Антиквариат из Ордил'Арана О законопослушности чародеек

Нериллин Белая Песня
Тесмена Блёклые Сумерки
Гильдия Северный Калимдор

…преимущественно, на словах.

Время было самое что ни есть ходовое — за стенами вовсю гудел оживлённый рой: продавали и покупали, примеряли и снимали мерки, заказывали, поставляли. Жизнь на террасе била ключом. Отворилась, наконец, и дверь так особенно и не набравшей популярности среди дарнасцев лавки Блёклых Сумерек. Перед чародейкой предстала слишком знакомая уже длинная часовая со слишком знакомой лукавой улыбкой на губах. Заходить, однако, не стала, так и стала столбом в дверях:
— Ишну-ала, Тесмена. Можно в дом лисицу завести? Я имею все основания опасаться, что та прыткая девчонка затискает её до смерти.

— Ишну-ала, —— эту гостью хозяйка лавки приветствовала весьма сдержанно, если не сказать сухо. Вопрос же о лисице эльфийку изрядно озадачил:
— Хм… Может, её лучше выпустить в сад?

— Да хоть куда, главное, чтобы там никто не мял ей бока.

— Там и некому, — отмахнулась Тесмена.
Даже вездесущие лягушки по осени давно из сада скрылись.
Один из древней подошёл к часовой и остановился — гостья мешала ему пройти и заняться животным.

Нериллин окликнула лисицу, синие уши которой тут же показались из-за её ноги, указала на древня:
— Пойдёшь рядом.
Пропустив слугу, часовая наконец вошла в лавку.
— Заходила я намедни к знакомой, что порядком на вашей террасе ведает, — вкрадчиво начала женщина. — Так, говорят, не пойми что на девушку напало… Бедняга, впрочем, легко отделалась: испугом, парой ссадин да потерянными украшениями. Наверняка девчонка спугнула какую-нибудь ледопардицу, да у страха глаза велики. Впрочем, всякое бывает — может, то был уже чей-то злой умысел, а не забредшая откуда-нибудь из храмового сада кошка. Повторения не хотелось бы, конечно, и без того дел невпроворот — поэтому, на всякий случай, не выходите поздно из дома без сопровождения — вы яркая, мало ли… Вы, кстати, ничего об этом случае не слышали? Мало ли, что говорят на Террасе и о чём молчат при страже.

— Слышала, что был, — кивнула Тесмена. — А кроме того… — эльфийка поморщилась, — делать мне больше нечего, как с болтушками местными сплетничать.

Нериллин кивнула и снова лукаво полуулыбнулась.
— И ещё совет, если позволите: захотите что-нибудь поколотить — принимайтесь за вазу, которая стоит на книжном шкафу в гостиной. Высоко, но для вас, полагаю, это не проблема. Совершенно, на мой взгляд, отвратительный образчик дораскольного искусства — но Инвару они, кажется, дороги как память. Во всяком случае, когда я расколотила её близнеца, старый пень был в бешенстве.

Вазы чародейка не припоминала. Впрочем, ей никогда не приходило в голову разглядывать в доме Инвара всякое барахло под потолком.
— Насколько я помню, мой выбор его тоже не разочаровал, — улыбнулась она в ответ.

— Его проняло, — покивала с усмешкой часовая. — Да так, что бухтит, не переставая. Не знаю, что уж там у вас произошло, но Инвар уже которую ночь ведет оживлённые перепалки с соседями и ругается на всё, что видит — прямо как в старые времена. Я, признаться, не люблю, когда этот пень приседает мне на уши со своим ворчанием по поводу и без. А тут гиппогрифа моего прихватило — пришлось слушать.

Эльфийка дёрнула плечиком:
— Ещё и себя обиженным, небось, считает.

— Разве что всеми женщинами или высокорожденными разом, — хохотнула Нериллин. — Потому что бухтит, в основном, на что-то абстрактное. Впрочем, если Инвар почувствует себя виноватым, вы уж помучьте его, этому сухому пню такие встряски на пользу.

Тесмена улыбнулась самым краешком губ: беседа становилась всё более любопытной.
— Если, если, — ответила она, тем не менее, сурово. — Если я ещё захочу его видеть.

— Извиняющийся Инвар, — со знанием дела хмыкнула часовая, — беда ещё похуже Инвара бубнящего. Доставать всеми возможными способами будет, пока не получит либо прощение, либо в лоб. Одно другому, впрочем, не мешает.

В лоб Инвару чародейке треснуть уже не хотелось — с тех самых пор, как слуга подобрал в траве пресловутые хризопразы, и опалы перестали быть ей противны. Не хотелось и прощать — этакую дурь-то. Поэтому Тесмена снова, нарочито равнодушно, пожала плечами.

Длинная эльфийка улыбнулась.
— Ну, это уже, конечно, дело ваше — что делать с Инваром. Только прошу, не угробьте деда ненароком. Это уже преступление, и карается оно по всей строгости.

Чародейка фыркнула: мол, за кого её принимает эта длинная часовая!
— Вас послушать, его скорее угробят соседи.

— Может, и они, — равнодушно пожала плечами Нериллин.

— Даже если Инвару когда-нибудь хватит ума снова показаться у меня на пороге, — продолжила Тесмена, — ни вам, ни вашей знакомой волноваться не о чем.
«Много чести» — охотно добавила бы она, но перед часовой сдержалась.

Не то чтобы Нериллин действительно сомневалась в намерениях Тесмены — но раз уж ей самой не раз и не два приходила в голову мысль открутить где-нибудь в укромном месте упрямую инварову голову от длинного инварова туловища… Удостовериться, хотя бы на словах, в законопослушности чародейки не мешало.
— Тогда, пожалуй, не стану вам больше надоедать, — кивнула женщина. — Как, говорите, пройти в сад?

Узкая хозяйкина ладонь указала вглубь лавки, на дальнюю дверь. Проход в живой изгороди на террасы часовая наверняка найдёт сама.

ID: 14761 | Автор: esmene
Изменено: 29 ноября 2013 — 15:14

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
29 ноября 2013 — 16:48 Леани
Только прошу, не угробьте деда ненароком.

Очень поддерживаю!

29 ноября 2013 — 17:16 esmene

Ну что такое! За кого, право слово, принимают в Дарнасе чародеек, за зверей диких?

29 ноября 2013 — 21:39 Леани

Мы на всякий случай. >.<
Мало ли что.

29 ноября 2013 — 22:20 Экзарх Фиасаар
О законопослушности чародеек

Звучит как название трактата какого-нибудь патриархального магистра о пагубных последствиях допуска женщин к обучению чародейскому ремеслу. ))