Mychar закрывается 1 мая 2021 года
Пожалуйста, сохраните необходимые вам публикации и изображения до истечения срока.

Побег из Разрушенных Залов Побег из Разрушенных Залов: Часть IV - Мужчины и женщины

Малет, сын Гарада
Коррак
Рыжая
Дин-ту Речная Грива
Ласка
Северайн Остролист

Пылающий легион
(Центральная башня Цитадели. Самый верх.)
- Вы, трое! На позицию! - приказала Алитесса бесам.
- А можно, а можно мы...
- Можно. - кивнула Сарколаш: - Только не сдохните все разом. Вас и так осталось трое.
Алитесса достала из-за пояса камень инфернала и бросила импу:
- Сожгите их всех. Как можно больше пламени и боли!
Бесы противно засмеялись, и скрывшись в астрал, спрыгнули с края башни на заклятии левитации, делая вид, что планируют на коротких крылышках.

Коррак
Сержант с натугой кашлянул. Похоже, что-то сломано. Когда он распрямлялся, вставая и не опуская винтовки, грудная клетка отозвалась острой болью.
- Гош?
- Ж-жив, командир, - громко пробормотал распластанный вояка, пошевелившись и притиснув дрожащую руку. Если затянуть с перевязкой, крови может спустить порядочно. Да и топор... - Лле-лекаря бы...
- Терпи, - отозвался Коррак, проскакивая мимо. Даже на бегу он продолжал держать фурию на мушке. - Будет тебе лекарь.
Некролит корчился, но, как казалось сержанту, больше для проформы. Не подыхают от таких ран. Если сам слизняк, это не повод остальных подставлять. Остается рубака...
Шанок озадаченно рассматривал лежащую. По всем прикидкам, она уже должна была отрубиться. Но вот ощущения, отозвавшиеся в сапоге, только что подсказывали ему, что он пнул толстый тероккарский пень. Причем не трухлявый пенек, а вполне себе свежий.
- Чего возишься? - окрикнул его сержант. Не дожидаясь ответа, обошел по кривой дуге ноги лежащей, не спеша соваться слишком близко. Ее лицо теперь было повернуто к нему. И что-то ему в этом лице до чертиков не нравилось. Так побежденные не смотрят.
Это было нечто иное, чем то бешенство, которое он заметил прежде. Взгляд был пустым... Нет, не пустым. Водяным, прозрачным. Так смотрят сквозь мутную пленку на окне хижины.
В глубине этого текучего взгляда разгорался огонек.

Ласка
Удар вышиб из легких остаток воздуха. Но ребра, кажется, не сломал. Ласка об этом не думала, она чувствовала. Ощущала, как медленно, капля за каплей возвращается подвижность парализованному телу.
Скрюченные пальцы едва заметно скребнули по каменной крошке. Веки дрогнули, сметая кровавую пленку. Она еще не могла вздохнуть, но зато уже могла двинуть глазами. Вот центральная башня Цитадели, тяжелой громадой нависающая над переходами. А вот... Зрачки расширились, фокусируя слабое дрожание горячего воздуха довольно высоко над переходом, на котором они находились.
Имп.
Демоны.
Волна обжигающей ярости захлестнула оттаивающее тело. Появившийся в поле зрения Стрелок вызвал глухое раздражение, как неожиданное препятствие на пути к заветной цели.

Коррак
"Гляди в оба."
Оборвав жест едва ли не раньше, чем Шанок успел его заметить, сержант сделал то, что делать не полагалось. Но что так и подмывало сделать. Обернулся, проследив взгляд бешеной.
Бес. И даже не один. Как будто им этой бестии было мало. Забавно. Промелькнувшая мысль почти носила оттенок уважения.
Прикрывавшее их заклинание он тоже знал. Стрельба была бесполезна... пока что. А вот возникшей передышкой стоило воспользоваться.
- Зораж, подъем!
- Сам бы попробовал словить топором в грудь... - злобно огрызнулся некролит, поднимая бренное тело с камня.
- Я и словил, пока ты тут... вприсядку... - сплюнул Коррак. - У нас гости, чтоб их. Займись Гошем. Видел трупы наших на северном мосту. Используешь. Шанок! - повернулся к рубаке. - Вытащи из парня железку. Может пригодиться.
Дланевец кивнул и рванул к раненому, набрасывая ремень щита на предплечье, чтобы освободить единственную "настоящую" руку. Некролит смерил командира испепеляющим взглядом - жаль, командир повернулся к нему спиной и не смог оценить столь горячее и трепетное чувство. Набычившись, балахонщик вытянул в одну руку в сторону валявшегося с торчащим из-под плеча топором бойца, а вторую - туда, где, по его мнению, располагался северный мост.
Сам Коррак осторожно продолжил обходить лежащую, держа ее на мушке - так, чтобы в случае чего с легкостью перенести огонь на новые рожи, рога и копыта.

Ласка
Пока Стрелок не исчез где-то за ее головой, Ласка даже не моргнула ни разу. Импы опустились еще ниже, мельтеша крылышками. Замеченный первым тащил в лапках что-то странное, вроде даже искрящееся. Правда, за маревом прикрывавшей их защиты это было тяжело разглядеть, да и еще с такого неудобного ракурса. Шевельнула пальцами прижатой к земле руки - тело практически вернуло подвижность. А с ним вернулись и инстинкты хищника, решившего подороже продать свою шкурку. Как замечательно, что она так и упала, скорченная, рукой почти не надо было двигать, чтобы дотянутся до голенища сапога. Пальцы дернули за колечко и через мгновение костяная рукоять кинжала привычно легла в руку. Оттолкнуться от земли, перекатиться в позу приготовившегося к старту бегуна, звякнув по камням лезвием кинжала, и рвануть к низко планирующим импам спущенной пружиной. Резкий, бьющий по нервам безумный вопль разорвал воздух.

Коррак
Топорик, раскачиваемый Шаноком, со скрипом вылез из прорубленного стыка металлических пластин. Тут уже в полную силу хлынула кровь, раненый слабеющей рукой прижал локоть к телу, пытаясь передавить разорванный бок. В него ударила тошнотного вида сиреневая струя, бьющая из раскрытой ладони некролита. А где-то внизу, на мосту, стал ссыхаться насквозь пробитый глефой патрульный. Глаза ввалились в череп, повреждённые мышцы скукожились, собираясь вокруг лезвия оружия, торчащего из грудины, с рук и ног потекла красная кожа, на глазах превращаясь в бесформенную вонючую жижу цвета содержимого выгребной ямы.
Сержант не следил за процессом, лишь отметил осколком сознания его начало. Из понимания того, что это необходимо, еще не следовало, что это приятно...
Бешеная настолько резво рванула с места, что он, вздрогнув, чуть не нашпиговал ее спину железом. Вовремя сообразил, что рванулась она мимо него.
- Луженая глотка, - пробормотал он еле слышно, поморщившись, когда уши разрезал дикий боевой вопль. Хорошо кричит, зараза. Громко.
То, что убегать она не собиралась, Коррак уже понял. Убегать стоило в другую сторону. Но чего она пыталась добиться, кидаясь на троицу с ножиком...
Медлил, проводив ее точеную фигурку дулом. После "увлекательной" поимки, от которой до сих пор болели ребра, убивать фурию не хотелось совершенно.
По крайней мере, убивать так быстро и неинтересно.

Импы, увидев кричащую орчиху, просто отменили поддерживающее их заклинание левитации и довольно юрко нырнули вниз, на площадку верхнего яруса, накинув на себя покрывало невидимости.

С южной стороны, словно из ниоткуда, обрушилась двойная стена огненного дождя, за малым, будто случайно, не задев никого. Из воздуха на мощном, нависающем над отрядом шипе, появились два импа, поддерживающие заклинание и удивлённо смотрящих друг на друга.
- Эй вы! - раздалось из пустоты: - На север уйдут! Загоняй в одну кучу!
Один из бесят сорвался с места и кинулся наискосок через площадку, чтобы перекрыть подъём на север. И тотчас появился имп с камнем:
- С Днём Рожденья! - почему-то крикнул он, и камень в его лапках пошел ослепительными ядовито-зелёными трещинами.
Небеса синхронно вспучились, как проклятая рана, готовые лопнуть, как гнойник, и извергнуть пылающий желто-зелёным огнём камень-голема...

Коррак
- Обязательно, - хмыкнул Коррак, молниеносно крутанув стволом. За свою карьеру он успел навидаться подобных камушков. Отдача толкнула в плечо, вызвав новый приступ режущей боли. Плевать.
Мощная винтовочная пуля, оборвав мелкой мохнатой твари ухо заодно с половиной черепа, смела его вниз с бортика рампы вместе с его камнем призыва. Мгновением позже сержанта посетила мысль, что где-то там находятся чертовы ордынцы. А, пускай. Прятаться _теперь_ уже попросту глупо.
Мерзкая зеленая комета протянулась косой чертой, оставляя дымный след, будто пыталась успеть за упавшим вниз бесом. Стрелок за ней уже не следил. Он по опыту знал, что конечное место призыва жестко привязано к местонахождению заклинателей... или их чернокнижных штучек.
Схватить ситуацию на поле боя было много важней. Гош еще тяжело поднимался, пытаясь нащупать выпавшее оружие. Некролит устало переводил дух, когда позади него стали падать волны огня, и чуть не подпрыгнул на месте. "Прикидывался," - в голове промелькнуло ощущение короткого удовлетворения собственными подозрениями. Промелькнуло - и пропало. Положение было, откровенно говоря, поганеньким. С тройкой чертят, которых его отряд, будучи здоровым, перемолол бы в фарш за считанные секунды, теперь мог сражаться лишь Шанок.
Хорошо хоть тот не растерялся. Когда он с разбега влетел в шип с сидевшим на верхушке бесом, поддев тяжелым плечом костяную громаду, сержант мысленно поежился. Таким ударом можно копытня с ног сбить, не то что мелкого засранца с шаткой фиговины.
Наблюдения, промелькнувшие за доли секунды, вернули ему смутное ощущение, что он что-то упустил из виду.
Что-то, что мгновение назад на всех парах мчалось к башне.

Ласка
Когда мелкие засранцы пропали из вида, Ласка оборвала крик, закончив его озверелым разочарованным рыком. Крутанулась на месте и как раз успела увидеть начало представления. Нужно отдать должное Стрелку - тот не только умудрился не потеряться в ситуации но и отправить одного из тройки в последний полет. Вместе с его подарком. Мысль о том, КУДА именно полетел подарок, в этот момент ее голову не посетила.
Зато ее посетила мысль, что несущийся едва ли не навстречу бес почему-то позабыл уйти в астрал. Бежит себе, весело размахивая лапками, бормочет что-то радостно. Рывок, окровавленные пальцы ловят его за эту самую лапку, которая тут же ломается будто сухая веточка. Перехватываем заверещавшего от неожиданности бесенка за вторую, поближе к плечикам и... На землю под аккомпанемент сыпящегося с неба инфернала шлепнулись внутренности в луже черной дымящейся крови, а через секунду голова и обе половинки незадачливого демона. Ласка снова перехватила в руку нож, который на время экзекуции зажала в зубах, и повернулась в сторону отряда орков, готовясь к любому повороту дела.

Костный шип под бесом зашатался от удара, и демонёнок, не удержав заклинание, покатился по гладкой выгнутой поверхности вниз, успев, однако включить левитацию и уйти в астрал до столкновения с первым кольцом крепления.
- Ой, Алитессе это не понравится... - сказал он, увидев внизу трупик подстреленного товарища, и поспешил спрятаться среди нагромождений шипастых конструкций, которыми была так богата Цитадель Адского Пламени.

Коррак
Полетел, гаденыш.
Коррак отточенно передернул затвор, и "Дрега" отозвалась, зло сплюнув пустую, еще дымящуюся железку. Их чувства всегда были едиными. В такие моменты - особенно. Их создавали для одной цели.
Он лично проследил за этим.
Шанок ударил топором, но не успел - лишь смахнул кусок кости. Для того, чтобы подлететь к борту, потребовалось лишь несколько шагов. Глаза торопливо осмотрели возможные места падения. Др-рянь. Нет, конечно, никакого второго тела. Первое было. Холодно отметил, что попадание не совсем точное - бить следовало в лоб. И еще была безмозглая и злобная груда пылающих каменюк, топающая в сторону ордынского отряда, мнущегося на переходе. Хоть немного их займет...
Оставался бес, к которому рванула орчиха. Он крутанулся, готовясь спустить курок.

Ласка
Ласка успела заметить, как последний имп ухнул со своего насеста. Стрелок тут же подскочил к краю, видимо, чтобы добить упавшего. Правильно. Оставлять выживших ни к чему.
На губах снова дрожит безумная кровожадная ухмылка.
Перебросить нож в левую руку, быстро податься вперед, оказавшись на расстоянии рывка как раз в тот момент, когда Стрелок начинает оборачиваться назад. Поймать взгляд. Дикий, звериный прыжок...

Тьма.

Коррак
Его глаза расширились. М-мать Гейя...
Она была быстрой, слишком. Он ожидал хотя бы секундной задержки. Секундной задержки ему бы хватило.
Едва остановил себя в последнее мгновенье, палец замер, вдавив на три четверти, до туго щелкающего тягучего предела, упругую скобу спуска. У стремительно падавшего на его штык тела были абсолютно стеклянные, безжизненные глаза.
Наверное, Коррак был плохим командиром. За своих должно быть больней, чем за себя. Но этот последний прыжок был направлен в него. И именно он оказался последней каплей.
Хрипло зарычал, хрустнув крошевом зубов. Закричал, не разжимая оскала, раздирая криком глотку, затем разомкнув зубы, распахнув пасть.
- Х-х-х-ха-а-а-а-а!!
Правая рука сработала всем плечом, шевельнулись, пришли в движение внутренние рычаги, разворачивая винтовку, левая чуть подалась назад, наливаясь злой, яростной силой.
Все произошло очень быстро. Дульный срез чуть в сторону, теряя прицел, "Дрега" подворачивает вдоль своей оси, выводя штык влево, чтобы не стать шампуром. Броневой щит на стволе бьет орку в грудь, поднимая, подбрасывая над стрелком, как на прыжковом шесте. Потом выскальзывает в сторону, позволяя обмякшему телу свободно падать на снайпера...
И оружие, став рычагом, продолжая разворот, с чудовищной силой врезается сбоку в корпус бешеной, тряпичной куклой безжалостно отшвыривая ее на камень.
Включилась голова. Он опустил, едва не выронил ружье, уперся руками в колени. Выдохнул - на камнях остались капли слюны и пузыри пены.
С возвращеньицем, Коррак.
Сплюнул. Для проформы мельком глянул в сторону последнего беса. Бес. Левая половинка беса. Правая половинка беса. Художественные кровавые брызги. Горка исходящей паром требухи.
Кор не считал себя любителем живодерских излишеств. Но вид оценил.
- Встать! - хрипло заорал он. Отряду нужен отдых - но не теперь. Сейчас их нужно ожечь плетью. Появись здесь еще демоны, им будет по барабанам, что их враг устал. Продолжил тише; знал, что решает здесь снова он. - Шанок, забирай эту тварь. Гош, подбери железки. Зораж, ближе; будешь нужен. Уходим быстро.
Одновременно зашевелились руки, винтовка мотнулась на ремне. Он знал, вверху сумки лежала веревка, в которой добрая половина нитей были металлическими. Появившийся конец был украшен здоровым железным клинком-наконечником. Нажатие в нужном месте - и наконечник щелчком раскрылся, превращаясь в цеплючую "кошку". Оборот, второй оборот - он считал в такт шагам к краю. Разматывающийся трос броском змеи рванулся вперед. Вцепился стальными зубами в гигантский костяной клык, оставшийся у инфернала за спиной, на полтора яруса ниже их собственного. Позади вырос тенью рубака с оркой на плече. Теперь картинка развернувшегося внизу спектакля была перед ними как на ладони.
- Зораж, поднимаешь трупы позади инфернала, - рыкнул сержант, обматывая второй конец троса вокруг одного из выступов на бортике и на полном автомате затягивая узел. - Если появится эта мелкая паскуда, "плеткой" угости. Гош, ты ловишь груз. Потом наш спец. Шанок, ты последний; не переруби трос. Я прикрываю.
Щелкнул ремень винтовки, складываясь пополам. Коррак нырнул в пустоту, перебрасывая его через натянутую "переправу". Уже проваливаясь навстречу ветру, не смог себе отказать, бросил Зоражу:
- Береги шкурку, жаровня близко.
И ухнул вниз.

ID: 18577 | Автор: Pentala
Изменено: 13 мая 2016 — 16:55

Комментарии (2)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
11 мая 2016 — 20:26 Pentala

Дело старое, инферналы бракованные.
Все работоспособные были потрачены Бироном.

13 мая 2016 — 14:00 Pentala

Добавлено и расширено. Секретный 10-й уровень!