Драконий Погост Поди туда, знаю - куда...

Чарис
Борода

Немного поясняющей тягомотины перед событиями "Дела Круга".

Борода:
Из-за двери донёсся деликатный стук. Друид поморщился. Он уже знал, кто так стучит, тем более что посещала его одна и та же персона.
- Что? - выдохнул он, стараясь, чтобы голос звучал ровно. Несмотря на слабость, в нём привычно шевельнулась злость в ответ на эту деликатность. Для обеда вроде бы ещё не время...
- Если не переменится ветер, сегодня после двенадцати склянок будем на месте, - сообщил голос первого помощника. А точнее, помощницы. - Вам стоит собраться.
Сколько друид ни искал, в её голосе не было даже тени иронии.
- Ясно, - зря он подумал об обеде. Живот снова скрутило судорогой, и он поспешно ткнулся зубами в край деревянного ведра. Выворачивать давно уже было нечем, но за прошедшие дни это движение он довёл до уровня рефлекса. Это придавало немного спокойствия.
Выйти наверх он попробовал только в первый день. Почему-то вид волн до горизонта должного эффекта не возымел. Но качающаяся палуба сделала своё дело, и за недолгое удовольствие нюхать солёный ветер друид расплатился тем, что оставшиеся дни пролежал влёжку, а его каюта приобрела характерный кисловатый амбре.
- Это всё заговор, - пробормотал он, облизывая губы. Он ненавидел всех и вся. - Злобный кенарийский заговор.
Самое поганое, в таком виде даже в сон не уйдёшь.

Чарис:
Чарис без особого энтузиазма пялилась на пенные барашки, расцвеченные лучами полуденного солнца. Еще ни одна командировка не была такой... бестолковой, что ли. Ни слова по существу, лишь "найди в Покое Звёзд друидку Мегиду, у нее получишь дальнейшие указания". И все это - быстро в темпе, корабль отправляется через полчаса. Нет, ей-то не впервой, весь скарб помещался в заплечном мешке и на поясе, а что не помещалось - то было и не надо. Вот и сейчас мешок болтался за спиной, пока эльфийка разглядывала неумолимо приближающийся обрывистый берег. Борейская тундра, говорят. Как же...

Борода:
И всё же, когда загрохотала якорная цепь, он испытал нечто вроде благодарности. Собирать особо было нечего, но он напоследок глянул в потемневшее зеркало. Оттуда на него исподлобья мутными глазами воззрился субъект с недельной щетиной вокруг бороды. Тряхнув мешками под глазами, субъект нашёл в себе силы криво усмехнуться отражению. Хоть в этом ощущения оказались обанчивы. Всё-таки за несколько дней невозможно вконец отощать, если перед этим больше года отъедался на кенарийских харчах. И краска на лице начала проступать, хоть мы пока по-прежнему на воде. Вот что зелень животворящая делает.
Сглотнув, друид забросил котомку за плечо и, последний раз окинув взглядом свою юдоль страданий, направился на палубу.

Чарис:
Эльфийка стояла у борта, ожидая, пока отдадут швартовы. Одной рукой оттягивала лямку заплечного мешка, второй нервно постукивала пальцами по рукояти внушительного кинжала в поясных ножнах. Его брат-близнец, больше похожий на короткий меч, прижался к другому бедру эльфийки. Добротная темная кожаная одежда, с карманами для метательных кинжалов из черненого металла там, где положено, и где не положено. Прохладный воздух покусывал кожу.
Вокруг сновала команда, отдавая последние распоряжения, редкие пассажиры уже собрались со своим скарбом на палубе и только и ждали, когда можно будет сойти на берег. Чарис лениво мазнула взглядом по их изможденным лицам и отвернулась, вглядываясь в берег.

Борода:
На палубе полегчало. Вид растительности на берегу вдохнул в него новые силы, и хотя дурнота по-прежнему бултыхалась внутри, ударяясь об стенки пустого желудка, свежий воздух он вдохнул с наслаждением.
Крепость была, конечно же, людской. На пирсе уже поскрипывали блоками портовые краны, над которыми вопили бестолковые чайки. Кто-то из обслуги затягивал канат на большой железной штуке на причале. Грохнул трап. Ему стало как-то не по себе, но вспомнив каюту, он поёжился и, пробежав глазами по спутникам, которых до этого не видел, шагнул к трапу. Любые неожиданности лучше, чем это.

Чарис:
Чарис на секунду замешкалась, пропустила вперед какую-то парочку, по зимнему закутанные в меха. Ей в ее одежке было тоже не жарко, но так закутываться... Бррр.
Эльфийка проскользнула на трап прямо перед носом у здоровяка с огромным топором за поясом. Резво сбежала вниз, огляделась вокруг, дернула проходящего мимо матроса, ограничилась лаконичным "Грифоны"? Матрос тоже был не из разговорчивых, махнул рукой в нужную сторону и отправился по своим делам.

Борода:
Друид замешкался, прикидывая, стоит ли спросить совета у моряков. Но, оглянувшись, обнаружил, что они уже вовсю заняты разгрузкой, а отрывать их ему мешала странная неловкость. На воде они держались не в пример уверенней него.
Воспользовавшись заминкой, прямо перед ним на берег юркнула какая-то ушастая в тёмной походной одежде. Друид только хмыкнул. У него самого на плечах была добротная кожаная куртка на меху. Холода он не боялся, но тепло любил. Правда, он был слегка не готов к тому, что в Нордсколе растёт что-то кроме сосулек.
А впрочем, Андрассил же вырос.
Накинуть капюшон он передумал сразу. А вот чтобы остановить солдата, пришлось с минуту поуговаривать себя, убеждая, что все военные одинаковы. Солдат, как назло, оказался не прочь поболтать и с увлечением рассказывал о местных достопримечательностях, пока не сообразил, что его собеседник ничегошеньки не понимает. Получив с помощью пассов руками нужные указания, эльф побрёл туда, где, если он правильно понял жестикуляцию латника, располагался мастер полётов. И мысленно поообещал себе с этого момента как можно меньше контактировать с людьми.

Чарис:
- Что значит "кончились"?! - возмущалась эльфийка на увещевания усталого мастера полетов, что у него нет сейчас свободного транспорта до Погоста. - А это что? - ткнула пальцем в группку отдыхающих грифонов.
- А это для военных нужд. У тебя военные нужды? - поинтересовался человек, прищурившись.
- Конечно!
- А докУменты где? - поинтересовался дотошный служака.
Эльфийка хотела было продемонстрировать значок, выданный в ставке, но вовремя сообразила, что люди в эльфийских значках, скорее всего, не разбираются. Полезла в заплечный мешок, у нее там где-то письмо сестренки завалялось с большой красивой печаткой, один черт этот чудак по эльфийски не читает.

Борода:
Услышал грифонов эльф ещё раньше, чем увидел. Неподалёку девчушка что-то упорно вталдычивала распорядителю. На её фигуре взгляд за что-то зацепился, и это были не ножи, которыми она была увешана от ушей до пяток. Путешественник задумчиво поскрёб подбородок, хмыкнул и застегнул обратно куртку, которую незадолго до этого расстегнул. То-то эта спина показалась ему знакомой.
Разговаривать с ней его не тянуло, да и имени тогда он так и не узнал. Так что когда знакомая фигурка полезла в сумку, он, не надеясь на слова (языка он всё равно толком не знал), протянул распорядителю свёрнутый пергамент, не выпуская из рук. Достаточно, чтобы было видно печать на сургуче.

Чарис:
Распорядитель печать Круга Кенария узнал сразу. Вопросительно поглядел на высоченного друида, потом на эльфийку, что была эльфу от силы по плечо:
- Эта с тобой?
Чарис застыла, пытаясь сообразить, что происходит, и не делая лишних движений. Вдруг подмазаться получится.

Борода:
Друид фразу не понял, но догадался, о чём речь. Старый вороняка из Сквернолесья, приятельствование с которым скрепил их общий интерес к креплёному луноягодному, перед поездкой таки проговорился, что ему придётся курировать кого-то из молодёжи, так что всегда можно будет сделать лицо дубом, если что.
- Слишком шустро бегает, - с деланным раздражением пробормотал он по-калдорайски. Сообразил, что человечек может его не знать, на всякий случай пару раз кивнул, сдвинул брови и покачал головой, глядя на неё.

Чарис:
- Спасибо, - на дарнасском поблагодарила эльфийка друида, кажется, так его и не опознав. И уже распорядителю пояснила на всеобщем:
- Мой напарник. Мы летим вдвоем.
Человек хмыкнул, направился к грифонам, заседлать и подготовить к перелету.
Чарис подняла взгляд на великана (даже по ее меркам, хотя большинство людей были ниже ее) и поинтересовалась на родном языке:
- Неужто тебе тоже в Драконий погост?
Более точно она маршрут свой не обозначила. Настолько ее благодарность не распространялась.

Борода:
- Неужто тебе тоже в Драконий погост? - пожал плечами друид. - Мне обещали напарника, так что делай вид, что это ты и есть. Кстати, что именно ты ему сказала?

Чарис:
- Что ты мой напарник. И мы летим вдвоем. А что надо было еще сказать? - пожала плечами эльфийка, затягивая котомку и забрасывая ее за плечо.

Борода:
Друид умолк. Зато у него вдруг дичайше зачесалась борода.
- На них же как на гиппогрифах, - вполголоса полувопросительно произнёс он, вроде бы и не обращаясь к ней.

Чарис:
- Угу, - кивнула эльфийка, которой пару раз доводилась видеть этих зверюг, и один раз даже недолго кататься. Она как-то странно разглядывала нечаянного попутчика, чуть склонив голову к правому плечу. Да нет, показалось, наверное.
- Готовы, - прервал её размышления распорядитель полётов. - Вон те двое. И садитесь аккуратнее, берегите зверей.
Обращался он почему-то к эльфийке.

Борода:
- Ты, теперь, что ли, командир? - поинтересовался друид на калдорайском.
Чарис:
- Спасибо, - сначала поблагодарила распорядителя Чарис, направилась к заседланным грифонам.
- Просто он смекнул, что ты на всеобщем ни в зуб ногой, - бросила через плечо спутнику, ловя повод ближайшего белокрылого животного.

Борода:
- В зуб... - друид потерялся, но потом махнул рукой. Набросил вторую ламку котомки, взгромоздился в седло. Ему достался грифон с рыжей грудью. Нажал коленями и легко потянул поводья. Могучая махина захлопала крыльями. Хм, вроде получается.
Ради разнообразия можно иногда полетать и верхом.

Чарис:
Когда Чарис препиралась со смотрителем, она говорила, что ей нужно в Покой Звёзд. Но на всякий случай ещё пару раз повторила это грифону. Они, конечно, не такие сообразительные, как гиппогрифы, но на маршрут должны быть натасканы. А на свои знания местности Чарис полагаться опасалась.
Забралась в седло, тряхнула поводом. Зверь тяжело захлопал крыльями и поднялся в воздух.
- Надеюсь, мы в темноте не блуданем, - пробурчала эльфийка себе под нос, приподнимая плечи и топорща воротник куртки. Зябко.

Борода:
Летели молча. На высоте, в морозном воздухе не особо поразговариваешь. Друид несколько раз лез в сумку, сверялся с картой. Когда они, по его расчётам, уже приближались к области, названной на карте Драконьим Погостом, он собирался было сообщить, но теперь уже незачем его сопровождать. Но передумал. Пожалуй, лучше будет держаться от этой ушастой подальше.

Чарис:
А ушастая, похоже, была противоположного мнения, поскольку её грифон упорно держался в хвосте друидского и никуда сворачивать не собирался. Эльфийка спрятала руки в подмышки, нахохлилась, замерзла и про себя честила на чем свет стоит начальство, которое забыло ей сказать, что тут будет ОЧЕНЬ холодно.

Борода:
Начало смеркаться, и эльф задёргался, боясь пропустить пункт назначения. Пару раз обернулся. Вот ведь настырная. Чего ей надо?
Помотал лохмами и как раз в этот момент увидел редкие и немногочисленные огоньки внизу. Долго гадать он смысла не видел - старые знания говорили, что в темноте стоит летать только проверенными маршрутами. И желательно - на проверенном звере.
Грифон сделал круг и пошёл на посадку.

Чарис:
Грифон эльфийки заложил крутой вираж, следуя за грифоном друида. И стал спускаться. Чарис, к тому моменту успевшая изрядно закоченеть, даже обрадовалась. Огни обещали костёр. А костёр - это тепло. То, что они с этим странным кенарийским посланником следуют одним маршрутом, её волновало меньше всего. Согреться и пожрать - вот что сейчас было в приоритете.

ID: 18490 | Автор: Charis
Изменено: 16 апреля 2016 — 13:02