Сказки юга Пролог: Тролли и крабы (1)

Вагабундо
Бубоник
Джантала
Гунилу

Джантала:
Старый тролль Увенга щурился на блестящую рябь возле поплавка с ярким пером и думал о крабах. Его всегда занимали крабы - те, которые попадались в плетенки и становились ужином, и те огромные, что выходили на берег, прятались среди камней и могли ухватить ребенка или хилого старика, каким был Увенга, утянуть в воду и утопить, а потом щипать понемногу мясо, пока не останутся одни кости. На дне моря было много костей.

Крабы, думал Увенга, дают нам жизнь и крабы ее забирают. Крабы важны. Остальное - нет. Молодые очень всполошились, когда к берегу причалила лодка с десятью чужаками, но Увенга остался спокоен. Зандалары не охотятся на его крабов. Они только болтают, а сами даже не могут смастерить простую вершу.

Увенгу не взволновал и всадник - всадница - на медлительном ящере, хотя этой тролльки он здесь никогда не видел. Она приехала с юга. Наверное, отдохнет и поедет дальше, думал Увенга. Еще он подумал, что надо пойти к ней и обменять крабов на хорошие вещи. У тех, кто ездит в этих местах, всегда есть хорошие вещи, спрятанные, чтобы не отобрали сразу.

Троллька спешилась и стала расседлывать ящера. Ну точно - останется на день.

Вагабундо:
Неподалеку от берега, где причалила лодка иноземцев, стояла палатка местного знахаря Оронча. Горемычный знахарь мало-мальски умел обходится с духами, делал простенькие амулеты да намешивал целебные мази для местных, особыми умениями не блистая.

Отоу, прибывший на полдня раньше наездницы, гостил у своего давешнего знакомого, которым оказался тот самый Оронча. Местный знахарь сидел над своим очередным варевом в окружении старух- травниц, рассказывая гостю о наболевшем.

Джантала:
Та самая лодка - большая, с угловатым орнаментом на крашеных досках - так сильно отличалась от рыбацких скорлупок, украшенных на счастье черепами кентавров, что и чужая троллька сразу двинулась к берегу, прижимая снятое седло локтем. Ящер, худой и заезженный, тащился за ней на истертом поводе.
- Чья? - спросила троллька у рыбака Увенги, показывая кивком на лодку. Увенга поднял тусклые глаза. То, что он увидел, его не обрадовало. На чужой охотнице был небогатый, наскоро подогнанный орочий доспех из кожи и клепок, и она не носила ни перьев, ни украшений. Неплох был разве что лук, видневшийся из-за плеча. Еще Увенге понравилось, что охотница молодая и крепкая. Такие много едят. Таким нужны крабы.

Рыбак все не отвечал; подумав, что он глух от старости, чужая троллька осмотрелась. Искала того, кто мог бы рассказать ей про лодку.

Гунилу:
Согнувшись, словно коршун над добычей, Гунилу сидела на корточках, наблюдая за новоприбывшей. Охотница свистнула, и шоколадно-песчаного цвета раптор подался вперёд. Ящер уже напрягся, ожидая, что хозяйка запрыгнет на него, но не тут-то было: хрюкнув, Гунилу осторожно спрыгнула с камня, взявшись за узду раптора. Выпрямившись и поиграв плечами, она медленно приблизилась к красивой, по мнению девушки, тролльке.
- Он тебе не ответит. Ему нужно лишь продать своих крабов, - охотница с разочарованием посмотрела на Увенгу.

Джантала:
- А что нужно тебе? - взгляд приезжей был усталым и подозрительным. Гунилу могла догадаться, что дело не в ней: так же хмуро чужая охотница поглядела на костер, возле которого беседовали знахари.

Гунилу:
- Мне ничего не нужно, - ответила девушка, оценивающе изучая молодую самку. - Можешь спрашивать то, что хочешь: я попытаюсь тебе ответить.

Джантала:
- Айе, - троллька осклабилась, показав хорошие острые зубы. - Тому, кто говорит, что ничего не хочет, всегда нужно больше всех. Я Джантала из Черного Копья. Откуда у вас эта лодка?

Вагабундо:
Отоу сказал пару слов, в ответ на которые Оронча кивнул, продолжая помешивать и заговаривать свое варево.

Бокор вышел из тени навеса, под которым сидел, расправил плечи и потянулся, позвякивая амулетами и талисманами, которые увешивали руки, ноги и шею.

- Ньягга, выпросила у Бвонсамеди свои потеряные годы?! - воскликнул он увидев рыжую тролльку, что недобро глядела на всех.

Гунилу:
- Лодка, аха? - Слегка красноватые зрачки расширились: сама троллька только недавно увидела эту лодку. - Гости, откуда-то с юга. Не видела уже их несколько дней, видимо, представляют из себя что-то интересное. - Гунилу принялась рассуждать вслух: плохое качество для того, кто должен держать секреты.

Джантала:
Лицо у приезжей тролльки стало удивленным. Почтительно наклонив голову, она разглядывала знахаря из-под красных ресниц.
- Я никогда не видела тебя, зул. Ты назвал по имени мать моей матери.

Вагабундо:
Тролль игриво покручивая кистями рук, направился к приезжей тролльке.

- Вагабундо, - указывая на себя правой рукой и расплываясь в широкой улыбке, представился Отоу. Сразу было видно, он не молод, но и стариком его назвать язык пока не поворачивался, хотя еще несколько лет - и потеряют цвет рыжие патлы. - Мать твоей матери была весьма талантлива для женщины, а мать твоя непоседлива, как твоя рыжая грива, девочка. Как тебя назвали? А ведь и не знал, оказалось, Джамбале разродилась. Ой-ё.

Гунилу:
Охотница сморщилась: её раздражали такие внезапные и противные тролли, которые слишком любят разговаривать и встревать в разговоры. Гунилу скрестила худые руки на груди, ковыряясь ногой в земле.

Джантала:
- Девятнадцать лет назад, - уточнила приезжая. Теперь ее настороженный взгляд следил за движениями пальцев Вагабундо: она знала про вуду, и, наверное, у нее была причина опасаться даже братьев из Черного Копья. - Твое имя слышали многие. Большой зул и большая лодка в одном месте - это что-нибудь значит?

ДМ:
Чуть поодаль, под навесом, старик Оронча вытянул шею и покачивал головой, как старая белая кобра, глядя на них из-за парящего марева, которое поднималось над котелком.

Вагабундо:
- Девятнадцать?! Сколько пропустил, сколько пропустил... - запричитал бокор. Он молча качал головой, позвякивая кольцами в ушах и украшениями на шее и клыках, словно не услышав её, но потом поднял голову на рыжеволосую тролльку. Пальцы и кисти завершили свою пляску. - Рад видеть тебя дитя, мы ведь почти соплеменники. А чего спросила?

Джантала:
- Эти знаки, - Джантала быстро оглянулась на лодку и в упор уставилась на известного колдуна, будто готовая драться насмерть: с ним, с Гунилу, со всей деревней, если придется. Слова радушия не успокоили тролльку, наоборот, сделали еще более недоверчивой. - На старых развалинах Гурубаши такие же. Доски слишком широкие для Пустошей и там, где сошла краска, слишком рыжие для Фераласа. Это островное дерево моаби. Но Гурубаши не плавают так далеко. Я знаю только один народ, который исходил все моря, как пол собственной хижины. Народ Зандалар.

ДМ:
- Бери женщин и возвращайся к моему огню, друг Вагабундо, - донесся голос Орончи, отчаявшегося услышать разговор.

Вагабундо:
Знахарь три раза хлопнул в ладоши и, услышав приглашение Орончи, указал молодым троллькам на палатку:

- Оронча, - Отоу постучал большим пальцем по лбу, - но добрый и приютит всегда. Безобидный. Шагайте.

ID: 16176 | Автор: Dea
Изменено: 11 июля 2014 — 5:34

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
28 июня 2014 — 15:17 Pentala

А окончание кабестанских приключений?

28 июня 2014 — 15:31 Dea

Есть, выложим. Спойлер: Евгений оказался червем.

28 июня 2014 — 18:26 Легенда Ниала
Тролли и крабы

I see what you did there