Снежная буря Многосторонние переговоры

Морея Кериасар
Рэвиалан "Пройдоха" Солнечный Блик
Ilweran Snowstorm

Долгое путешествие на север начинается с долгого путешествия по луносветским улицам. Однажды вечером госпожу магистра ни в одно приличное заведение не пустили — собственно, и не зря.

В переулок свернула женщина в дорогом платье. Сложный крой, искусная отделка, непрактичное кружево рукавов, открытые плечи под отороченной мехом накидкой — в таком бы плясать на балу в роскошном особняке, а не бродить по улицам, но пышно разодетая эльфийка почему-то оказалась именно здесь. Ступала она неуверенно, пристально всматриваясь в ночь сквозь прищуренные веки, и заметно прихрамывала.

Ночь была полна ярких разноцветных огней и многоголосого шёпота; вездесущие следы чужих заклинаний отзывались и мурашками по коже, но самой Морее сегодня не удавалось даже простейшее колдовство. Не помогли ни пара засохших листиков кровопийки, ни разом опустевший мешочек с чародейскими самоцветами, ничего. Зато в дымке дурмана отыскались силы выйти из номера и где-нибудь наконец поесть.

Эльфийка толкнула неожиданно выплывшую перед ней дверь, ввалилась в шумный зал и побрела к первому попавшемуся на глаза свободному месту — у барной стойки:
— Покрепче что-нибудь. Для начала.
Реплика эта была обращена к бутылкам и склянкам на полках.

Перед гостьей вырос огненно-рыжий эльф. Оценив намётанным взглядом состояние клиентки, он заколебался на мгновение и отошёл за низким широким стаканом. Стал виден висевший между двумя высокими стеллажами портрет весьма неоднозначного содержания, вполне точно изображавший именно этого бармена.
— Самое крепкое, что нашлось в нашей дыре, — Рэви с улыбкой поставил на мраморную стойку ёмкость, наполненную прозрачной изумрудной жидкостью на два пальца. Назвал цену.

Гостья смотрела на стакан долго и задумчиво. Потом вздохнула укоризненно:
— Лёд? Сахар?

— Лёд снижает градус, — лучезарно улыбнулся Пройдоха. — Вы напиться хотите или чаи погонять?
Склонил голову к плечу, словно прицениваясь к эльфийке по новой. Выбившиеся из хвоста рыжие пряди скользнули по щеке.

— Есть я хочу, — фыркнула Морея.
Ошалелый её взгляд добрался-таки до бармена. Эльфийка разглядывала рыжего так, будто бы ей показывали одну из редких заморских тварей.

— Есть, — задумчиво протянул Рэви и покачал головой: — Мы не готовим для посетителей. Обычно. Но для вас, я думаю, найдётся перекусить. Что предпочитаете?

Гостья снова ответила не сразу. Поёрзала на стуле, всё так же, с прищуром, озираясь:
— Что угодно, только быстро, — таким был запоздавший заказ.
«Не готовят»? Куда её, собственно, занесло? «Трезубец»? Нет, сегодня там не нашлось свободных мест, как с огорчением сообщил лощёный юноша у входа. В «Грёзах» — закрытый приём, «Эстра» тоже по какой-то там причине закрывалась раньше обычного… Этот же зал был Морее совершенно не знаком.

— Как скажете, — косой взгляд на стакан. — Смешать коктейль, пока несут?
Подумал, и сам себя поправил:
— Правда, к жареному мясу я бы взял вино.
Рыжий вопросительно глянул на эльфийку: вдруг она любительница эля или медовухи?

Морея кивнула — и опять сосредоточилась на неизвестной обстановке. Поди теперь пойми, на какой из вопросов ответила-то.
Прямо перед носом, на стене напротив, вдруг нашёлся портрет. Если зрение волшебницу не подводило — того самого, стоявшего перед ней бармена.
Она скривила губы и пренебрежительно хмыкнула: ну до чего же неуместная оказалась картина!

Рэви забрал стакан и отошёл к другому концу стойки, поймал одну из девушек, обслуживавших посетителей в зале, и что-то недолго ей втолковывал. Рыжая прелестница кивнула и исчезла за дверью в подсобку.
Вернулся он уже с бокалом портвейна. О качестве его говорил и густо-коричневый цвет и узнаваемый аромат.
— Нравится? — спросил Пройдоха у посетительницы, безошибочно распознав эмоцию на её лице.
Донце бокала звякнуло о мраморную стойку.

— Глупость какая, — та для отзыва о портрете слов не подбирала.
Бокал эльфийка тоже приметила и с недоумением глянула сначала на бармена, потом на другую публику у стойки, вроде бы, заказов не сделавшей.
— Мне того же, — на всякий случай уточнила Морея, указав на вино.

— Это и есть вам, — Рэви ладонью придвинул бокал ближе. — Ранний завтрак будет готов минут через двадцать.

— Хорошо, — кивнула эльфийка.
Только на вино смотрела, меж тем, подозрительно, и пить не спешила.
— Как называется это место? — добрался, тем временем, до мореиного внимания и сей важный вопрос.

— Вы не знаете, куда попали? — улыбнулся Рэви. — Может, мне следует отпить из вашего бокала, чтобы вы уверились в его безопасности?
Насмешливая, наглая улыбка, кажется, прочно поселилась на лице рыжего пройдохи.

Рассеянная гостья переменилась в лице.
— Пей, — прошипела она и бокал отличного вина пропал ни за что: эльфийка швырнула его в нахальную физиономию. Морея резко встала, развернулась на каблуках — уйти — но пришлось сперва схватиться за какого-то подвернувшегося под руку эльфа, чтобы вернуть равновесие.

В ответ раздался заливистый хохот — выходка гостьи Пройдоху нисколько не разозлила:
— А ты мало изменилась, — фыркнул он, смахивая вино с лица. Сам бокал Рэви успел поймать, видимо, чудом. Сунул в рот мокрую прядь, хмыкнул.
— Должно быть, для полного сходства с портретом мне стоит развязать хвост, — тихо буркнул эльф себе под нос.
Ещё более нетрезвый эльф, за которого ухватилась Морея, начал заваливаться со своего стула.

Морея отпустила свою шаткую опору и с брезгливостью следила за тем, как эльф рухнул на пол, завозился, пытаясь встать, — и всё это с площадной бранью.
Уши её порозовели и подрагивали, да и пальцы дрожали тоже.
Волшебница обернулась, обожгла гневным взглядом рыжего, которого не узнавала, но отвечать ему не стала. Стиснула зубы и поспешила к выходу, пока зашумевшая публика у стойки, из тех, что потрезвее, не придумала подходящих к случаю едких шуточек.

Пройдоха тряхнул головой, поманил жестом помощника:
— Постой за меня. Могу вернуться не скоро. Тогда — сверхурочные. И с этим разберись, — ткнул пальцем в копошащееся под стойкой тело.
Эльф довольно заулыбался: сверхурочные у Рэви всегда были щедрыми.
Прикрыв тылы, рыжий рванул вслед за эльфийкой.

Вспыльчивая гостья нашлась довольно быстро, у соседнего дома. Шагала себе торопливо, не глядя по сторонам.

Чужой силуэт возник перед ней буквально из ниоткуда. Мокрая рыжая морда довольно ухмылялась:
— Мадам, за выпитое или испорченное в приличных заведениях принято платить.

— В приличных заведениях не принято грубить, — эльфийка всё ещё хмурилась, но куда больше от смущения за свою вспышку, чем от гнева.

— Разве грубостью можно назвать уважение к чужой предусмотрительности? — если в вопросе и была насмешка, то весьма тщательно скрытой.
Голос доносился сразу со всех сторон. Возможно, тому была виной узость переулка.

— Все вы смирные, когда речь заходит о деньгах, — Морея потянулась к кошельку.
Насмешку на его лице там, в баре, она прекрасно помнила.

— Что вам до чужой алчности? — эльф спокойно улыбался, сложив руки на груди. — Ведь есть пороки страшнее жажды наживы.

— Сколько? — сухо спросила женщина, отнюдь не желавшая отвлечённых философских бесед.

За названную сумму можно было снарядить две экспедиции в Нордскол.
— Пострадавшая гордость — бесценна, — добавил рыжий, по-прежнему спокойно.

— Не морочь мне голову, — фыркнула Морея, отсчитывая монетки по собственному разумению. Неловкость заставила бы её расстаться и с большей суммой, если бы не новые глупые шутки.
Она протянула деньги эльфу — и только сейчас присмотрелась к нему толком. Цветные пятна перед глазами успели побледнеть, потусторонний шёпот почти не тревожил слух, но кое-что этот побочный эффект заёмной магии ещё мог подсказать. Эльфийка убрала руку и обернулась, разыскивая настоящего рыжего наглеца.

— Морея, Морея, — покачал головой стоявший перед ней образ. — Неужели ты случайно попала к Пройдохе?

К Пройдохе? Волшебница, сперва немало удивлённая упрёком, усмехнулась: оказывается, её собственный разум был горазд и на куда более занятные шутки, чем этот рыжий эльф. Ведь что там говорил тот брюнет с повязкой на глазу? «Заходите к Пройдохе, помогут»? Ну вот она и зашла.

Рыжий склонил голову к плечу, глядя на замявшуюся эльфийку. Тень слева колыхнулась, словно кто-то дёрнул за край прозрачного покрывала.

Этого движения в хаосе прочих Морея не различила.
— Так и есть. Случайно.

— Жаль, — искренне разочаровался Рэви, — а я то думал, что поманили вновь таинства былых эпох.

— Сюда? — опять удивилась эльфийка. — А! Он говорил что-то о поездке.
Теперь она припомнила и другие слова посыльного. Нахмурилась, покачала головой и ответила угрюмо:
— Мне… Мне нужно уехать, — и тут же, без паузы, добавила с той же злостью: — И вина. И проклятого жареного мяса!

— Мой кабинет к вашим услугам, — улыбнулся фантом, приглашающим жестом указывая в сторону.
Если обойти здание и зайти с другой стороны, можно было сразу попасть в помещения за таверной, минуя общий зал.

Эльфийка кивнула и фантом повел её за собой. Рэви пошёл следом, заглушая звуки шагов и чуть сгущая тени. Мстительность женщин порой не знала границ. Лучше дать ей немного остыть.

ID: 14673 | Автор: esmene
Изменено: 20 апреля 2014 — 18:50