Следуя Пути Предков

Гильдия Дети Матери Земли
Кхэтерн "Коренга" из Кровавого Копыта
Бор Красное Копье
Лоани из Рунных Тотемов

Вышедший из Громового Утеса караван был в пути уже несколько дней. Ничего примечательного с тауренами за это время не приключилось, не считая обычных бытовых проблем. Они просто шли. Шли за шаманом Солсеем.
Кодо устали, как и многие таурены и Солсей распорядился устроить стоянку неподалеку от кладбища кодо.

Кохэ томно вздохнул и принялся вставать, опираясь о широкую трость. Черные рога слегка побелили под солнечными лучами, а бурый мех теперь блестел от пота.
Глядя под ноги и тщательно выверивая каждый свой шаг, Коренга пошел к своей палатке, но по пути заметил Лоани. Ему стало интересно ее занятие.
Прихрамывая, тот подошел ко входу в ее покои и, подняв взгляд, задал вопрос:
- Что ты делаешь?
Лоани отвлеклась от шнурка и взглянула на Кохэ:
- Да вот Фиасе браслет хочу сделать. Что интересного увидел там?
Кивнула головой в сторону, откуда пришел таурен.
Кохэ вошел в палатку, немного пригнувшись, и принялся наблюдать за плетением.
- Птицы, пав, много птиц пируют над телами павших кодо. Не приходилось мне узреть подобное ранее, мне здесь не нравится.
Услышав разговоры Кохэ и Ло, сидевший неподалеку воин закончил свою беседу с Тору, хотя это был скорее монолог, и спросил таурена с тростью:
- А где ты бывал раньше, Кохэтерн?
Кохэ оглянулся и медленно молвил:
- В Мулгоре мой дом, мне незачем было покидать его.
Таурен принялся поправлять кожаные ремни на груди, которые удерживали за его спиной пустой колчан для стрел.
- А что повидал за свою жизнь? Ты почти ничего не рассказывал, - подключился к разговору Бор, держа в руках незаконченную поделку.
Кохэ взялся за трость обеими руками и опустил взгляд на свои худые ноги. Порой молчание было красноречивее слов.
- Мне нужно сесть.
Немного помедлив, Лоани переложила лежащую рядом сумку:
- Садись.
Бор еще какое-то время наблюдал за больным тауреном, затем, пожав плечами, вернулся к своему занятию. Воин был не слишком проницателен, чтобы понять душевные муки Кохэ, но его ума хватило чтобы не лезть к нему с дальнейшими расспросами.
Коренга медленно сел, вновь вздохнул и взгляд направил на бусины. Кохэ поднес ладонь к подбородку и задумался:
- Тебе нравится это занятие?
- Да, это помогает мне мысли в порядок привести.
Ло бросила короткий взгляд на собеседника:
- А чем ты любишь заниматься? Кроме созерцания окресностей.
- Ничем. - несколько затянуто ответил тот и смерил взглядом собеседницу, словно пытаясь запомнить каждую деталь.
Нанизав последнюю бусину, девушка соединила концы шнурка и закрепила их между собой аккуратным узелком. После чего срезала лишние лоскутки кожи небольшим ножом и отложила получившийся браслет в сторону.
- Что, совсем ничем? - Лоани удивленно посмотрела на Кохэ. - Никогда не встречала того, кто бы совсем ничего не любил делать.
Кохэ почесал пальцем подбородок, и улыбнулся:
- Я люблю наблюдать.
Ло улыбнулась в ответ.
- А из чего сделаны эти бусины? - Кохэ отложил трость в сторону и подвинулся ближе, дабы лучше видеть.
Устроившийся в тени Бор закончил свою работу. Он убрал ножик в деревянные ножны и принялся разглядывать свою работу.
На небольшом квадратном лоскуте кожи он изобразил льва, который рычал, разинув пасть. Узор вышел настолько хорошо, что можно было представить, будто слышишь рев хищника.
- Из дерева. Мой старший брат мне их сделал. - Ло взяла в руку браслет и начала перебирать его. - Дерево в его руках преображается удивительным образом. Словно духи оставляют свой след на ней. Так шаманы говорят...
- Хорошо владеть чем-то лучше других и понимать это. Да хранят духи вашего брата... А из чего сделана веревочка?
Немного озадаченная таким повышенным интересом к браслету, Ло ответила не сразу:
- Спасибо за добрые слова. А веревочка… шнурок - он из кожи степной газели. Она неплохо подходит для плетения.
Положив поделку перед собой, девушка завернула в ткань остатки кожи и убрала в сумку. Нож она вернула в ножны на поясе.
- Покажешь нам, что у тебя получилось, Бор?
- А? - таурен отвлекся от картинки, которая чем-то его заворожила и протянул лоскут Ло, - Конечно.
Развернув рисунок, девушка замерла. Какое-то время она рассматривала узор и на лбу её пролегла морщинка. Сглотнув, она выдавила:
- Очень... правдоподобно получилось. Взгляни, Кохэ. - Лоани протянула лоскут таурену, при этом не сводя взгляд с Копья.
Кохэтерн принял рисунок, да стал осматривать.
- Хм-м... Видимо это то, чем ты любишь заниматься?
- Помогает отвлечься, - повторил Бор слова шамана Длинного Рога, который посоветовал ему заняться этим делом, когда у него были серьезные проблемы с самоконтролем. - Пока что неказисто выходит, но я часто практикуюсь.
- Мне понравилось. - Низко кивнул Кохэ, и вернул тому рисунок.
- А где Солсей?
Бор взял лоскут кожи и положил в небольшой карман своей жилетки.
- Провидец ушел рано утром, не сказал куда, - Бор поднялся и направился к своей палатке за лечебной мазью.
- Его пути мне не понятны. Лоани, сделай мне тоже такое, прошу тебя.
- Хорошо, сделаю.
Тауренка улыбнулась. Затем встала и направилась к Фиасе и Тору.
Оказавшись внутри своей скромной палатки, Бор вытащил из сумки небольшой глиняный горшочек с мазью и покрыл её рану.
- Тору, как ты себя чувствуешь? - Лоани присела рядом с пожилым погонщиком.
Тору лишь прокряхтел что-то невнятное в полудреме.
Лоани вздохнула и посмотрела на притихшую Фиасу.
- Ты чего грустишь, малышка?
Фиаса ответила не сразу, словно осторожно подбирала слова и силясь их произнести:
- Дедушка Тору... - Грустно, с искоркой детской негаснущей надежды посмотрела она в глаза Лоани. - Он умирает?
Лоани нежно потрепала девчушку по волосам.
- Нет конечно. Просто ему надо немного отдохнуть. Да и жарко сегодня... Уверена, духи подарили ему долгую жизнь. Вот, смотри что я тебе сделала.
С этими словами Лоани разжала кулак. На ладони лежал браслет.
- Смотри, если потянуть за этот "хвостик", размер у браслета можно уменьшать. Давай-ка, примерь его. А я пока посижу с Тору.
Фиаса слегка улыбнулась. Подарок ее безусловно порадовал, но он был бессилен против страха за старого погонщика.
- Я пойду покажу Облачку и сразу вернусь. - И та вприпрыжку было побежала к Верате, как вдруг остановилась. - Спасибо, сестрица Ло. - добавила она в спешке и побежала дальше.
Проводив взглядом девочку, Лоани смочила водой ткань и положила её на лоб старику.
Бор закончил возится с раной и вышел из палатки, щурясь от яркого солнца.
- Как он? - кивнув на старика, спросил Ло. Судя по всему Тору был совсем плох.
Девушка ничего не ответила, лишь покачала головой. Убрав флягу с водой в тень, Лоани села на одну из шкур.
- Как твоя рана?
Желваки на морде таурена напряглись и расслабились, после чего он выдавил из себя ответ:
- Заживает. Откуда ты узнала? - Копье мысленно ругал Митара, который всем разболтал.
- Ты прихрамываешь. Это не сложно заметить.
Посмотрев на начавшего что-то бормотать погонщика, Ло добавила:
- Может тебе нужны мази? Я могу помочь.
- Пустяки, - таурен безразлично махнул своей здоровенной ладонью. - Мой знакомый дал мне в дорогу достаточно трав и лекарств. Спасибо за заботу.
Девушка пожала плечами.
- Хорошо.
Желая прервать неловкое молчание, Ло взглянула на Копье и спросила:
- А как ты получил эту рану?
- Предательство, - сухо ответил тот. Ему было больно вспоминать о том дне, когда кровь пролилась на Громовом Утесе.
Бор повернулся к тауренке и улыбнулся настолько доброжелательно, насколько ему позволяло искалеченное шрамами лицо:
- Думаю, что не стоит об этом. Поведай лучше, почему ты ты решила следовать за караваном?
Лоани улыбнулась в ответ.
- Мой учитель, друид Тишай, направил меня. Сказал, что это пойдет мне на пользу.
- И как, - Бор присел, - ты уже чувствуешь пользу?
Девушка усмехнулась.
- Да пока не очень.
Подумав, она добавила:
- Он говорил мне, что я должна научиться контролировать своего Зверя. Но как это делать, не обращаясь в него - не знаю.
Бор решил позволить себе некоторую откровенность:
- Знаешь, шаман Мокошу сказал мне похожие слова. Он научил меня обуздывать внутренний гнев, Длинный Рог называл его "зверем внутри", который с детства не давал мне покоя... - Копье взглянул на свое большие руки, словно видел их впервые. Он вспомнил как этими самыми руками нанес непоправимый вред...
- И чему же он научил тебя?
- Он сказал, что я должен ограничивать его, - Бор пожал могучими плечами, - он дал мне пару советов, как держать зверя под контролем. Длинный Рог нучил меня резьбе по дереву и кости, научил обрабатывать кожу... Занимаясь этими делами я чувствую как... как мир и спокойствие заполняют мое сердце и что зверь внутри мирно засыпает... - Бор приподнял голову вверх и мечтательно смотрел в небо.
- Ограничивать... - Ло горько усмехнулась своим мыслям. - А ты мог бы научить меня резьбе? Мне всегда нравилось смотреть, как работает мой брат, вырезая тотемы. Но я так и не успела толком научиться этому. - Девушка с надеждой посмотрела на таурена.
- Научить? - Бор удивленно взглянул на девушку. - Думаю да, - кивнув головой с массивными рогами сказал таурен.
- Спасибо. - Лоани снова улыбнулась и взяла фляжку с водой, чтобы смочить компресс на лбу старого погонщика, который снова спал.
Кохэ протяжно зевнул, да несколько потянулся. Удивительно, он действительно любил наблюдать, не проронив и слова все это время.
- Скорее бы сезон дождей...

ID: 15486 | Автор: Lion
Изменено: 16 марта 2014 — 18:52

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
16 марта 2014 — 18:26 Тигриная душа Киара

Вашему вниманию представлен чудом сохранившийся самый первый лог нашего Таурятника. В роли Солсея, Фиасы, Облачка, старика Тору - Ксивилая.