Mychar закрывается 1 мая 2021 года
Пожалуйста, сохраните необходимые вам публикации и изображения до истечения срока.

Побег из Разрушенных Залов Побег из Разрушенных Залов: Часть IV - Мужчины и женщины

Малет, сын Гарада
Коррак
Рыжая
Дин-ту Речная Грива
Ласка
Северайн Остролист


Пылающий Легион
(Центральная башня Цитадели. Самый верх.)
- Бездари, идиоты, недоучки! -кричала Верховная чернокнижница Алитесса, в бессильной ярости сжимая кулаки: - Сколько раз им повторять: огонь спереди, огонь сзади, и инфернал посередине! И никто живым не уйдёт!
- Сестра, держи себя в руках. - обеспокоилась леди Сарколаш, чувствуя, как вокруг краснокожей эредарки поднимается температура: - Покараешь виновных, как только вернутся. Кстати... - она посмотрела на инфернала, который тщетно пытался зажечь пламя: - Похоже, инфернал-то бракованный!
- Напомни мне убить парочку мо'аргов!
- Не бракованный, - подал голос нетрезим: - его разрядили. Смотрите, сейчас будет интересно.
На бросок молота инфернал развернулся, и прихрамывая пошел в сторону моста.
- Подволакивает ногу, - заметил нетрезим: - если не повернёт, свалится.
- Да, у него с правой ногой что-то... - прищурившись, кивнула Сакорлаш: - Вон видишь, из ноги камешки сыплются! Дотянет до орка, чтобы его раздавить, или нет?
- Думаю нет... - глубокомысленно изрёк нетрезим: - Они били его ниже пояса...
- А вы что стоите! -раздался скандальный голос Алитессы, заставивший демонов отвлечься от побоища: - Скелси, немедленно иди и сделай то, что не смогли эти бесы!
Скелси, Дева Боли из третьей пятёрки, только повела плечами:
- При всё уважении, моя госпожа, но мы - ваша личная охрана. Мы не имеем права отвлекаться на выполнение тактических задач. Только если вы сами лично решите присутствовать на поле боя...
- Ах ты... - руки эредарки вспыхнули огнём.
- Алитесс, прекрати. Скелси абсолютно права. - решительно вмешалась Сарколаш: - Мы провалим всю миссию, если истратим все резервы как каких-то никчёмных лазутчиков. К тому же, у нас ещё одна пятёрка - Ксенакс, не надо гробить личную охрану.
- Я займусь выжившими - внезапно сказал нетрезим.
- Ты? - удивилась Сарколаш: - Ты ты же готовился на Даната... не воображай себя неуязвимым...
- Данат, Каграт - какая разница? Каграт будет доверять герою, спасшему Цитадель, и, вполне вероятно, подпустит к себе достаточно близко. А в теле Каграта я смогу выпустить Магтеридона без каких-либо лишних манипуляций. Этот офицер, сумевший выбраться из ловушки нашей яростной Алитесс, в конце концов, вызывает уважение...
- Не строй из себя суккубу. У тебя с невидимостью хуже, чем у Алитесс!
- У меня всё в порядке с невидимостью! - вспыхнула чернокнижница, озарив башню пламенем.
- Я всё-таки попробую, мои госпожи?
- Скелси, замаскируй его. Если они импов разглядели, то такую-то громаду точно увидят...
...А безногий инфернал тем временем уже давно превратился в кучу камешков.

Коррак
Свист воздуха и скрип разогретого ремня. Натянувшаяся веревка прошла низко над краем второго яруса. Снайперу пришлось вскинуть ноги, выгнуться, перемахивая парапет. Дохнула сбоку теплом жаровня.
Он не отдыхал. Он не мог позволить себе отдыхать. Перебирал в уме замеченное. Следил глазами за разворачивавшимся внизу боем, к которому стремительно приближался. Удачно бес улетел, ничего не скажешь. В голову пришла шальная мысль, что безумцев в этой якобы Орде будет побольше, чем... Отогнал эту мысль. Беспокоила неясная сиреневая тень, метнувшаяся по южному мосту, которая почудилась перед тем, как прыгнул.
Показалось.
"Бык серьезный..."
"Ох, ё..."
"Ну и троллька..."
Смешно.
Когда на него кидалась та фурия, это было... Прищурил глаза. Волнующе. Опасно. Дразняще. Искало брешь бешенство.
Четверка ордынцев, пытающаяся разодрать инфернала чуть ли не голыми руками, выглядела смешно. Отметил лишь длинноухого. Что-что, а магию он выделять умел.
Сержант скрутил, стиснул ремень, стараясь сбросить скорость. Он пытался зацепиться кошкой как можно ниже, но все равно до места назначения оставалось метра четыре. Спружиненной ногой встретил костяной клык, за который держалась веревка, бросил тело влево, на площадку. Внизу, в стороне, у самого основания клыка, мелькнуло сиреневое пятно.
Не показалось.
Заученное падение на ноги, бросок через плечо. Распрямлялся он уже с пушкой в руках и в нужном направлении. Скачок к краю... зря. Ему хватило пары шагов влево-вправо, чтобы окончательно убедиться, что неведомый новый враг находится в мертвой зоне. А проще говоря - точно по другую сторону "клыка".
Сплюнул, кувырком через плечо уходя в нишу. Он уже не сомневался, что отбиваться придется внутри родных казарм...
Если только им дадут добраться.
Если только в казармах остался хоть кто-то живой.
Отогнал и эту мысль, хотя приподнятая, промятая решетка входа в полуметре от него красноречиво сообщала, что думать об этом придется. Взял на прицел орка с молотом. Стрелять не спешил. Спешка полезна разве что при ловле клопов в гарнизонной койке.
Сзади с тихим оханьем упало, устало выдохнуло, тихо окликнуло. Гош. Коррак шевельнул пальцами, не оборачиваясь. "Скройся."
Шанок подбросил орку на плече, перехватил поудобнее, наблюдая, как некролит вдохновенно шевелит пальцами, бормоча, как заведенный. Ему было видно, как внизу, у южного моста, неохотно, пересиливая себя, выросли два трупа. Орк с топором, из прожженого живота которого свешивались темные обрывки. Второй, с обломанным у конца палашом и оплавленной половиной лица, на которой светилась чернотой пустая глазница. Больше всего они напоминали рыб, которых насадили на крючок и теперь заставляют приплясывать на прибрежном песке, дергая за леску. Оба повернули головы к ним, а потом, услышав безмолвный приказ, неспешно развернулись, направляясь туда, где высилась облепленная фигурками каменная туша.
Ниже, под самым "клыком", невидимый для всех, шевельнулся мертвый чернокнижник. Встал, бездумно поставив руками полуотрезанную голову на место - лишь затем, чтобы через мгновение она снова запрокинулась назад, держась на свернутой шее позвоночника. Пропустил пару волочащихся мимо него трупов. Разум в нем почти начисто отсутствовал, но обрывка рассудка, вложенного магией, хватило, чтобы заметить впереди нечто фиолетовое.
Зораж устало опустил руки, но тут же получил не слишком церемонный тычок в спину.
- Давай, - напомнил Шанок. Рубака, в отличие от командира, не страдал предубеждениями касательно зомбеводов. Но этот коротышка уже один раз подвел их, и давать ему вторую такую возможность вояка не собирался.
Некролит окрысился, отвернувшись. Сдернул с себя пояс, перебросил через веревку. Высоковато. Ему было неуютно. Зораж не любил взлетать, а падать не любил еще больше...
- Давай! - рыкнул Шанок. - Или тебе ускорение придать?
- Ублюдок, - выдавил колдун под нос, свято уверенный в том, что его не слышат. - Недоношенный тупица.
Проверять, действительно ли не слышали, он не стал - спрыгнул, а точнее, свалился, как курица с насеста, с борта рампы и неуклюже, боком поехал вниз, набирая скорость. Качнул себя, хотя, вопреки совету командира, едва не сунулся пятками в угли.
Шанок с непроницаемым лицом наблюдал за его кульбитами, лишь где-то в глубине горла клокотал угловатый смех. Убедившись, что балахонщик благополучно свалился на площадку (хоть свалиться по-оркски умудрился!), рубака сжал повишую на плече зеленокожую и мягко соскользнул с камня, цепляясь бородкой топора за трос.
- Э-эх, ухнем! - подбодрил он сам себя.

Он прятался... Первое, чему их учили - это прятаться. Можешь быть плохим колдуном, можешь быть плохим лжецом, можешь быть плохим воришкой, но прятаться ты обязан. Бесёнок дрожал от страха. Такое не прощают. Тем более, такая госпожа, как Алитесса. С детства их учили пресмыкаться, и в тайне насмехаться над сильными - ведь они так просто теряют голову от силы и власти, которую им дают, и становятся рабами легиона. Но госпожа Алитесса - это был не очередной колдун-самоучка. Это был сам Легион. Это была щедрая милость, если Госпожа была довольна и самые жестокие наказания, если Госпожа была недовольна. И смертью тут и не пахло...
"Большие бугаи... привыкли обижать маленьких... и вы думаете вам это так просто с рук сойдёт?!"
бесёнок посмотрел вверх и проследил, как над ним проезжают орки скверны - первый, второй... третий, колдун, бесёнок совсем чуть не успел выбежать из своего укрытия, и наконец - четвёртый с топором вместо руки и пленницей на плече, и бесёнок мерзко хихикнув, кинул Проклятие Изнеможения:
- Хе-хе, почувствуй себя маленьким и слабым!
Рубака даже не успел удивиться - готовый спрыгнуть, он приземлился не на ноги, вдруг ставшие слабыми как у ребёнка, а рухнул плашмя, грудой железа с орком внутри.

Ласка
Обмякшее тело соскользнуло с плеча ослабевшего изувеченного и полетело вниз, в дыру между "клыком" и выступом, на который спрыгивала команда. В полете смачно хрустнув о край парапета.

Коррак
Перекрестный огонь. Это называлось перекрестный огонь.
Больше всего Кор не любил перекрестный огонь. Его работа требовала холодной головы и чистых рук. Под перекрестным огнем было невозможно сохранить ни то, ни другое.
Он обернулся на звук удара металлом о камень, успел заметить, как скрывается за краем площадки тело пленной...
Взрыв.
Закрыл глаза, инстинктивно прикрыл их рукой, ныряя в нишу, из которой высунулся. Сквозь сжатые веки не увидел - почувствовал волну огня, проходящую стороной. Почувствовал, как мгновенно сгорают брови и ресницы.
Приоткрыл глаза. Дернул пряжку бокового кармана, вытащил скрюченную, когда-то начатую, да так и не докуренную самокрутку. Подпалил конец от тлеющего винтовочного ремня, затер плясавший на кожаной полосе огонек.
- Что у нас здесь, - прищурившись, пробормотал он, осматриваясь.
Догорающие осколки инфернала. Обугленная, расцвеченная пятнами крови куча мала из ордынцев. Их командир, повисший на почерневшем от копоти древке флага. Смелый мальчишка... Валяющийся под тросом Шанок, едва не свалившийся с площадки вслед за своей ношей. Кажется, жив.
- Планы меняются, - сообщил он, поднимаясь на ноги и хватая зубами гильзу тлеющей папиросы. Руки сами сунулись в поясную сумку, отыскивая нужные детали. Заряд. Взрыватель. Скоба предохранительного кольца. - Вы уходите немедленно. Я остаюсь.
Их командир наверняка знает больше... Но он слишком тяжел, не говоря уже об этом быке. К тому же, если он жив (а сержант был уверен в этом), придется повозиться. Маги... рискованно. Нужно действовать быстро. Опасность сейчас представляет вовсе не "Орда".
- Дерьмовый выбор, сержант, - высказался Гош, устало рубанув рукой воздух. - Вместе мы им покажем.
Снайпер покачал головой.
- Здесь стало слишком жарко. Уходите. В этом явно замешан Легион. Каргат должен знать, - нахмурился, быстро отметая возможные решения за исключением одного, единственно возможного. - Гош, забери Шанока. Как очнется - пусть будет за главного. Зораж, поможешь мне.
Некролит скривился, презрительно глядя на начальника, но в глазах его отразился страх. Колдун оскалился - на этот раз уже от режущего ощущения в сдавленной болевой точке: стрелок стиснул его плечо.
- Знаю, я тебе не нравлюсь, - негромко, буднично заметил он, когда Гош рванулся к растянувшемуся у "клыка" громиле. Усмехнулся, показав зубы, перекатил цигарку из одного уголка рта в другой. - Ты мне тоже. Не бойся. Оставаться со мной не придется. Но если хочешь жить, сделаешь так, как я скажу.
Когда Гош, кряхтя, подволок к решетке разбитого рубаку, Коррак был уже на углу площадки. Вскинул винтовку, ловя растолстевшую, расползшуюся на полстекла оптики струну веревки в перекрестье. Винтовка, выплюнув пулю, доверчивым щенком ткнулась в плечо, заставляя мышцы вокруг сломанного ребра сжаться от боли. Тихо лязгнул передернутый затвор. Сержант опустил глаза. Двое рубак-зомби, скребя ногами, еще подтаскивались к подъему на ярус, где произошла бойня. Слишком медленно. Неожиданно резво вскочивший длинноухий - и как у этого хлюпика сил хватает! - уже выволакивал тролльку из-под коровьей туши.
Иногда невозможно проследить за всем. Приходится верить. Верить, что где-то на ярус ниже шевельнулась напитанная энергией некролита когтистая лапа. Верить, что твоя команда справится без тебя. Верить, что ты без нее справишься. Снайпер шагнул к краю, ловя в руку перебитый, изгибами падающий сверху, железисто шелестящий трос, пахнущий разогретым ржавым металлом. Перехватил свободной рукой ружье. Отпущенного самому себе времени оставалось на одну затяжку. Молчаливо, отрывистым взмахом отдал честь замершему на миг в арке входа Гошу. Успел заметить слабый, мимолетный отблеск какого-то странного чувства в усталых, вымотанных глазах некролита.
Он поверил.
Потом Гош яростно дернул заклиненную решетку. Та рванулась вниз - жадно, охотно ломая блоки подъемника, грохнула остриями о камень. И троица скрылась за углом.
Стрелок этого уже не увидел. Слышал лишь отрывистый металлический лязг. Остались скрип троса в перчатке, распластанное на камнях зеленое тело под ним... и неведомый враг где-то поблизости, которого он так и не успел толком рассмотреть.

У самой поверхности рука сжала, скрутила вокруг ладони упрямый трос. Треск жестких перекрученных волокон, щелкавших, входя в ладонь, обдирая разогревшуюся перчатку, стал медленней, разреженней. Камень мягко толкнул в ступни.
Закрученное падением тело он заметил еще на спуске. Орка лежала прямо под ним, на металлическом кольце, опоясавшем основание костяного бивня, в закутке между "клыком" и стеной, лицом вверх, подломив под себя руку. Вторая безвольно свешивалась с края уступа вниз. Под синяками и ссадинами едва была видна кожа, лицо покрывала кровь, но жизнь в ней непостижимым образом теплилась.
Сержант мрачно кивнул, соглашаясь с самим собой. Он хотел оставить некролита, но знал, что беспрестанное плетение заклятий выжало хилую тушку, как стираные штаны. Сообщить о нападении было важнее. А возможность собрать больше данных о нападавших... Эти сведения не стоили того, чтобы жертвовать отрядом.
Снайпер вскинул винтовку, выползая из щели, в которой со своими габаритами легко мог застрять. Ошметки свежего мяса, повисшие на стенах. Он начал медленно обходить бивень кругом. Носком сапога откинул в сторону верхнюю половину орка с переломанной шеей, упрямо скребущего пальцами черную породу, из которой была сложена цитадель. Цепкие глаза заметили зарубки, взгляд взлетел вверх, на площадку, с которой он только что спустился. Напрасно. Над краем мелькнули и пропали чьи-то рога. Ни выстрелить, ни разглядеть толком. Хорошо хоть, он для неизвестного тоже остался незамеченным.
Где эта зверюга, когда она нужна?
В это время с другой стороны яруса изломанная тень, давно соскользнувшая с уступа, на который свалилась, скрежетала когтями, кошкой карабкаясь вбок по стене. Ей была дана команда, которую вовсе не хотелось выполнять. Но желанием ее пока никто не интересовался.
Стрелок выглянул за угол. Двое зомби покачивались в нескольких метрах от него, все так же стоя у начала подъема, нерешительно вперив пустые взгляды куда-то вверх. Видимо, в их поле зрения попало что-то, не укладывавшееся в примитивные распоряжения, отданные хозяином. Проклятье. До чего же мерзкие твари.
Он быстро вернулся к тому месту, где валялась бешеная. "Нет времени", - скорчилась мысль, пока вытаскивал из-за пояса старый охотничий нож. - "Мне всегда не хватает времени".
- Сила есть - ума не надо, - пробормотал он, ожесточенно кромсая лезвием крепкие волокна. Трос резался неохотно, но сила орка скверны взяла свое. Через несколько секунд у него остался трехметровый огрызок веревки.
Коррак вздохнул. Он еще верил. А руки заученно делали свое дело: скручивали конец веревки в широкий двойной булинь. Он выволок из расщелины тело. Оттянул винтовку в сторону. Немного повоевав с безвольными руками, накинул на них одную петлю. Подвел под колени вторую. Несущий конец скрутил ремнем получившейсь беседки, затянул. Тяжело будет.
Как будто было легко.
Присел, просовывая плечо в импровизированную лямку. Если бы не шипы сзади, можно было бы просто приторочить на спину...
Мощный зверь рванулся из-за железного бруса, служившего бортом этому ярусу, расправил пробитые крылья. Стелясь по поверхности израненным туловищем, стремительно, как волк на охоте, прянул к нему, распрямился в рост, застыл, нависая над опустившимся на колено стрелком. В глазах мерцал холодный красный блеск. Не взревел. Негромко заворчал, поводя ноздрями. К знакомому ему запаху хозяйки примешивались сейчас чужие. Железо. Порох. И еще один - сильный, неприятный, смертоносный.
- Повезешь хозяйку? - спросил запах, осторожно касаясь пушистой щеки. Стрелок не был знаком с этим зверем. В Дреноре их не водилось. Но сейчас внутри него шевельнулось что-то, чего там совсем не должно было быть. То, чему полагалось давно погибнуть и быть забытым.
Монстр, вышедший из чьего-то кошмара, задумчиво всмотрелся в него горящими неживым огнем глазницами, проверяя. Выгнулся, скребнув переломанной, держащейся лишь силой связующей магии лапой, подставил удобное седло. Снайпер оглянулся - зомби нерешительно брели вверх по пандусу, но с каждым шагом движения их становились все уверенней. Плевать на этих тварей. Он, кряхтя, распрямился, поднимая немаленький вес, взвалил свое тяжелое тело на летучего монстра.
- С духами, - само всплыло Из глубины сознания напутствие. Скрипнули в перчатках поводья, когда напитанный новой, темной энергией монстр развернулся, крутанув хвостом, и, стуча когтями, рванулся к краю.
Он никогда не летал. Слышал, что орки подчиняли себе черных драконов, что кое-кто даже садился им на спины. Видел их, кружащих над цитаделью, в тот день, когда человечьи латники хлынули в раскрытые ворота крепости, наполняя внутренний двор. Он спускался по веревке несколько минут назад. Но он никогда не летал.
Ветер ударил ему в лицо, едва не снеся с этого чудовища. Но удержался, ощупью вдернул ноги в стремена, только сейчас пронзила мысль, зачем они нужны. Земля летела навстречу, и он инстинктивно натянул поводья, вцепился в гриву, мысленно умоляя зверя и сам не осознавая этого.

Пылающий легион
(Центральная башня Цитадели. Самый верх.)
- Забавно... - сказала леди Скролаш, следя за эволюциями виверны: - Келни в Оплоте этой самой "Чести", ты, сестра, рассказывала что орки Острорука утащили какую-то дренейку... А в Траллмаре, я видела, троллихи держат пленного орка из Цитадели... для полного баланса нам надо поймать в плен кого-нибудь из Траллмара... орка, или орчиху.
- В цитадель ушел настоящий гарем из паладина и четырёх красоток - с немножко ревнивыми нотками в голосе сказала Алитесса: - Знать бы, чем таким они сейчас занимаются...
- Да... -ответила вторая эредарка: - Слушай, а ведь у них должна же быть связь с патрулями?
- У кого?
- У Каргата, естественно! - лицо Сакролаш исказилось гримасой боли и она воскликнула: - Точно! Как же мы сразу не догадались! Хотя бы у колдунов должно быть что-то, чтобы передавать тревогу!
- Летающий глаз... - испуганная, прошептала Алитесса. Да, испугаться было чего - Кил-Джаден подобный промах бы не простил.
- В Цитадели были готовы к атаке! И Альянс, скорее всего, у него в плену... а с заложниками, он будет торговаться...
- Может ещё не поздно...
- Быстро! - решительно приказала Скролаш: - Отправляйся к Ксенакс, и пусть проверит все трупы! Ищите всё, что похоже на связь! Может, и правда, ещё не поздно...
Краснокожая эредарка исчезла во вспышке пламени. Скелси, обеспокоенно следившая за летающей виверной, с поклоном подошла к старшей демонессе:
- Моя госпожа, думаю, нам пора сменить место дислокации. Здесь становится небезопасно.
- Глупости, - отмахнулась та: - Но свою силу показать стоит...
Она взмахнула руками и крикнула:
- Тьма, яви себя!
На крыше башни вспучилось уродливое чёрное, с лиловым отливом облако, пронзаемое сиреневыми молниями. Раздуваясь с треском рвущейся ткани, неторопливо окутало всё строение, а когда рассеялось, на крыше уже не было никого - только слабо мерцал круг призыва.

Коррак
Зверь послушался. С хлопком расправились пробитые в нескольких местах крылья, в левом, напрочь переломанном суставе забился, стягивая его, болезненный сиреневый огонь. Внизу пронесся отливающий грязно-белым кусок Дороги Славы. Хлопок. Второй. Третий. Монстр бил по воздуху прямо на крутом вираже, уносящем его прочь от земли, с каждым ударом взмывая, выигрывая метры пространства. Промелькнул уровень с разбитым инферналом, по собравшемуся отряду - кажется, орк и эти, длинноухие, - скользнула тень. В стороне, у входа, на долю секунды показалась дренейка. Дренейка. Теперь он был уверен. Но и эту мысль снесло ветром. Пронесся парапет перехода, на котором они отбивались от злобных бесенят. Быстрей. Еще быстрей. Он будто упрашивал несущее его существо, сосредоточившись на одном - удержаться в седле и удержать свою непомерную ношу.
Впереди лопалась над башней неестественными молниями клубящаяся туча, и они летели прямо на нее. Вывози, зверь. Не знаю, кто ты, но - вывози.
Мотнул поводья вокруг кулаков. Вниз. Пригнулся, ложась животом на ружье, приникая к холодеющей спине. Давай.
Монстр загреб воздух вперед дырявыми крыльями, пытаясь сбавить скорость. Его здорово тряхнуло: мертвые лапы уже не смягчали посадку так, как живые. По инерции понесся по площадке дальше, уже на своих четверых. Мгла впереди рассыпалась на глазах, опадал клочьями туман. Снайпер осторожно натянул поводья, боясь поранить животное. Монстр под ним был мертвым, он это знал. Но наносить ему еще увечья больше не хотел.
Мелькнули по бокам жаровни, горящие неровным мертвенно-зеленым пламенем. "Крылья!" - мелькнула в голове запоздалая мысль. Догадливый зверь поджал израненные лапы, складывая перепонки, и юркнул под торчащие из арки входа шипы, скрывшись внутри цитадели вместе со своим седоком.
Смрад. Мрак и смрад.
Светильники у самого входа давно потухли, и сержанту пришлось какое-то время привыкать к недостатку света. Он потянул за ремень, осаживая крылатого зверя, наполовину побуждая, наполовину прося перейти на шаг. Монстр послушался, двинулся по широкому полутемному коридору. Ездок глубоко выдохнул, сбрасывая накопившееся напряжение, осматриваясь.
В трупах стрелок мгновенно определил пару Веселых Черепов. Верхние уровни сторожили Черепа и чернокнижники Призрачной Луны, ошибиться было трудно даже какому-нибудь человечишке. Орку, который знал клановые метки - тем более. Когда он был здесь в последний раз? Пятна крови - их крови - на полу. Орк выехал за угол, потянул за ремень, поворачивая, минуя чадящий, умирающий светильник, коснулся спины раскрытой ладонью. Летучая тварь неуверенно коснулась лапой первой ступеньки, пробуя. Потом быстро, легко, по-кошачьи заскребла когтями, взлетела по широкой лестнице. И застыла как вкопанная, не решаясь шагнуть внутрь через высокий проем. В воздухе плыл сладковато-желчный запах. Знакомый запах.
Коррак наклонился, прислоняясь лбом к затылку монстра, закрыл глаза. Он почти перестал дышать. Он не шевелился.
Зверь пошел. Неуверенно, сторонясь рассыпанных по полу серых осколков, перешагивая через изуродованные краснокожие тела, вжимаясь в стену напротив больших зубьев, за которыми обрывался переход. Снайпер знал, что там, за краем. Внизу была огромная, заваленная камнями рухнувшего перекрытия площадка, место, где дежурил обычно Кели'дан. Он понимал, почему зверь - даже мертвый зверь - может сторониться таких мест. Они оставили этот ярус с боями. Их выдавили отсюда. Но стрелок не мог, не покривив душой, поклясться, что в нем жила только горечь поражения.
Монстр неуверенно, с сомнением карабкался вверх, минуя пустые широкие провалы окон меж потрескавшихся от взрывов перемычек и лопнувших металлических балок. Ездок заново переживал второе рождение. Он помнил, как был здесь. В тот раз тащил не он - тащили его. Метнулось мертвенное пламя в чаше. Тащили за плечи, исковерканное тело роняло капли крови и слюны из разбитого рта. Сладко-горький запах, заглушающий запах мертвых. Запах того, что несет уничтожение.
На входе в зал монстр остановился. Стрелок не понял - почувствовал: больше ни шагу. Мохнатая тварь легла на брюхо, выбрав ровный участок в стороне от изуродованных боем мертвецов. Орк осторожно перекосился, боком сполз с седла, придерживая врезавшуюся в плечо веревку. Коснулся щеки зверя в молчаливой благодарности. Подволок свой груз к стене. Он сидел здесь, в той нише за выбитыми кривыми зубьями. Лежал на каком-то наклонном столе; на один из таких он сейчас взваливал орку. Может быть, даже на этом самом. Он помнил далеко не все из проведенного здесь. А в такие моменты жалел, что помнил хоть что-то.
Всмотрелся в лицо раненой. Не довезет. Может не довезти.
Он ждал этого. Напрягшись, крутанул тушу валяющегося неподалеку орка с разбитыми стеклами поверх глаз. Техник. Так их назвал Мастер, так после они называли и друг друга, в разговорах. Жили, где работали, и работали, где жили. Это звалось работой. Стрелок с каким-то мрачным наслаждением содрал с исклеванного чужим топором трупа ремень. Пинком перевернул верхнюю половину другого, с обугленными обрубками вместо ног. Вернулся, привычным движением заломил орке руки. Первый виток крепко сдавил вместе запястья, второй притянул их сзади к шее. Его стягивали не так... Но он и не стремился в точности следовать собственной памяти.

Убитый легионер в луже отливающей черным крови. Разорванный напополам дикарь, пытавшийся на последнем издыхании достать топором - и доставший - стража скверны, своего убийцу. Троица шла по трупам.
- Сержант прав, - пробормотал Шанок, поравнявшись с первой нишей в стене. Он опирался на плечо Гоша, почти висел на нем, запоздало перебирая ногами. Поникшая голова моталась вверх-вниз, перед глазами колыхался пол, подсвеченный всполохами от устроенных в полу ниш топок. Пол был усеян мертвецами. - Зал Отцов... Мы должны известить...
Закашлялся - напарник подбросил его, ухватив покрепче.
- Болтай поменьше. Быстрей в себя придешь. Нельзя было его бросать.
- Приказ есть приказ, - пробормотал молчавший до этого некролит.
- Захлопни хлебало, - посоветовал Гош, дружески скрипнув клыком. - Эти уроды могли оставить тут свою охрану. Если навалятся из засады, не отмашемся. Так что лучше уши и глаза разуй, гляди по этим, блин... как эту бодягу...
- По аурам, - некролит ухмыльнулся окровавленными зубами, сосредотачиваясь. - Эта "бодяга" зовется аурой, мой скудоумный собрат.
- Заткнитесь оба, - поморщился Шанок, пытаясь поспеть еле шевелящимися ногами за волокущим его рубакой. - И так муть в голове...

По парапету потянуло холодком. Бесёнок задрал голову и увидел полупрозрачного, появляющегося из наведённой невидимости нетрезима. Он сжался на месте, понимая, что его пришли Наказывать.
- Печально - сказал нетрезим, разглядывая останки подстреленного импа: - Но поправимо.
Сверкнула фиолетовая вспышка и мёртвый бес, озираясь, поднялся с земли:
- Эй, а где моя вторая половина головы! Без половины головы я в два раза глупее!
- Тссс... - сказал нетрезим, поднося палец к губам: - А теперь, помогите мне до них добраться...
Силуэт Повелителя Ужаса растаял зелёным туманом и втянулся в голову целого беса.
- А полголовы?
- Убьёшь кого-нибудь - сказал бесёнок голосом нетрезима: - и будет тебе пол-головы...
Бесы исчезли - уж у них-то с невидимостью было всё в порядке.
"Отлично" - похвалил нетрезим мысленно и второй бес, так и оставшись невидимым, проскользнул сквозь решетку в Разрушенные Залы.

ID: 18577 | Автор: Pentala
Изменено: 13 мая 2016 — 16:55

Комментарии (2)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
11 мая 2016 — 20:26 Pentala

Дело старое, инферналы бракованные.
Все работоспособные были потрачены Бироном.

13 мая 2016 — 14:00 Pentala

Добавлено и расширено. Секретный 10-й уровень!