Mychar закрывается 1 мая 2021 года
Пожалуйста, сохраните необходимые вам публикации и изображения до истечения срока.

Побег из Разрушенных Залов Побег из Разрушенных Залов: Часть IV - Мужчины и женщины

Малет, сын Гарада
Коррак
Рыжая
Дин-ту Речная Грива
Ласка
Северайн Остролист


Шар инфернала пролетел мимо цели, и ударился о землю на ярус ниже входа в Разрушенные залы. Трупы орчьего патруля, павшие от мечей и магии первого отряда Альянса, испарились, и из небольшой воронки поднялся пылающий огнём скверны голем, потянулся, озаряя всё желтоватым цветом, и зашагал в сторону ближайшей живой цели - отряда Орды...

Малет, сын Гарада
Когда под отрядом затряслась земля, Малет был спокоен и искал пути к отступлению. Когда маленькие пищащие демоненки стали сеять вокруг них хаос, Малет держал себя в руках и старался не тратить силы там, где его ребята справились бы куда лучше. Когда враги начали пропадать когда им вздумается, с неба посыпались виверны, а на него самого напал его подопечный маг - Малет все еще был спокоен.
Но тут появился инфернал.
Звук от его падения взбесил орка. Его зеленая пылающая морда вызывала желание засадить в нее молотом и надругатся над осколками. Его убийственное приближение, его походка вызывали у него ярость от воспоминаний о Третьей войне, где он никогда и не воевал.
Что бы не нашло на Малета, этот зеленый фонарь стал для него последней каплей.

Малет крикнул: его боевой клич встряхнул пыль на стенах цитадели, заставил стену под ним задрожать и чуть не разорвал легкие орка, оставив в горле болезненное жжение. У него никогда не было подобных боевых криков. Да что там - самого могучего Грома не всегда так получалось. Малет, сын Гарада, сообщил всей цитадели Адского Пламени о своем прибытии.
Орк побежал на встречу инферналу, один на один. Прочитать хоть что-то на каменной морде исполина у него не получилось бы, но он и не старался, полагаясь лишь на свои умения. Проблеск здравого смысла все еще оставался в разуме орка, ведя его, как путеводная звезда. Он заходил с правого фланга, стараясь отвлечь на себя все внимание чудища. До столкновения оставались секунды. Малет старался найти самую уязвимую точку опоры в теле инфернала. Орк резко отскочил влево и пригнулся, увиливая от возможного удара. Затем подпрыгнул и, схватив рукоять молота двумя руками, взмахнул им снизу вверх, как саблей. Раздался треск и Малет захохотал. Если бы у инфернала было тело человека, молот попал бы прямо по инфернальим яйцам.

Дин-ту Речная Грива
- Да у этих ушастых разве поймешь, что на уме? Они же магиезависимые, может, у него доза кончилась?..
Дину-ту вздохнул. Магии он инстинктивно не доверял. Копье и щит - оно как-то лучше...
Но тут мысли таурена понеслись вихрем по голове и улетели в Мулгор. Голова осталась пустой...

"А что это за цветочек прилип к боку?" Бык был немного удивлен, что стоит на задних лапах. Почесавшись странно гибкой передней лапой, он шумно понюхал цветочек, лизнул его на предмет съедобности и фыркнул - цветочек оказался не вкусным. И вообще, травы как-то тут не ахти... Встав на все четыре лапы и оглядевшись, бык увидел хреновину всю в зеленом огне, приближающуюся к его пастбищу. В обычной ситуации бык бы ушел от этой напасти, пастбищ много... Но сейчас что-то щелкнуло в его голове, и глаза налились кровью. Издав мощный рык, таурен взрыл землю задним копытом. Посмотрев на противника обоими глазами (обоим глазам инфернал не понравился), бык бросился вперед. Тяжелая туша таурена с обманчивой неспешностью лавы набирала скорость... Плавно обойдя фигуру с молотом, рогатая скотина со всей дури вломила огненной хреновине рогами в правое колено... после чего получила по плечам мощнейший удар кулаком. Удар инфернала только разъярил быка еще больше, он начал скакать рядом и лягать тяжелыми копытами инфернала, не чувствуя огня. После серии ударов, бык проскользнул мимо ног инфернала и, собравшись в кучу вдарил по ноге со всей силы... Если бы это была каменная колонна, свод бы уже падал на быка.

Рыжая
Внимание разъяренной жрицы привлекло нечто, заслонившее собой значительную часть вида на унылые стены Цитадели. Зелено-желтый, как ядовитые испарения над каналами не особо любимого троллькой Подгорода, как омерзительные слизни, водящиеся в укромных уголках Оскверненного Леса, исходящий противным болезненным огнем каменный голем. Он раздражал. Раздражал до зуда в кончиках пальцев, до последнего вздыбившегося волоска на затылке. Рыжая чуть повела плечами, сбрасывая с плеч короб, как досадную помеху и зарычала тем утробным гортанным рыком, что вызывает у знающих ассоциацию со взбешенной тигрицей Островов Эха, которая обнаружила, что в ее отсутствие кто-то решил покусится на тигрят. Троллька бросилась к голему, уворачиваясь от копыт Дин-ту, змеей скользя между ударов малетовского молота. Рык перешел в короткий рев, а затем - в торжествующий вой, когда озверевшая целительница прыгнула на ногу голема, ловко вскарабкалась по каменистой спине и вцепилась в голову голема скрюченными пальцами, стремясь разодрать его на куски. Камень поддавался в трудом, жрице удалось отковырять всего несколько небольших выступающих обломков и тогда она принялась остервенело кусать камень, запустив пальцы в горящие огнем лунки на месте глаз голема. Кожу мгновенно обожгло, но Рыжая не обращала на это внимания. Клыки с препротивнейшим скрежетом скребли камень и пока выдерживали это испытание, делая честь крепости тролльих зубов. Ярость в крови искала выход.

Эглат Серебряный Феникс
Если бы не вторая волна ярости, Эглат был бы просто отброшен в сторону мощным тауреном. Вместо этого он вцепился в доспехи Дин-Ту и был готов уже вцепится в воина зубами, когда его привлекло зеленоватое свечение. Это был инфернал... Такой лакомый и такой ненавистный кусочек демонической магии. Кое-как вскарабкавшись по лягающемуся таурену, эльф крови прыгнул прямо на "задницу" инфернала и, забравшись по ребрам, погрузил ладони в корпус демона, прямо к его сердцу. Жрец не замечал как загорелся его холщовый костюм, он с упорством маномана выкачивал из пылающего осколка энергию. Ещё немного и демон бы просто развалился... Но внезапно все прекратилось. В голове была жуткая пустота, тело казалось не только горело инфернальным пламенем, его словно избивали несколько часов. В бессознательном состоянии Эглат сорвался со спины инфернала и горящим комом летел прямо на Дин-ту.

Инфернал, повинуясь заложенной программе, крутанулся, на сто восемьдесят, сбрасывая тролльку на таурена. Следующим стандартным шагом было включение огненной ауры, но вместо испепеляющего огненного кольца, он издал жалкий пшик и испортил воздух ароматами горючего газа, вырвавшимися из подмышек. На поджигание, энергии, высосанной эльфом, уже не хватило. Инфернал задумался, вбирая цель, и сделал шаг, занося ногу...

Дин-ту Речная Грива
Дин-ту был удивлен, когда обнаружил себя без копья и тарча в руках, неудобно стоящим на четырех конечностях и разглядывая обгоревшую шерсть на лапах. Тут на спину обрушился горящий клубок одежды и эльфа, который, хрюкнув, скатился на пол. Уже трезвым взглядом, оставив удивление на потом, таурен увидел поднимающуюся в его сторону ногу инфернала. Нога ничего хорошего не сулила...
Мгновенно среагировав, воин, согнувшись пополам, бросился в сторону от инфернала, левой рукой схватив еще тут и там горящего эльфа за обугленный шиворот куртки, а правой обняв тролльку за бедра и закидывая ту на плечо. Нога падала... Не прекращая движения, Дин забросил эльфа на то же плечо, где лежала Рыжая и, скрипнув зубами, прыгнул от мощного удара о стальной пол крепости...

Малет, сын Гарада
Кровавая жажда прошла так же быстро, как и накатила, но Малет не ощутил особой разницы. Он был воином, воином Орды. Вспышки инфернальной ярости не были для него чем-то неизведанным.
Куда больше его заботил демон, стоящий перед ним. Маннарот тебе в дышло, он будто неуязвим! Удары, нанесенные Малетом в этой неестественной ярости были одними из лучших в его жизни, но исполин даже не обратил на него внимание. Вокруг инфернала появилось облако удушливого газа. Газ щипал глаза, выжигал легкие, но деватся было некуда. Голем из преисподни отвернулся от орка и принялся за его подчиненных. Эглат. Рыжая троллька. Они все оказались за спиной у инфернала - непонятно как, непонятно зачем. Теперь орка от них отделяла огромная живая груда камней.
Газ был взрывоопасен. Каждый удар по каменному голему мог высечь искру. Малет не знал, как далеко находятся его товарищи. Он не видел их за грудой камней и облаком яда. Он не знал, заденет ли их взрыв. Он не мог помочь им.
Но он мог отвлечь инфернала.
Малет закрыл глаза на миг. "Благослови, мать Меладра, великий отец Гардан. Принесите слово обо мне воинам-предкам и поручитесь за меня".
На лице Малета застыла маска презрения и мужества. Он выдыхнул.
- ЛОК'РЕГАР ОГАЛ!!!
Молот, брошенный Малетом, вынырнул из взрывоопасного облака и, подлетев вверх, врезался в голову инферналу, выпив сноп искр из каменного затылка.
Малет остался безоружный: клинок, который орк держал на поясе, сейчас не стоил ничего. Но маневр Малета, в отличии от всех криков, ругательств, угроз и прочих дешевых трюков способен был хоть как-то привлечь внимание этой твари.

Рыжая
"...И чего это я?"
"...Нет, ну правда?"
"...Ох..."
Болело все, что могло болеть. Что не могло - слегка побаливало, напоминая, что и такое бывает.
Жрица открыла глаза и быстро их закрыла: сбоку громыхала, разваливаясь, ножища инфернала.
"Погодим пока со зрением. Чего там у нас с остальными органами чувств?"
Запах едкого газа, гари, крови, каких-то благовоний.
"Эльфийское чего-то пахнет."
Вкус крови на губах.
"Моя, что ли?"
Ощущение чьей-то лапищи на бедрах.
"Не самый худший вариант."
Тяжесть на спине.
"Еще с той стороны гостей не хватало."
Грохот, потрескивание пламени, удары о камень, скрежет, рев, писк, рык.
"Мдя... Не думаю, что стоит приходить в себя."
На этой мысли жрица получила по голове каменным осколком от инфернальной ноги и с чувством выполненного долга отключилась.

Малет, сын Гарада
- Ну давай, чертова груда камней!
Малет вошел в азарт. Не в тот исступленный боевой раж. Орк попрощался с жизнью и теперь получал наслаждение от ее последних моментов.
Инфернал заметил его. Инфернал не мог быть зол, у него не было эмоций, но он был возмущен посягательством на свою примитивную жизнедеятельность. Инфернал стремился устранить угрозу.
Орк облизывал губы.
- Давай, давай, давай!
Он шел назад, медленно, шаг за шагом, глядя в зеленые угольки-глаза. Он достал кинжал, массивный кинжал, который казался булавкой на фоне гиганта, и перебрасывал его из руки в руку, стараясь придавать своему поведению грозный вид. Инфернал принимал его вызов и топал к нему.
Инфернал прихрамывал. Где-то, как-то, Малет все-таки смог сделать в нем пару трещин. Дьявольский великан не был неуязвимым. Это внушало надежду.
- Ну же, глыба! Давай! Давай! Ударь меня!
Оставалось надеятся на Дин'ту. На то, что он сумел унести ребят достаточно далеко. Что он догадается прикрыть их щитом. Дин'ту всегда был сообразительным. Не был бы - они бы не зашли так далеко.
А если Дин'ту уже нет... что же. Да соизволят предки чтобы отвел демона достаточно далеко от остальных.
Все равно им всем больше не на что надеяться.
Орк поднялся на помост рядом с мостом, где, на шесте из черного дерева висел флаг старой-доброй Орды. Сжал шест покрепче. Только старый Малет и цвета его Родины. Как все на агитплакатах.
Он сжал в кармане зажигалку. Сраная гоблинская поделка. Брак на браке.
Малет ухмыльнулся.
- Ты не пройдешь, тварь.
Почти не отражая свет звезд Пустоверти своим тусклым корпусом из сплава непонятных металлов, загижалка полетела прямо к сердцу инфернала.
Взрыв. Второй. Взрывная волна. Он не успел схватить шест второй рукой и повис на правой, чувствуя, как обгорает на ней кожа. Но черное дерево Дренора не горит. С закрытыми глазами, на волосок от смерти, Малет слышал грохот инфернала и чувствовал сладкий запах яда, гари, крови, обгоревших волос.
Это был запах победы.

Дин-ту Речная Грива
Уклонившись от удара ногой, Дин-ту, оглушенный, валялся на полу крепости, обнимая Эглата и Рыжую. Очнулся он от первого взрыва... восстанавливал мозговую деятельность до второго взрыва...
"Осколки. Сейчас будут осколки." Чуть поодаль лежал его тарч, но было уже слишком поздно. "Ну, ребятки, потерпите. Я лучше, чем камнем по голове..."
Воин чуть перекатился, придавив собой тролльку и эльфа, подминая их под себя и закрывая руками за долю секунды до того, как на них обрушился ливень осколков. Послышался хрип Лата - эльфы не привыкли лежать под тауренами, следом дернулась и обмякла Рыжая - камень все таки задел ее голову рикошетом. А потом Дин почувствовал под лопаткой острый осколок. "Вытащить над..." - мысль оборвалась, когда последний тяжелый камень влетел ему вровень по затылку, окрасив черные косички с голубыми перьями в темно-бордовый цвет.

Эглат Серебряный Феникс
Эглат очнулся от удара. Его явно чем-то завалило – океан тьмы и боли. Он плохо помнил произошедшее, лишь ощущения дикой необузданной ярости, результатом которой было обожженное тело. Эльф отключился от своих чувств и начал кое-как выбираться из-под завала. Как оказалось, этим «завалом» был таурен, а отряд ни на йоту не продвинулся вглубь цитадели.
Эглат бросился к Дин-ту и начал тормошить того:
-Эй, не время спать, - взгляд параллельно пробегал по стенам в поисках лучников и по площадке в поисках посоха. – Очнись же!
И только тут он заметил изрядный каменный осколок, пробивший латный панцирь воина, а следом и знахарку. Кряхтя и надрываясь, юноша вытащил Рыжую из-под таурена.
«Что делать? Я не могу сам… Последний раз я исцелял лишь под присмотром Прапра» Эглат медленно осел перед спутниками на колени. Вспомнив про свою котомку, он начал вытряхивать её содержимое прямо на площадку цитадели: магическая пыль, элементарные частицы, гребень, туалетная вода, несколько шелковых платков, последней выскользнула серебряная коробочка с кровопийкой. Взгляд эльфа помутнился, он протянул руку к футляру и сжал его в кулаке. Спрятав коробочку в карман обгоревшей куртки и прихватив платки с духами, Эглат хотел было пересесть поближе к таурену, когда заметил что к ним тянется Нечто. Существо было настолько отвратительным, что наверное было достойно занять место в небезызвестном Наксрамасе. Оживленная масса из нескольких тел, словно вбитых друг в друга, ползла прямо в их сторону.
Эльф поднялся, он знал что ему делать. Оживленное некромантией – все равно оживленное. Эглат резко опустил ладонь прямо на эту массу, стараясь перехватить контроль. Существо замерло, даже сквозь рукав куртки было видно как вспыхнули символы на руке жреца. Чудовище стало медленно оседать и ссыхаться. Спустя несколько секунд юноша накачивал этой энергией знахарку и воина.

Малет, сын Гарада
Жив.
Малет понял это, но радоваться не стал. Он подтянулся на правой руке, все еще сжимающей флагшток, но не удержал равновесие и грохнулся с помоста. Флаг Орды, сделанный из кожи (скорее всего дренейской), огненная волна даже не задела. Малет мысленно отдал ему честь. "Лок'тар огар, друг. Я не забуду того, что ты для меня сделал".
Не было времени на сантименты. На отдых тоже, хотя после взрывной волны органы внутри Малета, кажется, разлетелись в разные стороны кувырком. Он с трудом встал, и, придерживая рукой живот, стал пробираться через останки инфернала.
На той стороне Эглат колдовал над телами таурена и тролльки. Малет сперва даже не понял, что произошло. Но воздушная эфирная струя лилового цвета, ведущая от тела какого-то уродливого зомби к Эглату и дальше, к его подопечным, не оставляла вариантов. Малет был знаком и с некролитами, и с некромантами.
- Какого...?! - с потоком орочьих ругательств Малет лупанул Эглата по затылку. Поток магии прервался, и орк достал кинжал и набросился на нечистое порождение, убого шагающее к ним. На его теле оставались клинные, протяжные раны, прыскающие гноем в разные стороны. Поразив все возможные очаги жизни в этом нечистом теле, потоптав оставшееся ногами, сержант вернулся к эльфу.
- Что это за ... ты здесь занимаешься?

Эглат Серебряный Феникс
- Что значит чем, дурень? - совершенно безразлично пролепетал жрец. - Им надо помочь прийти в себя...
- Некромантией? - взревел орк. - Да ты, никак, рехнулся?
- Нет, - замотал головой словно пытаясь что-то стряхнуть. - Но я по-другому не могу. Точнее мог, но это было давно.
Малет внимательно посмотрел на эльфа. Его гнев приутих.
- Никакой черной магии в моем отряде, сынок. Запомнил?
Малет ободряюще кивнул эльфу, а затем нагнулся над Дин'ту стал рыться в его сумке. Его друг-таурен всегда был ответственным типом. Там обязательно должна была быть аптечка. Простая, для воинских нужд.
- Проверь аптечку жрицы. Ты, надеюсь, помнишь хоть что-то из курса первой помощи?
Эльф кивнул командиру и поплелся к мосту, где Рыжая скинула свой рюкзак. Он шел казалось вечность, сжимая в кармане злополучную коробочку с кровопийкой. Даже отгородив сознание от чувств, Эглат не мог подавить желания достать хотя бы маленький листик, насладится его вкусом и ароматом. Дрожащими руками он стал копаться в вещах знахарки: лапки, какие-то порошки, а вот какие-то склянки и бинты.
Малет возился над тауреном. Пара банок простых целебных зелий, бинты, мазь, спирт. Все было ожидаемо. Уложив его, как положено укладывать тауренов с подозрением на сотрясение мозгла, он разложил перед собой нехитрые медикаменты.
Трясущийся Эглат принес сержанту свои находки:
- Кажется это подходящее...
Сознание, сдерживающее эмоции и чувтва, готово было вот-вот пасть и обрушить на Эглата очередную волну безумия.
- Отлично. - сказал он Лату. - Попробуй привести тролльку в чувства. Она в этом разбирается лучше нас.
Состояние Эглата не нравилось орку. То ли он был в шоке от происходящего, то ли... все куда хуже.
Малет омыл свои руки спиртом - не лучшее решение, учитывая их состояние - и принялся колдовать над Дин'ту.
- Я так и не понял до конца, - сказал орк Эглату, пытаясь отвлечь его внимание от всех лишних мыслей. - Ты, значит, некромант?
Юноша опустился перед Рыжей.
- Нет, - замотал эльф головой. - И никогда им не был. Просто... Просто я могу чувствовать окружающих... Как психологическое, так и физическое состояние. А то что ты видел - это не некромантия. Я просто передавал жизненные силы одного существа другому.
Все это время он просто смотрел на тролльку, аккуратно сложив её руки на животе.
- Мне сейчас опасно находится в сознании...
- Что с тобой? - Малет отвлекся от таурена и с опаской посмотрел на мага.
- Слишком много вокруг. Слишком неспокойно. И все это разом, - Эглат обхватил огромные ладони знахарки своими.
Малет серьезно обеспокоился. Проще всего было просто вырубить эльфа и заняться остальными самому, но перед вратами цитадели Адского Пламени это было смерти подобно.
- Ты можешь отобрать немного целительных сил жрицы и исцелить ее? - спросил орк. - Или передать ей чужие силы? Твои или мои.
- Да, конечно, - чуть слышно произнес эльф. Он достал из своей заветной коробочки несколько листьев и положил на язык, вернув футляр в карман. Затем снова взялся за ладони Рыжей и закрыл глаза. Эльф разом побледнел, словно орки скверны пустили всю его кровь, а затем медленно упал лицом прямо в грудь тролльки, на щеках которой явно проступил румянец.
Малет проводил смачное падение Эглата и его удачное приземление удивленным взглядом. Потом встал, и подошел поближе.
- Ну, хоть одна проблема решилась... - проворчал он. Впрочем, тролльке явно стало чуть лучше. Кажется, Эглат хорошо справился с заданием. Жрица наверняка оклемается с минуты на минуту, а если нет - самим поднимать ее должно быть намного легче.
Слегка улыбнувшись, орк вернулся к таурену. Пора было возвращать старика на этот свет.
"А наш эльф альтруист", - удивленно отметил про себя орк.

ID: 18577 | Автор: Pentala
Изменено: 13 мая 2016 — 16:55

Комментарии (2)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
11 мая 2016 — 20:26 Pentala

Дело старое, инферналы бракованные.
Все работоспособные были потрачены Бироном.

13 мая 2016 — 14:00 Pentala

Добавлено и расширено. Секретный 10-й уровень!