Унесённые ветром Рачий день Джанталы (10)

Гильдия Южный Калимдор
Джантала

В Кабестане не было ордынского консульства - может, потому как ему досталось бы слишком мало дел для всей прилагающейся оравы, может, с дуротарской точки зрения оно было просто самым лишним делом, потому как посланники рычат и топают гномодавами, а консульства закапываются в бумаги.
Консульства не было, а консул водился и проживал в порту, в частном доме, до которого Джантала добралась в состоянии совершенно ватном, зато вполне в пределах северных позиций.
С прихолмья, откуда брала начало первая городская линия, были видны и морские рейды, и железные носы, и всё еще стоящий на рейде дальнем "Рог Набатора" со злой головой химеры. Двумя, стало быть. Могучее судно глядело всеми пушками до южного форту, южный форт до него, народ по пристаням шлялся, и потому порт гляделся каким-то замершим.

У консулового дому была основательная дверь с самым кежанским замком в Кабестане и самым цивильным молотком под холмами. Имелась также лужайка, заборчик, венчавшая единственный этаж башенка, побелочка, садовый гном - возможно, чучело - и вообще все примечательно кабестанские приметы.

Джантала:
- Эльф, - вздохнула Джантала, глядя на гнома и подразумевая консула. Постучала кулаком, обойдя молоток вниманием, скосила глаза себе за спину.  Чабиру ей нравился и оставался единственной отрадой во всем этом рокхе. Отдавать духа-тушкана было жалко. Пожалуй, если б тролльке предложили разделить Ишруммино увлечение, потому что в нем есть такие мелкие, с кисточкой, она бы крепко задумалась.

ДМ:
Гном косился неживым глазом и вообще тщился передать нечто нехорошее своими подкрученными розовыми усами. Чабиру, вероятно, с этого дела дрейфил и потому косился тож.
Потому, значит, подскочил и впился когтями, когда из-за двери глухо, как огр, рявкнули:
- Нет приёму!

Джантала:
- Нет так нет, - покладисто отозвались снаружи. - Я не на прием. В гости.

ДМ:
- Очень смешно, окаянцы, - нутро оставалось скептично и, кроме прочего, изрядно ворчливо, - сами промеж себя "уплотняйтесь", чтоб вам по восточному пихаться удобше было. Не будет комнат... и стулу с брильянтами тоже нету!

Джантала:
Джантала заподозрила бы консула (или то был его батрак?) в пристрастии к брендию, если б не разобрала среди околесицы понятное пожелание.
- Я по-восточному не умею, - поделилась она. - Только по-калимдорски. Я Джантала из Черного Копья. Стул и комнаты оставь себе. Хочу поговорить.

ДМ:
Ворчание продолжилось, но дверь таки защелкала, зародив в чутком тролльском ухе подозрение о где-то десяти различных замочках и щеколдах, кои там скрипели, лязгали и щелкАли. Может, консул просто гномодавы надевал.
У маленького духу Чабиру с каждым новым звяком шея из-за джанталиного плеча пуще вытягивалась.

На пороге стояла и нехорошо пялилась Чудесная, хоть без вышивки на рукавах да с костяной заколкой, торчащей не с той стороны. Плоский нос, седины и вылупленные черные глаза оставались на месте.
- Ну?
Пожилая орчанка несколько преувеличенным жестом указала внутрь.

Джантала:
Солнцем, что ли, голову напекло?.. Джантала зажмурилась, потрясла головой, но орчанка и не думала исчезать. Охотница протиснулась боком мимо убитой культистки. Молча. Глаза у нее были дикие.

ДМ:
Щелкота и продолжилась - но, как оно показалось Джантале, в несколько урезанном объеме. Так закрывали двери для того, чтобы иметь возможность с известной скоростью из них выбежать.
Внутри было по-кабестански прибрано и уютненько - даже с отчего-то популярными здесь змеями Дамбаллы на стенах - но отчего-то не живо вовсе, а еще темно. Чабиру по такому делу с плеча сиганул и принялся скакать.

- Ох, ох... и с чем на этот раз приперлись могущественные силы юга? - тут до Джанталы дошло, что с замками поконченно, и убитая культистка интересуется у ней этим самым рачьим тоном: "раз уж избавиться не случилось".

Джантала:
- Сначала скажи, кто ты, - хрипло потребовала троллька. - У тебя лицо женщины, которая умерла на моих глазах.

ДМ:
- За что мне? - риторически вопросили у примечательно несправедливой потолочной доски, по всему отвечавшей здесь за благоустройство жизни. - Милочка, за эту неделю я видела народ, который хочет вынести мой стул, чтоб охаживать им друидов, народ который думает, что я из бумажки бесов складываю да выпускаю шпионить, и народ, который меня за адмирала думает. Теперь будут припадышные тролли. Не знаю, о чем ты.

Чабиру скакнул и отчего-то зашипел.

Джантала:
Припадышная опустилась на циновку под самыми змеями и сложила руки на коленях. Стена холодила затылок, и Джантале казалось, что мысли становятся яснее. Обозналась.
- Ты странный консул, -  вздохнула охотница. - Разве консул не должен пыжиться и говорить эльфизмами?

ДМ:
- Да, милочка, конечно... - потерла висок жертва тяжких времен, - Можешь научить меня, чем эльфизмы должны помочь в заварке чаю, и, будь уверенная, это моё основное занятие в этом городе. Пока кто навроде тебя... с этим не вламывается.

Джантала:
Троллька подняла глаза - потускневшие, без дикого блеска. Плохо, когда мерещатся мертвецы.
- Знаю. Томхэй говорил, я должна брать с тебя пример. Научишь заваривать? А этот, - Джантала указала кивком на Чабиру, - тебе. Передали.

ДМ:
Подозренья на то, что чай - порядочная гадость, прорезались у Джанталы еще покуда его сготовляли. Не мог нормальный человек пить в себя чего этакое, не сладкое, не дурящее и подозрительно смахивающее на некоторые отвары, стало быть, горькое. Магических свойств, однако ж, за чаем не водилось - так говорили. Говорили еще, что пухлые островные медведи придумали, но какой-то народец с юга далекого востоку да еще один - на тамнем же севере - так и этак оспаривали.
Тем хуже было то, что консул относилась к процессу едва ль не как к священнодействию и всеподробнейше расписывала гостье всякую мелкую деталь, как то: ополаскивание глинянного котелка водой изрядной темепературы. В по-гоблински обставленной кухонке царила травяная вонь, Чабиру отчего-то держался в стороне и, кажется, временами щелкал.

- Вооот, - невозмутимо выпела себе под нос копия Чудесной, уловив какие-то одной ей ведомые флюиды и сымая котелок с очага, - изволь потесниться и иди в комнуту. Так бишь, что мы пропустили..

Джантала:
Троллька не торопила старую женщину. Даже не лезла с вопросами, а уселась на пятки и размеренно кивала - то ли в знак того, что запоминает, то ли в кухоньке ее разморило с бессоницы. Но когда окликнули, поднялась и послушно поплелась в комнату. Только тогда и спросила:
- Зачем ты стала консулом? Хлопотно.

ДМ:
- Консулов, деточка, назначают.
Старая женщина протопала следом, втянув вместе с собою резон, запах и поднос с варевом. Чабиру поспешал куда как осторожно и теперь, кажется, рожи корчил из-за угла кухонной двери. Может, просто ухо чистил.
- И, сколько помню, мы говорили за то, чего хочут от меня наши могущественные силы юга.
Поднос с котелком и двумя широкими эмалированными восточными блюдцами уместился на невысоком столике перед тахтой, отчего у Джантале случилось впечатленье, что комната и ей, и тётке мала будет.
- Потому как это ушастое отродье во мне, кажется, не заинтересованное вовсе.

Джантала:
- Ничего не хочут, - повела плечом Джантала, поглядывая на духа-тушкана. - Я к тебе не от них, а так. Как тебя называть?

ДМ:
- Не могу сказать, что удивлена, потому как это будет шутка в духе старика Яндарза..
Оно было сложно сказать, произвело ли всё дело впечатление на выцветшую всеми краями орчанку, потому как за разлитием чаю та следила бдительно.
- Меня Белургаш звать.

Джантала:
- С эльфами знаешься, - вяло упрекнула троллька и ответно скорчила Чабиру рожу. - Этот хоть не из самых плохих. Так тебя назначил Гаррош, а потом, когда город взяли в клешню, пришла весть с Колючего Холма -  мол, город теперь Томхэев?

ДМ:
- Это уже не Яндарз, - прокомментировала консул с тем, чтобы благодушно указать тролльке на блюдцо с подозрительным варевом, - слишком целомудренный пересказ для его длинной морды. Джизера слишком закрыта от миру, чтобы не сказать иначе. Не знаю, что и подумать.

Джантала:
Джантала взяла плошку, понюхала и лизнула с краю. Жглось и горчило.
- Ванира.

ДМ:
- Итак?

Джантала:
- Ты спрашиваешь меня? - фыркнула в блюдце охотница. - Ты, которая знакома с эльфом Яндарзом, знала мамбо Джизеру и была поставлена на такой пост? Я принесла тебе Чабиру и пью твой чай. Если позволишь, немного отдохну в твоем доме. Потом уйду. Это все. Мне многое непонятно, а такая, как ты, могла бы объяснить, какого Хаккара творится в этом городе, но мне нечем будет отплатить тебе.

ДМ:
- О, милая, в наше время это знание дешевеет так стремительно, что даже Яндарз не может просто так торговать им на улицах, а этот дом перестает быть настолько безопасным, как ему чудится..
Белургаш закудахтала самым натуральнейшим образом (если оно не казалось ей, потому как исполненьи консула кудахтанье было самой наждачной штукой).
- Я даже не знаю, что тут можно было пропустить. Разборки. Деланье репутаций. О... может, забыла шпионов всех мастей, что вьются.

Джантала:
Джантала поставила блюдце на столик.
- Меня все это не забавляет, Белургаш. Я потеряла Джизеру и потеряю племя, если не сумею обрадовать шаманку и вождя. Но у  меня ничего для них нет. Только еще один город, в довесок ко взятому Оргриммару, где все перевернуто вверх дном и смешались учения с культами. Эта женщина, Медеах...
Троллька, покачав головой, цокнула языком.
- Вы с Яндарзом тоже какие-нибудь культисты?

ДМ:
- Если старые беспомощные консулы являют собой какой-нибудь... культ.
Судя по лицу орчанки, той понравилась идея, потому как это самое лицо сейчас выглядело похожим на эльфье. Те любили играться всякими парадохсами.
- Не совру, что не получила представленья о твоей беде, но этот город уже перешел, как говорит морской народ... невозвратну точку. Я начинаю думать, что эта женщина, Медеах, просто пользуется нашей... удивительной для этого времени вменяемостью!

Джантала:
- Старым беспомощным консулам не посылают полезных духов, - кивнула на Чабиру троллька. - Почему Яндарз отдал тебе свои глаза?

ДМ:
- Что ж, заставь эти глаза что-нибудь сказать вместо того, чтобы ронять здесь шерсть и прыгать по полкам, и не удивлюсь если завтра он притащит какую-нибудь мышь.
Белургаш стоически вздохнула, глянув поверх чашки с некоторым заговором в окруживших широкий плоский нос складках.
- Это настолько подозрительно, что заставляет задуматься, как ты вообще повелась с нашим общим другом.

Джантала:
- Сама удивляюсь, -  Джантала поманила к себе прыгучего духа. Ни белисинов, ни лепешек у нее не было. Не было даже мыши - хотя, пожалуй, за такое подношение Чабиру мог и тяпнуть.
- Яндарз был там, где была я, только и всего. И он мне не друг. Я обещала ему, что принесу тебе духа.

ДМ:
Тушкан махал хвостом со шкафу, в котором рылся и голову высунул только мимолетно: рожицу скорчить.
- Что ж, - орчанка в который раз вопросительно возвела глаза к потолку, будто тот мог отвечать за очевидные вещи, - может, присоветовать не водиться с Яндарзом? Не в обиду, милая, но есть эльфы, которым десять тысяч лет, и есть эльфы, которым больше десяти тысяч лет. И этих их... булки всё так же упруги, но есть что-то опасное в том, чтобы водиться с тем, кто помнит, как был кем-то вроде тебя.

Джантала:
- Если у тебя есть представление о моей беде, Белургаш, ты должна понимать, как мало меня сейчас заботит Яндарз, - цокнула языком троллька. - Я обещала, что Медеах не будет в этом городе. И обещала сберечь мамбо Джизеру. Теперь она мертва, и я не могу погибнуть в битве с дренейкой, потому что Бвонсамди спросит о своей жрице. Что я скажу ему? Надо достать хотя бы голову.

ДМ:
- Увы, он заботит меня, потому как я уже почти собралась почувствовать себя зрителем у того балагану, что сейчас происходит в городе, и теперь мне присылают... гибрид импа с тушканом. И мне остается гадать, какие вещи начнут появляться со звуком, будто кто напортил воздуху... оно заговорит завтра, оно выцарапает мне глаза во сне или оно просто пришло, чтобы дать Яндарзу повод положить тебя мне на поруки. И я вовсе не готова выбросить его на улицу, просто из уважения к нашим могущественным силам... и так далее.
Белургаш выглядела слишком умиротворенно для сетующей на жизнь бабки.
- Значит убежище и идея? Что ж... как насчет поговорить с Медеах?

Джантала:
- "Медеах, уходи, тебя сюда не звали", - смешок у Джанталы был мрачный, под стать выражению лица. - И еще Яндарз сказал, она злится, что я наговорила на нее тогда, на совете. Те, кто живет долго, мстительные. Иначе им скучно.

ДМ:
- Заметь, я просто наблюдаю, но в этом городе у всех начинало играть пониже спины или повыше носу, когда дело доходило до "поговорить с Медеах". Ты знаешь, милая, местами оно выглядело, как боязнь... заразиться. И сначала было "о, слишком глупая для нас..." и потом "слишком убежденная для нас". И "слишком опасная для нас", позволь заметить. Что ж...
Консул прикрыла глаза, с долгим хлюпом высосав свою жижу до дна. Вспоминать об ироничных сторонах процессу явно доставляло ей удовольствие.
- .. теперь мы имеем то, что имеем. Дренейка разыгрывает по карте в день, сидя в самом укрепленном здании города.

Джантала:
Троллька посопела, скосила глаза на остывающий чай, потом залпом осушила всю плошку, пустив по углам рта две струйки. Бряцнула блюдцем о столик. Про "слишком опасную" - это было в цель.
- Скорей всего, я не вернусь, Белургаш. Найди в доме Шинкта то, что осталось от мамбо Джизеры. Холм будет благодарен тому, кто вернет ее душу Бвонсамди. Где это укрепленное здание?

ДМ:
- О, если ты заблудилась, так южный форт хорошо видно с пристаней, - уведомила Белургаш со скриплявой иронией. - Кажется, проще посмотреть, чем зайти, не так ли? Что что ты сказала про дом Шинкта?

Джантала:
- Ты о форте? - приуныла троллька. - Тогда придется ждать. Нет такой крепости, которую она не взяла б изнутри. Я сказала, в доме Шинкта лежит мертвая мамбо Джизера, и вокруг нее все суетятся. Надо достать тело или хотя бы голову, чтобы можно было отправить малую душу к лоа.

ДМ:
- Даже не спрашиваю, кто убил мамбо. Ну, полагаю, большой мальчик Иеремия не так глуп, чтобы оставить его у себя надолго. Ох и сел он в лужу с этим шумом на плотах, скажу я тебе... кто-то был слишком жесток, делая Томхэя героем.

Джантала:
- Не знаю, кто убил, - Джантала тихо вздохнула. - И это к лучшему. Иначе решила бы мстить, а это получается уже третье дело. Что значит - делая героем?

ДМ:
- Не скажу тебе, что Газлоу большой умник, но эти потоки гражданского неравнодушья вчера поутру... - сухие руки хозяйки разошлись в жесте непринужденного извинения: бывает-де.
- Я почти поверила, что такое количество молодых лбов с кривыми палочками способно решить хоть часть проблемы.
Последовала необходимая и уже знакомая пауза.
- И вот, повторюсь: мы имеем, что имеем. Невесть кто орет на улицах, что оно, видите ли, народ и увы - местами честно. Томхэй убил еще немного народу, и его любит первый народ. И всё, если не ошиблась, из-за того, что кто-то искал тролля слишком организованно. Как поглядеть.

Джантала:
- Ты про погром? - уточнила троллька, сморгнув. - А... Так получилось. Я думала угомонить их, а вышло наоборот.

ДМ:
- Прости.. что?

Джантала:
Джантала понурилась.
- Я искала в северных корчмах одного орка. Тут стали кричать: кто найдет черного желтоглазого тролля, тому золото. Но хумы в троллях не понимают, полезли ко мне. Ну и... Я же говорю - так получилось.

ДМ:
- Ох, милая, я, конечно, еще не возьму в толк, зачем искать орка в таких местах, но моя глупость меркнет перед светлой головой того, кому вообще пришла в голову идея пустить деликатный приказ... по пивнушкам.

Джантала:
- Народ винит Шинкта, а Шинкт говорит, что не такой, - вспомнила троллька. - Заманил к себе представителей от народа, говорит с ними о мертвой мамбо. Я всего не слышала. Он, - Джантала поискала взглядом Чабиру, - слышал.
- И-и, - протянула охотница, еще кое-что припомнив, - я знаю, где искать гоблина, который принес в пивную приказ. Он не мог оттуда уйти.

ДМ:
Белургаш поморщилась. Так, житейски:
- Что бы я ни думала о Иеремии, он не настолько особенный придурок. Ну, мог твою мамбо украсть... ну, мог велеть своим лучшим её искать, но... ох, не стоило взбираться во главы торгового дому, чтобы отдать приказ, который выкинет тебя на обочину. Уверена, гоблин что-то знает. Один из вариантов. Второй, это за то, что кто-то в кабаке не был такой пьяный, как выглядел.

Джантала:
- Дворф, - уверенно сказала Джантала. - Имя не вспомню, крутится при Шинкте. Но месть за мамбо - это третье по счету дело, Белургаш. Разве знание о том, кто украл ее, поможет мне в разговоре с Медеах?

ДМ:
- Не думаю. Не хотелось бы примыкать к всеобщему манеру... потому как Медеах последовательный и предсказуемый люд любит, нежно, но она уже слишком... святая для нас.
Орчанка осклабилась, глубоко стянув вниз уголки рта:
- Что ж, те, кто делает дела за неё, таким свойством пока не обладают. Чтобы попасть к дренейке нужны люди... группа... единомышленники, зови как хочешь. Знания помогают собирать вместе людей. Знания о том, что в городе у Медеах есть люд, который может воткнуть твоим людям нож до ребер, положительно влияют на совесть и организаторский талант.

Джантала:
- Лучше бы ты говорила как моя бабка, а не как настоящий консул - эльфизмами, - проворчала охотница. - Вернуться к народу и вместе с ним требовать, чтобы отпустили Медеах. Да, я думала об этом. Народ неплохой, дружный. Только их балинтизм сильно похож на культ.

ДМ:
- Милая, эта новая компания Чо'галла придумала слишком интересные позы для управления людом, чтобы сильные миру не обратили внимания. Доживи до моих лет, и всё будет похоже на культ.. знакомься заранее.

Джантала:
- Я не доживу, - почти что с удовольствием хмыкнула троллька. - Яндарз дал мне пару лет, один орк - время до весны, а я думаю, что через день-два увижу Бвонсамди. Если нет, буду считать себя везучей не по заслугам.

ID: 15998 | Автор: В основном безвредная Хозанко
Изменено: 29 мая 2014 — 14:57

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
29 мая 2014 — 21:18 Dea

29 мая 2014 — 21:57 Pentala
традиционный эльфизм звездец