Унесённые ветром Jolly cooperation! (14)

Гильдия Южный Калимдор
Джантала
Ишрумми
Джизера

Было прохладно, но душно, и мамбо не знала цветных стен этой комнаты, низкого ложа, вишневых покрывал и терпкого аптечного аромату. Резные решеточки окон бросали на лицо тысячу точек белого - не рыжего - света. Далекое снаружи - приглушенный гомон.
Дурнее, чем когда-либо (могла заключить Джизера): во рту было так сухо, что сошло бы приличной мумии, в голове слишком жарко, а всем телом слабее некуда, но через всё это прорезалось что-то еще. Нечто известное, да не ко времени. Свобода от одиночества, что приходит изнутри, когда тебя седлают - Легба приходит первым, но от него не осталось ничего, кроме дурного молчания и едва ощутимой сущности. Может, он недоволен телом, слишком слабым, чтобы плясать.
И что-то идет следом..

Джизера:
Частота, с какой на голову сыпались неприятности, заставила Джизеру всерьез задуматься о том, что ее кто-то сглазил - да, видно, настоящий мастер был. Мысль была, помимо того, что серьезная, еще и ленивая: перекатывалась себе от одного уха к другому. Вползла и новая: о том, что же из всего, что она видела, следует забыть.
- Гхр, - сипнула мамбо, пытаясь привлечь хоть чье-нибудь внимание: голова была слишком еще тяжела - не осмотреться.

ДМ:
Внутреннее настигло раньше:
- Знай меня.
Джизеру было сложно обвинить в незнании; глубокий и торжественный глас, тень между мыслей. Лоа Бвонсамди, её хозяин, шел со слугой своей, и нахлынувшие было чувства тела оставили мамбо. Комната плыла мимо неё - болталась, как в глазах пьяницы. Должно быть, само тело сейчас вставало на ложе супротив всех сил, неестественно выгнувшись и мотая головою. В глаза била диковинная плитка полу: белое, и бурое, и белое..
- Он идет с тобой, этот повелитель кладбищ, - говорил иной голос, - я говорил, белкам нету проку от даров, и как всё обернулось? Познай его.. это всё, что ты тебе осталось...

Джизера:
Мамбо только судорожно и хрипнула: не от страха - от удивления.

ДМ:
- Он идет, гневный, - очень житейски осведомили Джизеру под очередной несущийся мимо плиточный круг. Что ж, это была позиция, достойная беспристрастного наблюдателя.
- Знай, - голос Лоа был гулок, и для Джизеры в Джизере места не хватало, - что тебе было дано два знака злой удачи, и ничто не было взято от них.
Слова были лишь подспорьем: Лоа было довольно присутствия, образа, и, быть может, он просто не ведал слов, что творил. Звук и мысль сливались внутри мамбо, и она вспоминала, как ушла под стены Оргриммара, чтобы попасть в злые руки. Чувствовала запахи того дня. Она знала, как последовала за дознавателем Имиком, и слышала, как щелкает эльфкин арбалет...
- Здесь нет различия...
Атал: молодые неразумные хищники шли на подвиг ради своего Лоа, их самоотверженность была похвальна, и их счет шел на десятки. Они умирали и вставали, волнами весенней травы. Сотня глаз смотрела на подол Джизеры, желая занять её место: она знала, что это было истиной.

Джизера:
- Знаю, - думала Джизера. Щелчок тетивы отдавался в ушах эхом, дразнился, перекатывался, как дальнее эхо. На атал мамбо смотрела пустыми глазами. Их время уже прошло, но она знала: Бвонсамди стоит только захотеть, и...
Нет уж.
- Время мое не пришло, - попыталась дернуться троллька.

ДМ:
Это было истинно.
- Знай: столь велика была твоя служба, что третий знак был дан тебе моей присной волей...
И все знали, к какому концу это пришло... плитка и занавешенная плотной тканью с ободранными подвесками дверь вставали на фоном для небесного пламени и дыма черного, дерущего горло и глаза - взглядом. Это был жар чужой злобы: разве она не начала вести себя так, как было должно атал её ранга? Разве не обрела мудрость того, что иной раз интерес племени был угоден Лоа больше, чем пара справленных ритуалов...
И все знали, к какому концу это пришло. Её грех взял над ней власть, как брал всякий раз. Много ли смысла осталось в мамбо Джизере?

Джизера:
- Надо мной твоя воля, хозяин, - склонила голову мамбо и тут же тряхнула ей, - да когда ж это преданный всегда верно трактовал знаки? Исполнения воли, - тут Джизере думать стало тяжело, - требуют не знаками.

И мамбо подумалось еще, что, верно, и впрямь в голове у ней в последнее время неладно: вон чего удумала - поучать своего лоа.

ДМ:
В голове стоял гул и, может, потому бесноватая Джизера не знала, как оно со стороны выглядит, её киванье: тело продолжало само собою трясти и  шатать по комнате, когда дверь-занавесь раскрылась и повалили гоблины с этакими лицами. Двое и знакомец Гвоздь, дохлый и растрепанный донельзя, с кружищами под глазами и встопорщенной бороденкой.
Слов у них для восставшего, закатившего глаза трупу не подбиралось, а у мамбо для них - мыслей.

В голове у мамбо дул ветер - десять лет бедствий собрали для него силу, и старые черные древа с острыми листьями и скрюченными ветвями ломались со скрипом. Не играло роли, как они взрасли: это был образ действий. Он не подходил.
И это было время. Неизбежность определенных событий. Излом времени.
"Это правда, атал - твоё время не пришло"
В лесу стоял треск.
"Ты пыталась, атал. Он шел с тобой, этот хранитель ключей, когда ты попыталась действовать, думая о будущем благе, и мы узрели, как всё окончилось... это дает тебе право продолжиться."
Иные деревья просто теряли ветви.

Джизера:
- Каково твое желание? - спросила мамбо. Так было десятки раз: она спрашивала, и получала цель: мертвые там, мертвые здесь, барабаны для Хозяина кладбища, щедрые жертвы... Ждала ответа и в этот раз.

ДМ:
Это было как споткнуться на змейском городском порожке, биче ног - миг, заполненный неожиданной пустотой, и первая дурная мысль, от которой перехватывает дыхание.
Это никогда не бывает надолго.
"Здесь кончается твоя заслуга"
"И мы все знаем, как это закончилось..."
Древа ломались, гоблинов вело туда и сюда, а Гвоздь что-то безголосо выкрикивал сверху - тело мамбо падало.
"Больше не будет служб. Ты не вплетешь мои желания в свой гобелен - это последний дар - ты иссякнешь сама или найдешь себе других, тех, для кого ломается и трещит..."
"Ему всё равно, этому хозяину могил... ты разделишь бич Лубая, и мы все знаем, чем это кончается..."

Джизера:
- Знаю, - эхом отозвалась троллька. Что теперь толку от этого дара?

ДМ:
Было тихо... пусто, и к Джизере - не мамбо - вернулись голос, звук и ощущение жесткой плитки под боком.
- Шо я вам говорил? Таки реагирует на свет, - возился с занавеской гоблин первый, либеральный и в жилеточке, но отчего-то казалось, будто растерянно замершие Гвоздь со вторым взирают, как на ожившего мертвеца. Победу некромантии.
Не хватало натуропата.

Джизера:
Не-мамбо булькнула горлом. Просто чтоб удостовериться.

ДМ:
- Мамбо... - у башенного гоблина шевелилась челюсть, будто слова внутри застряли и теперь тряслись, как кости в стаканчике игрока, - но как...?
Оно звучало дурной ложью, хоть это и стало бы несправедливым упреком.

Джизера:
Мамбо говорить не особо хотелось, да и уверенности в том, что получится, не было, поэтому она снова булькнула и попробовала пошевелить рукой.

ДМ:
- Надо же... позвать.. - нашелся гоблин у окна, встретив несколько запоздалое, но отрицательное кивание со стороны Гвоздя. У башенного вожака слегка подрагивали пальцы: и говорил, как человек, которого слишком быстро думать заставили.
- Я... это... умоляю, Гуня, не надо сразу... звать! Посмотрите, женщине плохо, как бы точнее... мамбо, да скажите уже что-нибудь!

Джизера:
- Воды дайте, - с трудом выдавила Джизера.

ДМ:
Воды дали. Гуня вымелся в соседнюю комнату и притопал обратно с полной керамической миской - повеяло прохладой. Безымянный товарищ поддерживал не-мамбо под спину, Гвоздь отчего-то нервничал и бродил.
- Осторожнее, только осторожнее, медленнее... вы понимаете, труп. Вы же были совершенный труп, я даже не знаю..

Джизера:
- Была, - согласно кивнула троллька, напившись. - Где я?

ДМ:
Наверно, Джизере не случалось пить воды столь вкусной... и столь дурного нрава: та смыла облепившую десны вялость, но кусалась и сколь помалу не текла внутрь, а всё ж просилась наружу. Тошнота взяла мамбо, покуда Гвоздь вещал:
- Вы в доме, вы понимаете, мамбо? В доме на... этом... х-холме! На северном холме. Мы в некотором роде совершенно здесь застряли. Нет, всё нормально, но я даже не знаю, что будет, когда увидят...
- Так может всё ж... позвать? - беспомощно вякнул гоблин позади.

Джизера:
- Кого позва-а-а...
Джизера сама себе казалась жалкой - дальше некуда.

ДМ:
- Г-господина Шмухеля. Это... народного. Депутата. - несколько рассеяно уведомила единственная опора троллькиных плечей.
- Разумеется, добрейший человек, - Гвоздь выглянул в дверь, не забывая невротически трясти головою, - да да, добрейший и всегда на хозяйстве, Гвоздь даже не обиженный на то, что по долгу службы вынужден, вы понимаете... удерживать нас здесь! Да. Гвоздь беспокоивается о его нервах...

Джизера:
- Сначала знаха-ря-а-а... - стонала троллька.

ДМ:
- Гуня, вы же слышали мамбо. Бегите до знахаря, Гуня. И что вы уставились, Гилечка, Гвоздь не говорил за то, что господину Шмухелю совершенно не важно знать, Гвоздь говорил, что ему на надобно торопиться! Бегите и скажите вежливостно... вы понимаете... вежливостно..
Выяснилось, что ямная школа работала и в отношении честных помошников господина Шмухеля, народного и депутата, потому как испарились те очень быстро. Гвоздь налетел на мамбо, что растрепанный голубь на семечки:
­- Мамбо, вы понимаете... Гвоздь честно не соврет: нам совершенно нужно уходить! Не надо... знахаря! Не надо Шмухеля, нас сейчас будут цинично лишать жизни! Мамбо, я дико извиняюсь, но вы можете шевелить этим бренным телом?

Джизера:
- Плохо, - шепотом ответствовала мамбо. Ее уже не тошнило. - Ты ничего, ты пинай, а я уж докачусь.

ДМ:
Гвоздь заметался вокруг, встретившись с известной гоблинской проблемой вроде невозможости поднять и поддержать на ходу тролля:
- Вы понимаете, мамбо... вы совершенно всех устраивали мертвой, и теперь... ох, Гвоздь совершенно не знает, что теперь будет. Мы сейчас пойдем к лесенке, вы понимаете? Лесенка, нужно будет спуститься...
По крайней мере, так быстрей ползлось. Уходящая вниз "лесенка" (или, скорее, добротные деревянные ступени виднелись скоро за дверью. Никого не было, и только снизу доносились отдаленные голоса.

Джизера:
- Ты гляди, чтоб там... - как доползли до лестницы, кивнула уже-не-мамбо вперед, - а я тут...
И, обнявшись с перильцами, Джизера принялась сосредоточенно по ним сползать. Ну как - по ним: ноги вполне себе волоклись по ступеням следом за сползающим по перильцам корпусом.

ДМ:
- Конечно, конечно... мамбо, вы понимаете, я дико извиняюсь...
Помощь безостановочно дребежжащего на свой лад гоблина неожиданно приняла удивительную форму. Заместо того, чтобы поспешать вперед следить, вожак Гвоздь остался наверху, нервно утерев лоб.
- .. но вы действительно устраивали совершенно, совершенно всех!
Гвоздь еще бормотал, но уже шевелил пальцами у себя под носом, как это делают чтецы заклинаний. Глаза гоблина сошлись на деревянных опорах перильцев.

Джизера:
- Я тоже себя устраивала, - ползла мамбо.

ДМ:
Видимо, Гвоздь не был искусным магом или светиться не хотел - не случилось ни огненных мечей до неба, ни зеленых чертиков, но когда пальцы вожака несколько раз сложились так и этак, в спину будто ударило незримым ветром - сразу несколько опор треснули и подломились под рукой, воротя вниз, на лестницу, и дугу, и мамбо.
Поспешить и с лестницы убиться - вот что уготовал устроившей всех жертве воскрешения вожак Гвоздь?

Джизера:
- Б&я, - мрачно констатировала Джизера. Ноги были ватные - ни отпрыгнуть, ни Гвоздя пнуть... Поэтому бывшая мамбо потянулась да ухватилась за перильца дальше, где опоры были попрочней, а шансов сверзиться меньше.

ДМ:
Вышло плохо, и тролльку покатило по крутой лестнице не без претензии на идеальное убийство. Чего Гвоздь не рассчитал, так это везенья - голове и хребту Джизеры везло, хоть было больно. В лицо прилетела плитка полу.
Гоблин наверху задышал часто и вытаращился, пытаясь на глаз определить - готово?
Кое в чем не везло: голоса оказались только за стеной, и никого под лестницей не было.

Джизера:
Отдышавшись и оценив масштабы трагедии, троллька упрямо впечаталась ладонями в плитку. Подтянулась. И, кое-где ползком, а кое-где наполовину на четвереньках двинула в сторону двери, явно ведущей в какую-то комнату - если повезет, там окажется хотя бы окно. Если уж совсем повезет - еще одна дверь: куда-нибудь на задворки.

ДМ:
- М-мамбо, вы же совершенно не понимаете... - неслось сверху. Взгляд у Гвоздя заметался, и весь вид заспешившего по лестнице гоблина говорил: "Как же так?" Порушенная лесенка никуда не годилась без соответствующего трупа, и, может потому руки у вожака тряслись, а волны пламени за не-мамбо не гнались. Гвоздя снова заставляли думать слишком быстро.
- Совершенно... вы понимаете, совершенно бесполезно! Вот же... для кого я стараюсь? Островная дура, для кого я стараюсь?
Тряся головой, говорун едва не обогнал тролльку с тем, чтобы мельком выглянуть в не заинтересовавшую её дверь.

Джизера:
- Ты б лучше помог, - еще рывок. Вожделенная дверь была все ближе.

ДМ:
- М-мамбо, - выдохнул Гвоздь едва не возмущенно, - вы мешаете таким людям, шо это просто стыдно... как бы так...
- Госп-паааа... - Не заинтересовавшая Джизеру дверь исторгла из себя одного из давешних гоблинов, и тот увидел господина Гвоздя, вещь, в общем, привычную, вперед всего остального. Остальное не соответствовало.

Джизера:
Остальное еще раз рвануло вперед - насколько хватало сил. Судя по тому, как не везло ямному вожаку Гвоздю в намерении угробить не-мамбо, время ее действительно не вышло. Проверять, впрочем, сколько именно ей осталось, Джизера намерена не была. Еще рывок.

ДМ:
Кости Джизеры вопили об ужасах своей грядущей мести, но у бывшей мамбо были поводы для гордости: она переползала через порожек.
За спиной обрвался ставленным всхлипом незадачливый вопрос и глухо ударилось о пол тело:
- Ну вот. Без шансов... совершенно без шансов, - сквозь обреченность гвоздевого говору прорезались отстраненные нотки, каковые бывают, когда всё случилось и хуже уже не будет. Джизера перемахнула через порожек и оказалась в полной мешков, полочек и ароматов кухонной подсобке с дверью направо, но уже слышала, как топочут во дворе. Гвоздь бормотал себе под нос что-то заклинательного толку.

Джизера:
Джизера внаглую пользовалась занятостью Гвоздя: даже мешки на предмет чего полезного пощупала. Бобы и, очевидно, крупы, были, конечно, куда как полезными - но не в нынешних обстоятельствах. Очередной целью ползучей тролльки стала дверь - ведшая, как выяснилось, в просторную кухню. Бывшая мамбо ползла себе.

ДМ:
Позади - теперь уже за углом - что-то крикнули дурным голосом. Джизера слышала, как что-то с грохотом сверзилось на плиточный пол, прежде чем уловила другой звук. Довольный треск огня, нашедшего себе изрядную деревяшку. Почуяла запах.

Джизера:
Со стоном и проклятьем - от которого толку теперь не было - Джизера принялась штурмовать табурет. Подняться было надо: на столе что-то было, и ох как надеялась троллька, что не вчерашний каравай.

ДМ:
Слетевши с лестницы только и лазать, что лесной зверь белка... табурет сдался только с третьего разу, но бывшую мамбу подстегивал звук пламени, что, по всему, набирало силу за стеной. Для Гвоздя и пожар стал бы выходом... для Джизеры судьба припасла вынутую откуда-то второпях и брошенную кучу изысков. Чудное бревно при ручках с обеих сторон - чтобы ногами тесто не давить; ложка-решето, молоточек, нож - всем на вид, как пилка... чего только не было.
Вчерашний каравай скромно устроился под полотенцем с краешку.

Джизера:
Звавшаяся мамбо чуть не взвыла. Выход, впрочем, у нее оставался один: закрытая на засов низенькая дверца, до которой тоже надлежало сначала доползти. Потому Джизера сначала изо всех сил убедила себя, что у нее открылось второе дыхание, а когда настал черед засова - убеждала, что и третье уже подошло.

ДМ:
Иной раз и одного дыханья было многовато: в кухонку лез жаркий, берущий за горло дым, и, может, потому наружу Джизера едва только не вывалилась - сил после броска на засов только и оставалось: выпасть на подозрительно высокое крылечко и глянуть с него.
Дух и перехватило - лишний раз.
Крылечко оказалось площадочкой, выделанной в каменной круче, и случись мамбо через краюшек перелезть, так и летела бы два десятка метров вниз - к покрытым черепицей крышам второй линии. Внизу толпился и по известной привычке тыкал перстами народ. Над головой возносились беленые стены венчавшей холм домины - из многочисленных окон тянуло дым.

Для тех, кто не хотел спускаться быстро и воздушно, была сделана кривая и узкая, жмущаяся к стене лесенка - снизу уже топали.

Джизера:
Дух перехватило, мысли разом замельтешили в голове, а руки сделались ватные. Ткнулась Джизера лбом в площадку да подумала, что перекатиться чрез край, в общем-то, не такая уж и плохая идея.
Паника, впрочем, быстро прошла, но на место панике пришло осознание: в таком состоянии по такой смехотворной лестнице она не сползет. Джизера приподнялась на локте да всмотрелась вниз: кто-де там топает?

ДМ:
Обзор у мамбо был так себе, но и того хватило - вверх резво неслись две, по мелькнувшим синим платкам, так либеральных, головы и еще кто-то попестрей... с другой - задней - стороны грохотало.

Джизера:
Джизера вздохнула. Ладно б гоблины - тех еще можно спихнуть, если что, а вот хума она сейчас и не подвинет. Только и оставалось, что возлежать и ждать.

ДМ:
Дверь мамбо не затворила, и оттуда уже без стесненья валил дым, трещало и выло.
Это было неосмотрительно: последняя война с культистами доказала всему миру, что из огненных бездн не является ничего хорошего.
Растрепанный и перемазанный в саже Гвоздь выступил с клубом черного дыму, щуря глаза и прижимая к длинному носу какую-то сморщенную тряпицу. В свободной руке гоблина было давешнее бревно для теста - этакая дубина.
Во рту - кашель.

Джизера:
Джизера шевельнулась - ровно настолько, чтоб попробовать затолкать Гвоздя ногой обратно в клубящийся дым.

ДМ:
Это было трудным делом - пинать гоблинов, лежа на боку: только потому Гвоздь и не канул в свои разверстые бездны, словив пинок по касательной. Отшатнулся к дверному косяку, упустив шанс донести свою дубину до Джизериного черепу - за неимением последнего годилась и нога пониже колена. Бах!
Развить успех гоблин не успел, потому как вытаращился на выбежавшую парапетом ниже компанию:
- Кха-кхааа... вы.. - было сложно сказать, чего было больше в его рту: дыма или удивленья, - чего ждете... это... недоумки, убейте тролля!

- Чего? - без энтузиазма спросила торчащая из-под либерально синего тюрбана сестра лорда Скайтейла, подтягивая за руку поспешавшего следом ряженного в ношенный синий камзол с неотпоротым аксельбантом братца.
- Ой, мамбо! - едва не подпрыгивала сзади Ишрумми Белесна Фохт, доселе занятая в основном тем, чтобы не отстать и удержать на плечах чрезмерно вычурную шаль с листиками, птичками и прочей деталью.

Джизера:
Поджав ушибленную скалкой ногу, Джизера тряхнула головой: все снова начало походить на какой-то странный сон - и мамбо, чего греха таить, на это надеялась. Издав сиплый квак, она подтянулась на локте - от Гвоздя, известное дело, подальше.

ДМ:
Тому, кажется, было не до Джизеры, потому как удивленья прибавилось: что было в начальнике Гвозде тайного, то перло наружу:
- Дико... дико извиняюсь, но чего вы с-зстыли, как термитные кучи!? - гоблин закашлялся и вспомнил перехватить поудобше своё бревнышко, - Подумайте, кто вам платит...

Наверно, это были магические слова, потому как разрядившая свой маленький арбалет Фанашила Скайтейл промахнулась, а начальник Гвоздь щелкнул челюстью и замахнулся на Джизеру.

Джизера:
Джизера попыталась было откатиться - форменное самоубийство, если учесть, какой ширины была площадочка. Да сил уже не хватало ни самоубиваться, ни толком откатиться: мамбо таки получила бревнышком, тихо взвыла да пнула Гвоздя: ноги у нее были длиннее, чем весь Гвоздь со скалкой вместе - грех не воспользоваться.

ДМ:
Нога - не пришибленная. Хватило и её.
Начальник Гвоздь на мгновение скрылся в своём чадном дыму и не на удачу: народ снизу успел. Влетевшая на площадочку эльфка куражисто перескачила через мамбо и захлопнула дымящую дверь, покуда ейный братец торопился до Джизеры:
- Госпожа Джизера, право, лучше будет..
С той стороны двери стукнуло. Один раз. Бывшую мамбо поволокли.

Джизера:
- Мне сейчас все лучше, - бессильно хмыкнула Джизера, пересчитывая всеми выступающими частями тела ступеньки.

ДМ:
- Госпожа Джизера, я понимаю ваши чувства...
Зад бывшей мамбо считал ступеньки, раз за разом оконкречивая дурость некоего лорда. Эльфка семенила следом, на ходу шерудя лебедкой своего оружия.
- ... но если можно, немного позже. П-право, это такой  курьёз:  я, поверите ли, вижу этого гоблина в первый раз, и он уже считает, что лишить вас жизни это моя прямая обязанность...
Кости бывшей мамбо продолжали вопить о помощи, и прижавшаяся к склону Ишрумми не могла сделать с этим решительно ничего.

Они миновали второй парапет, когда сверху - с клубом дыму - вынесло дверь и поспешавшая сверху эльфка снова выстрелила наугад. Ей не везло в этот день - фигура размахивающего руками Гвоздя нарисовалась на верхнем парапете.

Джизера:
- Ишрумми, да сделай с Гвоздем уже хоть что-нибудь, - взмолилась Джизера. - А ты, химик, мог бы и поосторожней, не вязанку дров тащишь...

ДМ:
Та и делала, да не быстро: тролльке не часто приходилось видеть состязания мудреных колдунов эльфьей, арканной, школы, но в их манере было руками размахивать. Вокруг скрючившегося Гвоздя плясали огненные всполохи - мелкая гоблинша будто сочилась изнутри фиолетовым светом.
Она успела первой, но не опередила.

Мамбо успела углядеть, как взбунтовалось гвоздево заклятие, и верхний парапет затопило пламя, но было поздно - неестественный, жидкий видом огонь хлестал вниз, оставляя в камене зелено-рыжие ямки. Лестница впереди плавилась, словно была из масла, и упасть бы Джизере, кабы не удивительная ловкость лорда Сакайтейла. Мамбо так к стене дернули, что даже нога вниз соскочить не успела.

Джизера:
- Ну, можешь, когда хочешь, - удивленно похвалила Джизера, едва ли не клыками вцепившаяся в стену, Скайтейла, Ишрумми и сам воздух.

ДМ:
Сгребший массивную тролльку лорд выглядел не менее удивленным: может, женским вниманием был обойден долго, может, переживал за соприкосновение джентльменского и варварского. Ишрумми наверху выдохнула куда как протяжно: "хууууу".

Спускаться не мешал уже никто, и вскоре вся компания с грехом пополам добралась до красных крыш при помощи двух спущенных злой двоюродной веревок. Ниже, за низким красным уступом, бухтел взволнованный народ Кабестану и потому все, почти не сговариваясь, залегли: уфф.
Сверху редко и неспешно сыпало сажей.
- Ой, мамбо, - еще раз выдохнула перевернувшаяся на спину несмотря на все неровности гоблинша, - вы ж не представляете, шо за вас такого наговорили! У-уф. Я думала, так вообще мертвое тело караулить иду, а вы... уф..
В переведшей дух мамзели Фохт прорезалась обычная тараторка.
- А Гвоздь такой... такой... уф...
- Так чего он там бормотал? Мелкой, что ли? - приоткрыла рот и лежащая дальше эльфка.

Джизера:
- А скажите-ка мне, - сипнула мамбо. - Давно ли меня мертвой считают?

ДМ:
- Полтора дня трогательного общения со всеми, кого устраивало и не устраивало некое бренное тело, - осведомили с эльфьей стороны. - И мы все знаем, чем это закончилось.

Джизера:
- Ага, - задумчиво хмыкнула Джизера. - Полтора дня, значит... Эй, Ишрумми, где Джантала-то? Слышно хоть что про нее?

ДМ:
- Таки за кем, ты думаешь, я бегаю через весь город? - вишневые глаза гоблинши и так смотрели в несправедливо разрезанное дымным столбом небо, но она явно пыталась куда-то их возвести. - С тех пор, как она побежала до северу и связалась с ракушечниками, её совершенно невозможно догнать!

Джизера:
- Хоть жива, - хмыкнула мамбо. - Что в городе-то творится? Два дня, а чувствую, как будто год мертвая провалялась...

ДМ:
- Ну, в основном народ. Творится. Это оченно долгая история, мамбо... а по мне, так если мы счас начнем, у нас будет беда с прекрасною дружбой. Вот, знакомься - это концессия... то есть вы, конечно, знакомые...
Надо сказать, тут в концессии случилось совершенное согласие, потому как крыша и народ никого не вдохновляли, и народ занялся изрядным процессом спуска Джизеры с этой самой крыши, в чем минутами позже и преуспели. Кости бывшей мамбо протестовали, когда её взяли под плечи и с известной осторожностью поволокли на юг: проулком - подальше от мест и желательно без зевак..

ID: 16275 | Автор: В основном безвредная Хозанко
Изменено: 14 июля 2014 — 16:31

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
15 июля 2014 — 17:07 Pentala

Да что ж у вас Джизера через два шага в кому падает... перегемьте её на стамину!
З.Ы.: я имею ввиду не здесь, а вообще.