Снежная буря Многосторонние переговоры

Морея Кериасар
Рэвиалан "Пройдоха" Солнечный Блик
Ilweran Snowstorm

Плотные занавеси надёжно укрывали пристыженную эльфийку от взгляда Вечного Солнца. Большую часть дня, пока в распахнутые окна не забирался умиротворяющий ночной холод, она не вставала с постели и апатично созерцала расписной потолок. Со временем линии затейливого узора начинали свиваться, переплетаться ещё хлеще, складываться в гротескные фигуры — и тогда Морея просыпалась, но только для того, чтобы повернуться на бок и глядеть уже на другую роспись, на стенах.

Однажды её покой нарушил голод. Морея выбралась наружу — и рядом тут же оказался эльф, слишком хорошо осведомлённый о её беде. С тех пор она была предусмотрительней и позаботилась о том, чтобы пищу доставляли в номер. Впрочем, поданные блюда потом забирали едва тронутыми.

К эльфу же волшебница на другой день отправила посыльного. О позабытой накидке она вспомнила сразу же, как уличная прохлада защипала ей плечи, но сил вернуться не нашла. Курьер принёс только насмешливый совет: за накидкой гостье придётся прийти самой.

Разворошённый письменный стол, вытащенные и вывернутые на пол ящики подсказывали: потом она, кажется, решила, что полутораглазый брюнет, уходя, оставил в номере что-то, что могло влиять и на её разум. Глупость, конечно, — но подозрительной эта история всё же была. Слишком вовремя появился на глаза темноволосый торговец сомнительным товаром. Слишком охотно сулил ей большие деньги рыжий бармен из дешёвой таверны и слишком нелепо то угрожал, то сыпал обещаниями.

Просто уехать она всегда успеет, а разбираться с угрозами лучше всего на своём поле. Предложение будет принято, да и денег Морея возьмёт вволю — те, кто вложил ей в руки проклятые кристаллы сильно ей должны.

* * *

Через два дня после первой встречи Рэви и Мореи.

Помощник открыл дверь и впустил в кабинет гостью. Наряд госпожи магистра Кериасар сегодня был куда скромней и уместней, волосы собраны в строгий узел, а глаза и губы — неярко подкрашены, что случалось совсем уж редко.

Обстановка в кабинете, тускло освещённом одним лишь пламенем в камине, осталась прежней: тот же тяжёлый стол, два массивных кресла, столик между ними, часы, книжные полки. Разве что на столе прибавилось беспорядка, а соскользнувшие на пол исписанные листки так и оставались лежать ворохом.

Оба кресла были заняты. В одном из них развалился сам хозяин кабинета, сжимавший в руках бокал с тёмным вином. Огненно-рыжие пряди небрежно разбросаны по плечам, спадают на грудь меж отворотами расстёгнутой алой рубахи. Во втором, опираясь локтем о широкий резной подлокотник и прикрыв лицо ладонью, сидел брюнет. Его тёмная одежда для городских прогулок явно не предназначалась. Кожаная куртка, брошенная у кресла, приоткрывала уголок сумки и торчавших из-под неё кинжальных ножен. В другой руке эльф держал стакан, наполовину наполненный абсентом.

Нельзя было сказать, что гостья помешала дружеской беседе. Скорее, она прервала молчаливое размышление. О длительности же посиделок можно было судить по веренице пустых бутылок под столиком и витавшему в воздухе густому табачному дыму.

Оба эльфа, как по команде, подняли взгляд на дверь. Брюнет — всё так же прикрывая лицо ладонью и глядя сквозь пальцы. Рыжий — с удивлением на лице.
— Не знал, что вы осчастливите нас визитом в столь поздний час, — Пройдоха поднялся. На спинке его кресла висела накидка Мореи, аккуратно расправленная. — Проходите. Присаживайтесь? — он отошёл и сел на широкий подоконник кресла приятеля.
Зараза не шелохнулся. Только прикрыл глаза, словно ему вообще не было дела до гостьи.

Эльфийка поморщилась из-за дыма и взмахнула ладонью — отогнать от себя эту сизую хмарь.
— Я невовремя, — как и в прошлый раз, Морея замерла у двери и не торопилась войти.

— Всё зависит от точки зрения, — с улыбкой заметил Пройдоха и движением руки заставил большую часть сизой завесы втянуться в дымоход. Поставил на столик свой бокал и поднялся: взять с полки ещё один, для гостьи.
— Простите моего друга. Он сегодня немного не в себе, но я уверен, что это не помешает нашему разговору.
Зараза тихо хмыкнул. Значит, всё-таки слушал.

Тогда Морея осторожно села.
— Партнёров у меня достаточно, — гостья как ни в чём не бывало продолжила прерванный два дня назад разговор. — Но я выслушаю и вас.

— Я надеялся, что вы, имея время на размышление, сможете предложить что-то в ответ на моё предложение, — очень обтекаемо высказался Пройдоха, поставил перед гостьей бокал и наполнил его густым, тёмным портвейном.
Взял свой, снова уселся на широкий подлокотник и положил руку на спинку кресла.
Элверан позы не сменил, даже из стакана не отпил.

— Смогу, — кивнула женщина и пригубила вино. — Но не хочу зря тратить время и перечислять все диковины обоих миров. Что вас интересует? — тут она хмыкнула. — Титаны?

— Прибыль, — улыбнулся Пройдоха. — Окупаемость экспедиции плюс тридцать процентов минимум. Всё остальное будет вашим.

— Прибыль сейчас приносит юг, но я возвращаться туда не стану.

Рэви кивнул, пригубил вина, явно ожидая продолжения. Покосился на Заразу и добавил:
— Удалённость от цивилизации нас не беспокоит. Я бы даже сказал, что чем дальше — тем лучше.

— Север? Холод, лёд и вьюга. Под снегом ещё достаточно находок для всех. Но — дороже.

— Если прибыль покроет расходы, плюс нужные проценты — подходит, — Рэви понимающе кивнул, глянул сверху вниз на Элверана:
— Как раз остудишь свою буйную головушку.
Зараза невнятно буркнул в ответ. Кажется, что-то о том, кому и что следует остудить и сколько раз.
Пройдоха хмыкнул и отпил из бокала. Север его устраивал. Главное — подальше от Луносвета.

— Он тоже поедет? — удивилась Морея неожиданной компании. — Всё равно куда?
Эльфийка с любопытством, пусть и несколько скептически, разглядывала давешнего посыльного. Выглядел он так, будто был готов сорваться в путь хоть прямо сейчас.

— Да, — улыбнулся Пройдоха и по-хозяйски взъерошил волосы Заразы. Тот попытался уклониться, чем вызвал ещё одну улыбку приятеля, вздохнул и отпил из стакана.
— Будет вашим первым помощником. Ставка — двадцать процентов от прибыли.
— Пятнадцать, — перебил Элверан, убрал наконец руку от лица и поглядел на Морею.

Волшебница вздохнула. Вот только чужих любимчиков ей не хватало!
— Это место уже занято. Что до остальных — я не знаю, что вы можете, кроме как пить и бродить по городу, — она пристально смотрела на темноволосого в ответ.

— Да, он не рыцарь смерти, но для меня это скорее плюс, чем минус, — качнул головой Пройдоха. — Его участие в экспедиции — вопрос, который обсуждению не подлежит.
Зараза недобро прищурился в ответ на слова эльфийки о его способностях, но предусмотрительно лёгшая на его плечо рука приятеля удержала колкие слова, и эльф только молча отхлебнул абсента.

— Тогда его роль не буду обсуждать я, — Морея отвечала сухо. — Даже если окажется, что вашему другу можно вручить только щётку. Вы нас представите?

— Боюсь, если ему дать щётку, он станет смертельно опасен. — Рэви на мгновение сжал плечо Элверана и отпустил, снова опёрся о спинку кресла.
— Илверан Снежная Буря, — холодностью голос брюнета мог бы посостязаться с нордскольскими ветрами. — Или просто Зараза.

«Снежная Буря»? Забавно. Её имя Рэвиалан не назвал, значит, оно было известно.
— Тем лучше, — бесстрастно ответила Морея рыжему. — Края непростые. Или вы уже бывали там? — этот вопрос предназначался уже новому знакомому.

— Не бывал. Но наслышан.

— И что скажете? Чем Снежная Буря может быть полезен в пути?

— А разве не вы согласились, что моя роль не обсуждается? — Элверан стрельнул глазами и стало видно, что лишь левый подвижен, а правый всё время смотрит перед собой.
Поставил на край стола недопитый стакан, взял оттуда же трубку и стал её набивать.

— Она ещё не определена, но хватит об этом. Щётка так щётка, — язвила женщина, раздражённая неожиданным довеском. Перевела взгляд на Рэви:
— Проводник не понадобится, припасы возьмём на месте, людей — тоже. Собственно, мне от вас нужны только деньги.

Зараза молчал, но судя по напряжённо играющим скулам, давалось ему это с трудом. Набил трубку, выудил из кармана гоблинскую зажигалку и прикурил. Табачок был забористый.
— Не так быстро. Смета расходов, планируемое оборудование, персонал, маршрут, сроки, явки, ставки, — Рэви свесил ладонь со спинки кресла и тронул торчавшую из взъерошенной прически Заразы прядь. Кажется, рыжий не отдавал себе отчёта в том, что делает, а Элверан и вовсе этого не заметил. — Мне нужно будет связаться со своими поставщиками.
— На месте — это где? В Даларане? — тоже подал голос Зараза, раскурив трубку.
Рэви покосился на приятеля, но смолчал.

— Бухта Торговцев, может быть… Посмотрим… — начала было эльфийка, но спохватилась, улыбнулась: — Даларан? Вот было бы неплохо. Списки я лучше пришлю. Скажем, к завтрашнему вечеру.

— Прислать, — Рэви поморщился. — Лучше я пришлю своего человека. Или сам зайду. Да, наверное, сам.
Глянул вниз на Элверана, убрал руку и скребнул ногтями спинку кресла:
— Какие-то особые пожелания? Замечания? Возможно, будет что-то ещё, что я смогу сделать. Помимо денег?

— Было бы, но оно ведь не обсуждается, — Морея вернула на стол опустевший бокал, вино из которого в этот раз цедила неторопливо. Сняла со спинки кресла свою накидку — о Солнце, теперь она вся пропахла этим их куревом! — и добавила:
— Когда вас ждать?

— К завтрашнему вечеру, — Рэви сделал вид, что не заметил её колкости. — Нет смысла тянуть. Мне потом ещё пара дней понадобится на подготовку.
Зараза выждал, пока приятель умолкнет и спросил, криво улыбаясь:
— Куда именно поедем? Нордскол большой, и не везде — снега. А ошиваться, ожидая, в Даларане у меня желания нет.
Элверан удостоился второго косого взгляда Рэвиалана и кривой усмешки.

— Да? А ведь вам бы всё равно заплатили.
Как раз этот вариант, сбыть с глаз долой ненужного спутника, Морею бы прекрасно устроил.
— Снег будет, а остальное… Он, небось, вам завтра расскажет, — улыбнулась эльфийка, кивнув в сторону Рэви.

Пройдоха хмурился. Шутки шутками, но сбыть приятеля лишь затем, чтобы эта магичка или её неразлучный спутник с синими глазами сделали из него «нечаянный труп» — толку мало будет. Легче самому прибить.
— Пожалуй, мне стоит внести некоторую ясность, — заговорил Рэви несколько резко. — Это не прогулка по городу, и кое-кому следует более серьезно относится к тем, с кем волей или неволей ему придётся путешествовать, — ясный взгляд эльфа смотрел лишь на Морею. — Я заинтересован в успешном завершении этого мероприятия, поэтому я сделаю всё от меня зависящее, чтобы всё прошло гладко. И я надеюсь, что остальные участники этого мероприятия отнесутся к нему с такой же ответственностью, — Пройдоха выдержал паузу и подытожил: — Надеюсь, я ясно выразился?
Зараза пыхтел трубкой и молча смотрел на эльфийку, ожидая её реакции на эту речь.

— Запишите её себе, эту фразу про серьёзность, ответственность и ясность. И перечитайте. Вместе, — Морея нахмурилась. — О вашей Снежной Буре я не знаю ничего. Мне там зеваки не нужны. Но, как видите, я согласна — скажем, из любопытства.

Звякнула, опускаясь на столик, отделанная металлическими пластинками трубка. Слишком быстрое, едва уловимое движение, но, кажется, Рэви ожидал чего-то подобного. Вцепился ладонью в плечо дёрнувшегося из кресла приятеля, плеснуло от резкого движения вино на ковер.
— Вам пора, — поспешно сказал рыжий Морее. — Остальное обсудим завтра.
Зараза застыл, сжимая побелевшими пальцами резные подлокотники. Пройдоха надеялся, что эльфийка обойдётся без колкостей, коих уже было сказано достаточно.

Та вскинула в удивлении брови, но спорить не стала.
— До встречи.
Эльфийка сложила накидку поплотнее и пошла к двери.

Рэви встал с подлокотника, закрыть за посетительницей дверь. Не успел он прикрыть её и наполовину, как в дверной косяк рядом с головой вонзился кинжал. Из тех самых ножен, которые тихо-мирно лежали себе под курткой.

От громкого стука за спиной Морея сначала вздрогнула, потом криво улыбнулась:
— Мимо, — шепнула она и продолжила идти.
От синеглазого своего помощника эльфийка, видать, переняла не только манеру вести беседы, но и чувство юмора.

Ну чего ты бесишься? — философски заметил Пройдоха, с немалым усилием выдирая оружие из дубового косяка. — А?

— Сучка.

— Ты тоже не сахар, — хмыкнул Рэви, возвращаясь на свое место. Нож он положил на столик. — Но я надеюсь, что во время путешествия вы оба будете руководствоваться мозгами, а не эмоциями, и мне не придётся никого хоронить.

Зараза громко фыркнул, откинулся в кресле и кивнул на свой стакан:
— Долей.

Рыжий выполнил просьбу, закинул ногу на ногу и глянул на Элверана:
— Что будешь делать? Тебе не стоит шататься по городу.

— Если я вернусь в твой дом, я свихнусь и буду выть на луну. Я же рассказал тебе, что за чертовщина со мной случилась. Только я не успел рассказать, что я нашел там на следующий день, — Зараза полез в карман и бросил на столик блестящую безделицу: медальон в виде солнца на разорванной цепочке.

— Ты ж сказал, что это был приход, — растерянно возразил Рэви, подобрав украшение.

Зараза молча курил, попивая из стакана. Они оба знали, что от «прихода» вещи не остаются.

— Ладно, переночуешь у меня. Я попрошу Виару подготовить тебе постель. Только прошу, не отсвечивай в зале.

— Не собираюсь. Посижу тут, если ты не против.

Рэви заколебался: он еще планировал поработать.

— Я буду молчать и не отсвечивать, — добавил Элверан.

— Ладно. Сиди, — вздохнул рыжий, поставил бокал на столик, встал и потащил своё кресло вокруг стола, возвращаться к отложенным письмам. Медальон он прихватил с собой.

ID: 14673 | Автор: esmene
Изменено: 20 апреля 2014 — 18:50