Сказки юга Хиш Куралы, ночь - к пользе (2)

Джантала
Гунилу
Бубоник
Вагабундо

Ночь. Зандаларское подворье.

К ночи у зандаларского шатра сменилась стража. Может, без надобности - никто, кроме нахальной тролльки из местных, не пытался проникнуть внутрь после того, как Вагабундо вышел от почтенной Хезераш. Тролли из моря были здесь новым и странным делом. Что дарить, о чем говорить?
Люди гадали.

Бубоник:
Пару часов Бубоник гулял по ярмарке, во все глаза глазея на собравшиеся здесь чудеса. Он и не заметил, как перед ним снова вырос шатёр зандаларов. Может, ноги сами привели его сюда? Троллей из деревни вокруг не было, но с этим всё ясно - чего им стоять тут и ждать.

Стражники у входа вроде другие. Молодой жрец наконец решился и направился к ним, стараясь не показывать своей неуверенности.

- Я хочу пройти внутрь, - хотел бы он произнести эти слова важно, но голос сорвался.

ДМ:
Воины расступились.
- Проходи.
Не было никаких сомнений: хозяйка шатра уже успела услышать о юном тролле, который крутился возле погонщиков, спрашивая о судьбе племени. Услышать - и отдать распоряжения.

Почтенная Хезераш сидела, скрестив ноги, перед жаровней, над которой в дыму таяло чье-то лицо: Бубоник не узнал его, только успел заметить, что это был тролль. Четыре полы богатого платья расправились вокруг жрицы на циновке, сплетенной из крашеного тростника и шелковых нитей.
- Сядь со мной, юноша. Я знала твоих родителей?

Бубоник:
Бубоник послушно присел и, подумав, ответил: - Я не помню вас по Зулдазару, почтенная, да и вы вряд ли слышали про Джерума и Нум'бру. Моя семья, хоть и была частью жреческой касты, не поднялась высоко в иерархии.

ДМ:
- Даже к лучшему, что прошлое не разделяет и не сковывает нас. Чем ты занимался в большом мире, пока флот Зула пытался взять остров Грома?
Это не прозвучало упреком. В голосе Хезераш было любопытство, и ничего больше.

Бубоник:
- Пытался выжить и найти место, где каждый не будет меня ненавидеть за цвет кожи, - прямо сказал он, - всё слишком быстро изменилось, когда объявился Дракон. Вчера зандаларцу было открыто всё, а сегодня на входе в таверну тебя пытаются убить.

Он сделал паузу и, набравшись духа, спросил: - Почему так случилось?

Хезераш:
- Потому что мир становится тесен, - напевно ответила жрица. - Потому что другой раскололся и изрыгнул свои остатки на земли, которые некогда были нашими. Мы выжидали... Мы смотрели, как эти новые хозяева от моря до моря, Альянс и Орда, уничтожают друг друга, и не вмешивались в их дело. Еще полвека, не больше - и мир бы очистился от них сам. Нам оставалось только следить, чтобы их драка не навредила самой земле. Ты знаешь: тогда зандалары приходили на помощь, помогая и наставляя. Но объявился Дракон, и ожидание кончилось.

Бубоник:
- Но не кончилось как Племя Зандалар сейчас? - продолжал спрашивать молодой тролль, - сможем ли мы что-то ещё? Я с трудом нашёл вас и не хочу потерять, но, кажется, истинных троллей осталось слишком мало.

Хезераш:
Хезераш посмотрела ему в глаза. Ее, красные с пурпуром, были густо обведены черной краской и, казалось, горят в пустых глазницах.
- Что это значит для тебя - быть истинным троллем?

Бубоник:
Глаза жрицы его пугали. И он сам не знал ответа на её вопрос.
- Соблюдать традиции. Поглощать знания. Быть верным себе, племени и Лоа, - с небольшой паузой сказал Бубоник.

Хезераш:
- И умереть с гордостью, когда мир перестанет терпеть наши традиции? - усмехнулась Хезераш. На белых острых зубах остался сгусток крови. Жрица недавно отужинала. - Нет... Но не поступаться ими, как это делает Вол'джин. Он пошел за шаманом Траллом из глупой, дикарской благодарности, хотя мог найти на Калимдоре других союзников. Тех, кто не стал бы презрительно фыркать на древнюю веру троллей. И вот плоды его трудов - мир, в котором зандаларам нет места. Скажи мне: кто и где позволит возвести новый Зулдазар с его террасами и жертвенниками? Кто из могучих властителей?

Бубоник:
- Нам не нужно ничье дозволение, и нужное место мы бы нашли, - пожал плечами он, - но кто построит и заселит новый Зулдазар? От былого племени не осталось почти ничего - только ваш лагерь, я и сотня сегодняшних наёмников, которые еще смогут вернуться.

Хезераш:
Хезераш рассмеялась.
- Ты бросаешь крючок без наживки, юноша. Могучие властители, которые не потерпят рядом зандаларов, с радостью возвысят предателя, указавшего на тех, кто выжил. Тебе ведь известно, что лагерь - наша малая часть. Видишь, как трудно нам будет с наемниками, в чьей преданности мы не убеждены? Надо заложить основу для доверия. Пока я не могу знать, что за мысли управляют тобой, но мы станем друзьями, если ты принесешь в мой шатер немного поглощенных знаний. Культ Змея и культ деревьев... Козлорогами займется мой сын.

Бубоник:
- Знания - хорошая цена за ответы, почтенная, и всё, что будет поведано мне про друидов и культистов, узнаешь ты, - сразу же согласился Бубоник, - но как я смогу найти вас после конца этого балагана?

Хезераш:
- Балагана? Ты строг к Равакх'яру и его труду над представлением, - Хезераш казалась довольной и шутила беззлобно, с доверительной легкостью. - Возьми пайцзу. Капля твоей крови, растертая по узору, даст нам поговорить, и мои люди у Ночных Охотников узнают ее, если покажешь.
Узор был сложным ве-ве, нанесенным на крохотную раш'ка из черепашьего панциря. Жрица взяла этот амулет из шкатулки и передала Бубонику.

Бубоник:
- Это будет самой ценной вещью, которую я обладаю, - может, Бубоник и хотел польстить жрице, но слова по сути были правдой, - я обязательно вернусь. Домой.

Хезераш:
- Вернешься, - уверенно отозвалась Хезераш. - Пусть лоа помогут тебе на этом пути.

Бубоник:
- Пусть Лоа сохранят всех своих верных союзников, - вторил он, поклонившись и направляясь наружу.

ID: 16263 | Автор: В основном безвредная Хозанко
Изменено: 12 июля 2014 — 3:25