планируешь дальше с нами делать. Это важнее. И поверь, незнакомка, за настоящее спасение мы тебе будем благодарны. Искренне.

Урсу:
- А, прямота. За это многих плетями секут, ну да не важно... С вами? Да ничего. Смогу если выкупить, то пойдёте по своим делам. Говорят, тут кенарийцы есть - можете к ним затеряться. А что, ты и впрямь решил, что я с вами буду в постели развлекаться, а?

Хаж усмехнулась, увлекая братьев к подушкам и усаживая тех. А если не хотели - силой.
- Роняйте задницы и сидите смирно. Если найду ту мелкую бестолочь или её прихвостня - пну посильнее, чтобы не лезли к вам. А я к ятаму.

Атал:
Будучи опутанным веревками навроде окорока к ужину, особо не посопротивляешься насильственному сиденью на подушках. Впрочем, те были мягкие, что душистым бальзамом пролилось на уязвленную гордость подростков.
- Нет, не решил. Мы с братом редко беремся решать за других, - Атал поморщился и почесал о ближайший витиеватый столбик давно чесавшийся рог - он рос, а ухаживать как положено за ним в последние дни было сложно. - Если тебе нужны будут деньги на выкуп - мы потом все вернем. И попробуй, если получится, забрать у кентавров наши посохи и мешки. Кстати, тут не выйдет сказать, что ты наша... ммм... двоюродная тетя и кровную родню в рабство отдать не можешь? Цвет волос у нас похож и кожа тёмная. Могут поверить. Ну, сразу, мол, не узнала, давно не виделась, а мы выросли с пелёнок, когда ты нас в последний раз видела.

Леат:
Что до Леата, то на слова о постели парень ничего не сказал, - вопрос в данной обстановке был слишком неожиданен и выглядел настолько же уместным, насколько уместен элекк в посудной лавке. Правда, усаживание на подушки потревожило боль в ноге, и это слегка отрезвило.
- Да я лучше порукоблудю, - проворчал паренек с вернувшейся к нему прямотой, осторожно вытягивая вперед тупо ноющую конечность.

Урсу:
- А могу сказать, что осмотрела вас полностью и крайне довольна «копьями» в штанах. - рассмеялась девушка, уходя прочь, и перед тем, как скрыться полностью, добавила: - Соображу чего-нибудь.

Атал:
- Сообразит она, - пробурчал Атал после того, как дренейка скрылась, не переходя на всеобщий. - Как твоя нога? Бальзам отобрали, сволочи непарнокопытные, не перевязать. Слушай, я там узлы тебе всё-таки наджевал, попробуй ослабить, а? Только осторожно, а то тут вон глаз хватает.

Леат:
- Угу, - с прежней угрюмостью кивнул Леат и принялся ощупывать надгрызенное с целью обнаружить слабину, либо нашарить размочаленный узел.

Леат:
- Нога ничего, - добавил чуть позже, когда до занятого распутыванием кентаврячьего макраме разума дошло все остальное из сказанного Аталом. - То есть, терпимо, если не тревожить. Черт... нет, она какая-то озабоченная. Ей же до черта лет, наверняка больше чем маме и папе, куда ей, блин... подростки с копьями.

Атал:
Чтоб не беспокоить раненого брата лишний раз, Атал с видом отдыхающего на золотых песках Танариса, пошевелился на действительно удобных, чего уж, подушках, садясь к нему спиной и на одну подушку выше, будто для опоры раненому. Пальцы, хоть и порядком онемевшие, всё-таки шевелились, а это давало возможность понемножку, с трудом распутывать ускользающую верёвку.
- Да странная она вообще, зациклилась на сексе, - близнецы оказались вполне подкованными в плане теории, - нет, чтобы сразу за родственников выдать. Может, давно тут сидит, а у женщин такое бывает, когда долго не видят мужчин.

Времени изучать быт, нравы и социальный уклад общины поклонников Саргераса у близнецов не было, но вроде как выходило, что женщины у них были послушными и занятыми хозяйственным делом. Тем не менее, не стоило списывать их со счетов, потому дреней начал с малого - приветливо поулыбался дамам, подпустив на лицо растерянную улыбку, мол, сражён их небесной красотой в самое сердце. Имп его знает, сработает ли, но с девчонками иногда помогало, чтоб леща не получить за какую-нибудь шалость в их адрес.

ДМ:
По возникавшему время от времени шепотку, так хозяйственному народу зрелищ не хватало, да вот беда - из всех чудес одни улыбки. После такого скандалу с выскочкой Фазилькой и всего дренейского кудахтанья, так чудеса бы какие. А тут улыбки.
Ай, будет скандал - все, кто до ятамовой собственности тянулся - под руку попадут! Время близнецам играло на руку.

Атал:
Чудесов похлеще запасено не было. Ну, то есть Атал рад был бы поизвергать огонь, ну или на худой конец - бабочек, для отвлечения и развлечения, но не умел. Оставалось женщинкам глазеть, при желании, на свивавшийся в дивные фигуры дренейский хвост, не затихавший ни на секунду, и малость потускневшую, но всё едино дружелюбную ухмылку.
Пальцы в это время трудились, не замирая. Аталу удалось распутать узлы и ослабить верёвки на запястьях у брата. Тот, чуть размяв затёкшие пальцы за широкой братовой спиной, побеспокоился и о его путах. Они очень осторожно, стараясь как можно меньше двигать руками, завязали друг-другу обманные узелки - с виду вроде обычные, но достаточно дёрнуть такой и руки будут свободными. Больше рисковать пока не стали, притихли, выжидая окончания миссии дренейки, имени которой они в суматохе узнать не удосужились.

ID: 16338 | Автор: Dea
Изменено: 28 июля 2014 — 7:23

Комментарии (1)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
28 июля 2014 — 17:00 Pentala

Балинисты и до кентавров добрались!