Сказки юга Переход: за ветром (3)

Джантала
Вагабундо

- Правильно ли я понял? - вопрошал усталый Мизар, откинувшись к старой мраморной стене и с известной непосредственностью выуживая ножиком содержимое дворфской армейской банки с консервированным мясом, - Наша подруга обижается на Тряску, хорошую в общем бабу, и грохает её, неведомая херь лезет ей в голову и отгребает... и теперь эта шикарная тушка лежит тут, и тому народу офигенно интересно, в чем суть…

"Тот народ" поглядывал. Конечно, в последние часы Мизару было легко найти общий язык с оставшимся за старшего армейским орком, но что это были за часы... как все метались. Как сбивали рабов в четверки, крепя ошейники на шеи вожатых. И как искали убежище у высохшего бассейна старой базилики. Ай..
Тот народ должен был задуматься.

ДМ:
Тот народ задумывался. Рабы остались без хозяина, и даже будь у Тряски что-то вроде семьи, завещания в Пустошах не вошли в оборот. Поделить имущество между охраной - это был вариант, но ни поровну, ни по-честному не получалось, а бить морды никто не решался, потому что лучшие невольники -  которые кор'кронцы-неудачники - заметно воспряли после гибели караванщицы. В скованных четверках обменивались взглядами, и это были те еще взгляды.
- Не-ет, - возражала Мизару троллька. - Это все сделал подземный гад. Хаж не такая дура, чтобы убить проводника. Кто теперь приведет ее в горы? Может, ты?

Мизар:
- Я? В горы? - на всякий случай уточнял эльф, не особо стесняясь набитого рта. - К придуркам, подход к которым знала покойная барышня... нет, я сейчас полезу на*уй из кожи, чтобы мы дошли до зеленой развилки не угнобили друг друга в процессе, не нарвались на демонического червя, не навели на себя нашу безголовую красавицу... что угодно.

Джантала:
- Какого демонического червя? - занервничала Джантала. - Айе, не хочу. Хаж, да просыпайся ты! Скажи, что нам теперь делать.
Троллька заколотила кулаком по нагруднику: есть кто дома?

Мизар:
- Большого, - показал козу хозяин сонной совы. - И это хорошо, потому как малый это хрень вроде той, с арены. Мне отчего-то кажется, что дальше развилки народ всё равно не пойдет. Объясним барышне, когда отмокнет.

ДМ:
Дома никого не было.

Зебулак:
- Там найдется, кому продать товар? - запыленный Зебулак уселся возле стены, надул щеки и протяжно выпустил воздух. - У меня плохие предчувствия насчет... угнобления.

Мизар:
- Ну, если нам попадется самый разумный в мире друид...
По Мизаровой физиономии было видно, что мир, пусть даже и чистая его часть, проблемы с самыми разумными друидами не расхлебал. Может быть, потому тон у эльфа как-то резко понизился, а сам проводник сделался на вид как своя же сонная сова: будто вовсе не глядел на кучкующихся в стороне орков.
- Если те, которые с звенелками, решат, что в мире хватит свободы для них, это ничего. Если кто-то из ... тех... решит, что пора начинать грабить на дороге или примерить мантию местных парней, это будет пи*дец.

ДМ:
Зебулак подвигал челюстью и тоже сбавил голос.
- Что тут, к слову, за местные? Я тролль темный... то бишь зеленый, но все равно издалека. По намекам понял, что здесь плохо с разумными.
- Мизар договорится, - влезла в разговор Джантала. - Мизар знаешь, чей друг?
- Кто ж не слышал.

Вагабундо:
- Konbyen tan pral tanpet la? - спросил молчавший до этого момента бокор.

Джантала:
- Бокор спрашивает, - перевела Мизару троллька, - как долго продлится буря.

Мизар:
- Ну, если это не игрушечная буря каких-нибудь колдунов-затейников... завтра снимемся. Слушай, твой бокор вроде знает всеобщий..

Джантала:
- Просто ты эльфас, - снисходительно пояснила Джантала. - Бокор не говорит с эльфасами. Я - другое дело. Слушай, Мизар... Тот ошейник, который ты надел на раба. Что из-за него может случиться? Вдруг безголовый теперь будет везде за тобой ходить.

Мизар:
- Камень выгорит. У наших кстати тоже, так что ласковее... ай, я так понимаю, идей насчет тех парней у великого бокора нет?

Вагабундо:
- Mwen pa pran swen sou bagay sa yo, elfas. pawòl fas mwen an ak lespri, - фыркнул бокор и достал свою длинную трубку из сумки. -  Men, pawòl an mande pou, fe yon bagay. Mete youn nan yo an chaj, li ede?

Он раскурил трубку, судя по запаху там был обычный табак, и снял маску, отряхивая лоб от песка.

ДМ:
Джантала перевела и это -  к удовольствию Зебулака, которого межрасовый барьер как будто забавлял.
- Меня больше заботит, - сказал аманиец, - что будет, когда очнется наше копытное. От нее захотят ответов. Ответов не будет - будет изрядная каша, и я бы к этому времени хотел оказаться подальше. Кстати, Мизар. А не свалить ли нам маленькой теплой компанией?

Мизар:
- А? Да, план мне уже нравится.. сейчас я возненавижу тех зеленых мужиков и... - мимолетно двинул плечами эльф. Тушенка явно занимала его больше. - Так куда мы валим?

Вагабундо:
Бокор сидел, насупившись, сгорбившись, он курил свою трубку, выпуская клубы серого дыма. Выглядел он понурым, но с искрой в глазах.

- Zebulak, ou panse ke nou pral jwenn youn nan mon yo? - Лицо Отоу выражало серьезное сомнение.

Зебулак:
Зебулак только пожал плечами. Сомнения на морде хватало и у него.
- Ну, я бы добрался до той караванной развилки, а там подождал попутного... при условии, что злые зеленые мужики не рыпнутся следом, обижать нас за то, что мы их тут бросили. И как быть с этой грудой железа?

Мизар:
- Ну, при всём уважении к знакомым ятама Удоя, если вы не в курсе... после той хрени я бы прирезал её. Никому не будет лучше, если у дамы взорвется голова и полезут щупальца. Шипастые щупальца, ай?

Джантала:
- Фу, - подтвердила Джантала. - Хуже демонического червя. Но я думаю, лоа Света сумеет ее защитить.

Вагабундо:
- Li te manbo limye, li se deja kanpe egakteman, - заверил бокор Мизара важным тоном. Бокор протянул Зебулаку трубку. - Se konsa, sa ou menm ki pral fe ak orkish?

Зебулак:
- Друг Вагабундо, кончал бы ты важничать, - скривился Зебулак, принимая трубку. - Этот эльфас, хоть бесклыкий и при сове, может вывести нас отсюда. Он и больше никто. Я не думаю, что у тебя выпадет шерсть, если ты заговоришь с ним.

Вагабундо:
- Нвах... - поморщился бокор и, сощурившись, поглядел на Мизара. - Manje loa. - Отоу слегка откинулся назад, словно приглядываясь к Мизару, вернулся на место и, подперев подбородок рукой, заговорил на всеобщем, который, как оказалось, он знал на достаточно приемлемом уровне. - Что с оркишами-то решим?

Мизар:
- Добро, блин, пожаловать, - тяжко вздохнул проводник с тем, чтобы окончательно и бесповоротно добить тушенку и откинуться к стене, натягивая на подбородок платок. Ночью холодало. - Вот он наш шикарный план. Вон тело: когда оно проснется, нужно, чтобы оно кретински молчало или говорило правильные вещи. Вон здоровый зеленый мужик - с ним я пил - его я буду уговаривать сделать умные вещи. Аай?

Вагабундо:
- С мамбо Света я разберусь, - заверил бокор, забирая трубку у Зебулака. Он вытряхнул пепел в еще дымящийся, но уже потухший костер, и что-то шепнул вдогонку.

Джантала:
- О, - вскинула бровь Джантала. - Сделаю так, как советовал мудрый ятам Удой.

И ведь сделала: раздербанила кор'кронский паек, нашла кусок солонины получше, шлепнула на сухарь, напластала сверху чеснока и потащила все это добро к большому зеленому - угощать.

Вагабундо:
- Айе, стой, - окликнул он тролльку. - Может вместе пойдете?

Джантала:
Джантала не возражала:
- Пошли, эльфас. Будем уговаривать вместе.

ДМ:
Тот тоже не возражал и они пошли - ай, воистину, чего в пустоши не сделают знакомство и жратва? Слушай, Барсага, Джантала девочка хорошая, она в эту штуку стреляла, и оба мы там порядочно лоханулись, говорил Мизар. Слушай, Мизар, только той козлоногой дуры и не хватало, а без мамани мы соляную пустыню не того... что, в друиды, что ли, сдаваться?

- Ну, не знаю что там с друидами, но местные под культами подстилка. Голытьбу в руины нагнали, - вещал уже Мизар. Мизар себя и Барсагу считал несколько выше голытьбы.

Вагабундо:
- Зебулак, друг, оставишь меня с рогатой с глазу на глаз? - Отоу натянул на лицо маску и посерьезнел. Еще больше.

Зебулак:
Зебулак отошел, но с превеликой неохотой: бокор мог быть уверен, что слуга Хезераш слышал, о чем перекрикивались через бурю.

Джантала:
- Нам бы в горы, - вздыхала тем временем Джантала, хорошая девочка. - Кто в той пустыне живет?

Вагабундо:
- Это во благо, - бросил бокор вдогонку.

ДМ:
В пустыне жили Маграм, но они были меньшим из зол - соляная пустыня не была подарком сама по себе, и если друг Мизар еще ходил там пару раз (ай, где он не ходил?), Барсага желаньем не горел. Барсага оказался в тупике, потому как жизни за кенарийской заставой не было, да и ребята уже не слушались. Ай.

Джантала:
- А чего им надо, ребятам? - косилась троллька. - Рабы ничего не стоят, если нет покупателя. Не к голытьбе же их.

ДМ:
- Ленточки, девочка. - Выходило, что отсутствие покупателей было совершенной бедой. Зато были ошейники. Ухарга уже предлагал пройти вдоль дороги на запад, взяв во власть сильных рабов и поднажившись на разбегающихся с Куралы караванов особо нищего народа. Кутлуг предлагал продать рабов местным. Чем бы они ни были.

Джантала:
- Значит, грабить караваны... - Джантала задумалась. Получалось, что если Ухарга с парнями сядет у этой дороги, ждать на Развилке попутчиков придется долго. Может, очень долго.
- Плохо. Если пойдет слух, что люди в ятамовых ошейниках обижают торговцев, культы рассердятся. Найдут, кто виноват. Лучше отдать негодных рабов местным, а тех, которые бойцы, довести до гор. Айе... может, проводник найдется и среди рабов? Обещать волю - разобьется о соляные курганы, но приведет.

ДМ:
- Ну или художественно соврет, - широко прокомментировал Мизар. - Замечательные способности случаются у народа, который по пустыне не проходил. Так что там Кутлуг?

Сыскали Кутлуга, но выяснилось, что Кутлуг парень злой. С Мизаром не пил, с Джанталой не ел, а кроме того, был с гноистыми красноватыми глазами. Верный знак того, кто подсел на зеленое колдунство. Очень Кутлуг хотел двух зайцев убить за раз и с сектантами подружиться... теми, которые в час по небесному метеору.

Джантала:
- А ты спросишь, Мизар, о том, что видел на солончаках, - у тролльки был готов ответ. - Спросишь и узнаем, не врет ли.

Когда нашелся красноглазый Кутлуг, Джантала простодушно спросила: отчего было не подружиться с ятамами? Эти, с метеорами, живут в пустыне и, наверно, не кушают жирный суп.

ДМ:
- Ну, за твои монеты всё что угодно... - отмахивался Мизар, но вот с Кутлугом пошла сплошная беда. Кутлуг был знаком с ятамами, но ятамы больше любили вкусно покушать, чем хорошие, годные, зеленые камни.
Судя по целой морде, в Пылающий Клинок Кутлуга не взяли.

Джантала:
Джантала не спорила. Раз уж Кутлуга тянет к зеленому пламени, думала она, лучше пустить, чем ждать ножа под лопатку.
- Ты только спроси о солончаках, Мизар. Монета-другая найдется. А хочешь, стрел тебе дам. Смотри, какие хорошие.
Ну очень тролльке хотелось в горы: зря, что ли, спросила с Удоя ошейник?

ДМ:
Ай, всё же Тряска была жадной женщиной - это были совсем дурные рабы.

Джантала:
Ну и пусть их берет Кутлуг, надулась Джантала. Никудышные люди.
- Значит, Мизар, идем с тобой до Развилки, там ждем каравана, - вздохнула троллька. - Слушай, раз ты везде бывал... Ты слышал о раковине, которая шепчет тайны? Я б загадала своего орка.

Мизар:
- Раковине? - по обычаю уточнил Мизар. - В смысле, о ракушечниках? Что ж ты пропустила их на ярмарке?

Джантала:
- Зул меня загонял, - понурилась охотница. - Беги туда, беги сюда, то купи, это продай, а то вообще стой и переводи с зандали. Так и не успела. Где их теперь искать?

Мизар:
- Их везде, как собак нерезанных... на двор зайди и ищи.

Джантала:
- А в горах есть? - с надеждой спросила Джантала. - Это когда еще попаду на двор... если ты про ятамский.

Мизар:
- Ну, если там живет народ...

Джантала:
Народ, видимо, жил: троллька повеселела и подарила Мизару нить пестрых каури с западного побережья - вплетать в волосы. Потом заоглядывалась на угол с дренейкой и Вагабундо.

ID: 16364 | Автор: В основном безвредная Хозанко
Изменено: 31 июля 2014 — 14:37