Лавка Блёклых Сумерек Небо Эльдре'Таласа

Тесмена Блёклые Сумерки

Анаре не спит. Давно уже, с первой загоревшейся звезды. На коленях — раскрытая тетрадь, в тонких пальцах — длинное перо. Так и сидит, склонив голову, не глядя по сторонам. Ветер, гуляющий по извилистым тропинкам ночного сада, осторожно перебирает длинные волосы и исписанные аккуратной вязью шершавые страницы.

Древень шуршал корнями по дорожке, аккуратно придерживая ветками расписной ящик — а в сущности, раскладной столик с принадлежностями для рисования. Пошуршал-пошуршал и замер, ведь хозяйка его тоже остановилась — и не сдержала вздоха досады, признав в сидевшей эльфийке знакомую. Этого только Тесмене в Дарнасе не хватало! Снова видеть те же лица, что до смерти успели надоесть за минувшие тысячелетия.

— Даже звёзд становится не слышно за вашим шуршанием… — тихо отозвалась Анаре. Без упрёка, без тени недовольства.
Дрогнуло перо в руке, упала с плеча белоснежная волна волос. Эльфийка подняла усталый взгляд, долго и изучающе рассматривая чародейку и древня.
— Мне знакомо твоё лицо, — наконец произнесла она. Тихо. Неизвестно, кому из них.

Чародейка нахмурилась и поджала губы в гримаске надменности:
— Их и в тишине никто не слышит, кроме тебя.

Анаре улыбнулась.
— Верно. Никто не слышит… Почему? Неужели не интересно?.. — вопрос улетел в пустоту, эльфийка даже не ждала на него ответа.

Губы Тесмены снова дрогнули в усмешке. Этот лепет безумицы о звёздах мог длиться часами, и высокорожденная уже было собралась окончить эту случайную беседу, как вспомнила, за что же причуды Анаре стоило потерпеть.
— Отчего же? — оживилась чародейка и даже присела рядом с собеседницей. — Я ужасно скучаю по небу Эльдре’Таласа, а ты?

Беседа

Тонкие пальцы Анаре пробежались по шершавым страницам толстенной тетради. Они были сплошь покрыты причудливыми надписями, узорами и рисунками. Рисунками, которые были так похожи на…
— Наше родное небо всегда со мной. Вот здесь… — она снова мягко улыбнулась, постучав ногтем по страничке, и дотронулась пальцем до виска. — И здесь.

— У меня в лавке есть витраж, — улыбнулась в ответ Тесмена, — тот же вид, как из окон моей старой мастерской. Вот только небо… Увы, не более чем фантазии о том, каким оно могло бы быть.

— Хочешь настоящее небо? Такое, как сейчас над Эльдре’Таласом?
Волшебница, давно уже снискавшая славу обезумевшей, задумчиво глядела наверх, где мерцали и пульсировали яркие огоньки.
— Я могу расставить их по своим местам… И тропинки их с течением времени не собьются. Одного я сделать не смогу — уговорить их не молчать… — грустно произнесла Анаре. — Тебя не расстроят молчаливые звёзды?

Именно этого Тесмена и хотела — но не могла добиться, потому что не знала, как. Среди всех тех занятий, которым чародейке довелось посвящать свое время, места для звёздных карт не было никогда.
— Я… Я буду рада и тому, что вижу их, — деликатно ответила она, сдержав новую улыбку.

Анаре кивнула. Отрешённо, всё так же глядя в ночное небо, да и будто бы уже забыв про собеседницу. Её глаза блуждали по одной ей ведомым звёздным тропинкам. Строго рассчитанным уже давно, подчиняющимся единой закономерности.
— Я смогу это сделать, — ещё раз тихо повторила она.

— Когда? — тут же уточнила нетерпеливая эльфийка. — Если нужно что-то из реагентов, скажи — скорее всего, у меня это есть.

— На следующий восход звёзд. Этой ночью я всё приготовлю, чтобы было совсем по-настоящему… Как дома. А реагенты… Диковинного не понадобится. Всё просто.

— Хорошо, — заулыбалась высокорожденная. — Как найти дом Тесмены-чародейки здесь любая лягушка знает, — тут эльфийка хмыкнула и на всякий случай добавила: — но если хочешь, я пришлю древня.

— Я найду, — с улыбкой отозвалась Анаре, поглядев на чародейкиного слугу. — Не стоит гонять его из-за такой ерунды.

* * *

Едва успели разгореться звёзды на темнеющем небе, у чародейкиного дома появилась гостья. Невысокая, хрупкая, только тронь — сломается. В руках толстенная книга со множеством торчащих закладок, на плече сумка, из которой только чудом не вываливаются стеклянные баночки. Чуть позади в воздухе размеренно покачивается волшебная лампа.

— И тихо так… А это что, лягушка? — сама с собой тихонько беседует Анаре.

Если бы не вчерашний уговор, Тесмене и в голову бы не пришло выбираться из постели в столь ранний час — но увы, порой приходится идти и на такие жертвы. Хмурая эльфийка едва успела спуститься в зал и взять в руки чашку с бодрящим чаем, как негромкое «ква» предупредило её о гостье.

— Да хранят тебя звёзды, — поприветствовала Анаре чародейку, рассеянно, чуть улыбнувшись. И нерешительно застыла, едва переступив порог.

Тесмена в ответ улыбнулась, кивнула и указала ладошкой на поднос с чаем. Второй чашки на столике не было, но, верно, слуги могли это мигом исправить.

— Вспомнила… Мы часто виделись дома. Верно, верно, — заметила эльфийка, поглядев на Тесмену, и снова улыбнулась, согласно кивая на предложение чая.

Набитая баночками и колбочками сумка примостилась на банкетке, как и книга, а сама Анаре присела на самый краешек.

На лице эльфийки промелькнуло удивление, тут же скрытое за маской вежливой сдержанности. Расторопный древень, действительно, подал Анаре чай, а вот хозяйка, отдав невеликую дань законам гостеприимства, к дальнейшим светским беседам расположена не была — так и прихлёбывала, сонная, из своей чашки.

— В какую сторону у тебя окна выходили? — спустя некоторое время поинтересовалась волшебница-звездочёт. Лицо её было безмятежно, и затянувшееся молчание, кажется, отнюдь не смущало.

Та на мгновение замялась, тут же улыбнулась безмятежно и поднялась с кушетки:
— Я лучше покажу.

Беседа

Тесмена провела гостью вниз, но не в мастерскую, а, как оказалось, в купальню. Первым делом в комнате в глаза бросался витраж — огромный, во всю длинную стену: небо над спрятавшейся в зелени беседкой и вправду было усыпано звёздами, но говорил ли хоть что-то этот рисунок опытному взгляду?

— Оооо… — неопределённо протянула Анаре, разглядывая витраж. Сложно сказать, что именно хотела или не хотела выразить этим эльфийка — восхищение от задумки и масштабности или же сожаление к несчастным звёздам, висящим явно не на своём месте. — Что ж… кажется, я поняла.

Следом за эльфийками в купальню протолкнулся и древень с вещами гостьи. Слуга вопросительно взглянул на Анаре, не решаясь разместить их по собственному усмотрению.

— Ооо! — снова выдала она. Улыбнувшись древню, эльфийка взяла у него свои вещи, мимолётно погладив кончиками тонких пальцев по коре. — Он совершенно очарователен…

Впрочем, внимание её снова привлёк витраж, а точнее — разбросанные по нему звёзды. Не отрываясь от созерцания ночного неба, Анаре открывала одну за другой стеклянные баночки.
— Хочешь, чтобы они перемещались с течением времени?

— Конечно.
Рассеянная гостья, похоже, совершенно забыла, о чём они с ней договаривались, поэтому чародейка на всякий случай повторила:
— Хочу чтобы это небо всегда было как в Эльдре’Таласе.

Анаре молча протянула ей звёздную карту, а сама принялась колдовать над витражом, перемещая пальцами небесные огоньки, что-то тихонько наговаривая или даже напевая. В ход пошли и баночки — в них оказалась волшебная пыль разных цветов, структуры и, наверное, даже запаха, судя по тому, что Анаре частенько к ним принюхивалась.

Роль подставки для бумаг Тесмене была не интересна, поэтому карту взял подоспевший древень, а эльфийка отошла в сторонку, устроилась на подушках и принялась молча наблюдать за тем, как колдует её безумная коллега.

Прошло некоторое время, прежде чем Анаре отошла от витража и ненадолго застыла, прикрыв глаза.
— Нет, всё-таки молчат… Но теперь они молчат на своих местах…

— Спасибо, — тут же отозвалась Тесмена.— Теперь в Дарнасе стало гораздо уютнее.
О какой-либо услуге взамен гостья спросить так и не догадалась, а напоминать ей и не стоило. В конце концов, раз она так ценит звёзды, значит, будет рада и самой возможности показать свою к ним любовь.

ID: 13930 | Автор: esmene
Изменено: 16 августа 2013 — 9:34