Унесённые ветром Рачьи войны (6)

Гильдия Южный Калимдор
Джантала

Джантала оставила цилиндр, извозюкалась во всяком и отправилась на север..

Надо сказать, лазанье по крышам между умельцами издревне прослыло занятием небезблагодатным, а всё почему? Сверху всегда было видно, как устроен мир и даже самый недалекий пролаза загорался желанием на кого-нибудь камень скинуть или там кокос... Или обвести понятный с высоты народ магически-светящейся веревкой. Рамкой, что ли, или как это надо было называть — обратить внимание и потянуть навстречу лучшему будущему.
Вот Джантале сверху видно было, как меняются кварталы — не крышами или там ларьками, а тем, что чем севернее, тем меньше было лент и шляп, больше поясов и косынок. Там, где южане напирали на неравнодушие и традицию, север давил на близость к народу, но сам (это дело сверху тоже было хорошо заметно) цилиндры и лапсердаки бросать не спешил.
Кварталы, где народ не пойми, за что думал, Север обильно покрыл мазюками на стенах и пробирающейся тролльке подумалось, что пафосные речи госпожи Медеах с утра ушли в изрядный тираж. Свои, северные значит, заборы господа держали в чистоте, не уступая южанам.
Здесь было слишком много прекрасной дружбы.
И очень много мрачных рож.

Где-то здесь, по-южнее едва заложенного форту и самого холма квасила левая защита, и попался один из помянутых кабаков: жирная трехэтажная "Маркурочка" с темным залом и множеством плечей. Оригинальностью сервиса не блистали, мебель ставили для активного битья головой, пойла лили много, а воды и того больше... Для тех, которые особо при деньгах, варили раков ведрами — держали тут же в бассейне посреди залу, хотя, как оно подозревалось, для бутафории. Раков в бассейне было маловато, грязную воду они не любили, а народ нет-нет, да поплевывал. Может от того, может от обилия телес внутри стояли этакий парной дух да дурной бубнеж.
Джанталу в этакой толчее по первости и не заметили: она снедь несла и едва не прошла мимо длинной стойки, когда до тощего гоблина-надзиралы с колцком в носу, тремя девочками-носилками и либеральной банданой в цветочек дошло, что носилку четвертую он не знает:
— Ну подь сюды! Ты куда, гладить нам твою маму, эту хрень волочишь?

Джантала:
Гениальный план сойти за оборванку из бывших долговых начал претворяться в жизнь еще у Шеймы в нумерах, где Джантала перевела хорошую ткань на тряпье и изрисовала лицо. По дороге верхолазка ловко стыбрила плетенку с белисинами, полагая, что этак у встречного люда сразу отпадут вопросы, за каким делом тут шляется троллька.
Отпали, значит, но не у всех.
Джантала сделала большие наивные глаза и прикинулась забитой рабынькой из Гурубаши, худо-бедно понимающей чужие языки.
— Ай, твоя не кричать, — рабынька, по всему, не умела распорядиться дарованной свободой и глядела испуганно, хоть и могла зашибить гоблина и кулаком, и корзинкой. — Орк надо. Я ходи-смотри.

ДМ:
— Откуда их только берут?
Образ, значится, оценили вместе с извечно несправедливым потолком, подозрительно нераковой начинкой и фактом того, что господин надзиратель — и приемщик заказов по совместной специальности, катагорически не помнил за то, чтобы кликал до такой.
— Шо застыла, откуда, говорю, прислали? Записку дали, так и не делай меня замаяться!

Джантала:
— Потерять, — вздохнула Джантала, растопырив и опустив уши. Еще она переминалась с ноги на ногу и стреляла глазами по сторонам. Телес было много, и одни телеса заслоняли другие, но троллька полагалась на рост.

ДМ:
Телес было слишком много, не менее полусотни из них были орками и это дело, похоже, смущало не только Джанталу:
— Пони Галливиксовы, ты хоть до кого приписалась... Тьфу, кто тебя нанял, помнишь? Хоть вывеску над лавкой? Я уже не знаю, на какие еще жертвы мы сейчас устремимся ради прогрессу... знает кто?
Девочки отрицательно качали головой.

Джантала:
Троллька поставила корзину на плечо, чтобы не затекала рука. Доверительно осклабилась:
— Большая мисса нанять. Говорить, ты неси белисин орку, пусть орк ходи к мисса и делай сыгын. Я теперь бегай ищи! Не найти, мисса злиться и не кормить Джу.

ДМ:
— За что я говорил, Маринька? В чего такое они превращают заведение? Месяц назад бесов орк знал за то, кому себя толкнуть и... Холмики-е@#$ые, который орк?
В гоблинских глазах над яркой жилеточкой заплескалось сомнение в том, что кто-то может даже орка описать. Назвать. Не говоря уж об идентификации.
— У нас тут целое стадо орков.

Джантала:
— Я смотреть, — Джантала ткнула расставленными пальцами себе в лицо и деловито почапала в толпу, старательно глазея по сторонам.

ДМ:
Левая защита квасила с заметным пренебрежением к необходимой под пиво доле раков и мимо Джанталы текли ряды разномастных косынок, подбритых затылков да плечей. Могучих и отожранных. Это было трудно: кого найти, даже при белисинах, да и самый плохой орк в мире на троллькиной памяти больше рыскал, чем квасил. Пронырам, им куда надираться?
— Слышшшшш, дева, тащи своих раков, мы сдаемся... — тянул до Джанталы кто-то изрядно нетрезвый.
— ... да что теперь объявят? А ничего не объявят, запрутся и будут жопами тереть, потому как это..
— ... щественная, @#$дь, инициатива...
— Эй, народ, сюда слухаем!
Джантала и пропустила, как снаружи до столов левой защиты добежал шустрый запыхавшийся гоблин в либеральной кожаной жилетке.
— Приметы роздали! Таки попадется и брать, но без этих... Экспрессов!
— Эксцесссвв!
— Я, б@#, зачитываю, свернули шошо!
Галдеж действительно стоял изрядный, даже без крикуна.

Джантала:
Приунывшая троллька уже хотела отправиться в другой кабак, но тут навострила уши и задержалась не как-нибудь, а с толком — захотелось ей, видите ли, угостить либеральный народ парочкой белисинов. Хорошее дело.

ДМ:
Может, водруженный на стол представитель северных... Как там Ноголом говаривал? Лобистых структур? Может, значит и был хорошим говоруном, но среди знатных мазил не числился, потому как извлеченный им клок бумаги с портретом позволял сделать только один вывод: счас пойдет за троллей. Черты, если это можно было назвать чертами, доверия не внушали...
— Читаю, значит: тролль женского полу...
Тут стоило покоситься до картинки. Это был тролль того же женского полу, что и средний плод баклажан.
— ... глазищи желтые, волоса грязные, кажись черные, могут быть в этих их, косичках и колтунцах. Средних лет, нос вон, отдельно вам нарисовали! Целые зубья! Носит фиолетовое! По рукам передайте, б@#! Значит, за шо я это до вас доношу... При встрече вяжем тихо, и кто с ней, того и того! Доставить на любую узловую точку... Вне режиму! Между долговых распространить! Будут бабки! Я вас прошу, только без тролльских погромов, джентльмены!

Джантала:
За такие картинки, а тем паче описания, полагалось бить морды, но Джантала была в образе и нарисовала на физиономии только вялый интерес к стрекотне шумного гоблина. Внутри же троллька кипела: какое еще "средних лет", если мамбо Джизера — женщина в самом соку, только уставшая от забот? И волоса у нее мытые на неделе, и нос никакой не "вон", хороший нос, клювастый.
Однако то, что северные все же не брали жрицу Бвонсамди, теперь подтвердилось. Про узловые точки тоже было понятно. Тайные, надо думать, раз "вне режиму".
Джантала расщедрилась на еще один белисин для джентльменов и решила погодить немного — вот сейчас кинутся распространять, так можно и увязаться. Кабаки с карты никуда не денутся, а места, где собираются долговые... Ради этого стоило рискнуть.

ДМ:
Вокруг галдели, и по всему выходило, что художника может обидеть каждый. Всё ворчание доставалось отчего-то гоблину и тот, ясное дело, не выдержал:
— Народ, вы тут шо, самые умные? И эту видели? Которые видели, так и будут сличать... Мне, блин, с первых рук...
— Ыть, — резонно покосился за плечо, хрумкнувши белисином, великий ум человеческих габаритов и при либеральной бандане. — Ну вон, может, эта? Платьишко, конечно, не то, но немытая ж...

Джантала:
Да, потолок в заведении был страшно несправедливый. Кормишь их белисинами, а они...
— Ты не вязать меня, — Джантала попятилась, прижимая к себе корзину, и обиженно добавила. — Я не средний лет, смотри, трогай. Но я узнать такой тролль, если увидеть. Это быть редкий тролль. Я тоже ходить-смотреть, а он, — троллька зыркнула на рисовальщика, — давать награду. Ты же давать?

ДМ:
— Я... — задумался было гоблин, прикинул что-то для себя и закивал, — таки я и выдавать!
К этому самому времени подпитых глаз до ней уже глядело порядочно: кажись, пытались прикнуть, средний лет или всё-таки не очень... С троллями за это дело всегда было тяжко.
— Я категорически возвражаю, — с некоторым трудом сплетая слова, встрял редкий в общем-то защитник дворфского табуреточного виду. — Хочет сличать, так пусть сличает, но мы не можем исключать этакой... хитрости. Хозяяяяяин! Запилите нам дверь!
— Шо?
— Мы сейчас троллей женского полу, которые есть, соберем и того ж... Сличим!
— Джентльмены!
Тут было много мнений, но Джантала уже видела, что один из посылов художника был безнадежно упущен. Погромный.

Джантала:
Начинающая шпионка подумала, потом еще раз подумала и решила пока не отнекиваться. Чем лоа не шутят, вдруг в самом деле найдут мамбо? А не найдут, так кавардак будет на руку и южным (Джантала слышала надысь занятный эльфизм — "санкции"), и Колючему Холму, потому как за битых троллей синим, наверное, придется извиняться.
А еще худший в мире орк имел свойство оказываться там, где горячо.
— Ты дать мне награда, — уверенно сказала Джантала, забираясь на стол вместе с корзиной и усаживаясь на пятки. — Ты нанять меня для свои сличения, ты потом плати. А ваша чего сидеть? Ваша быстро бежать за тролли, а то мисса ругать меня потом.

ДМ:
Позже говорили, что всё дело было ошибкой, и приказы-то на самом деле распространялись между доверенными из доверенных и тишайшими из тихих, но по какому-то недосмотру попали в руки пьяного сброду, раззвонив всему городу, что север открыл до потерявшейся мамбо свою охоту. Кто-то кричал за то, что имела место южная подстава, и кто-то, что северная... Но из искры разгорелось пламя.

Люд, который особо умный, с кабака начал утекать еще тогда, когда левая защита зашевелилась и загалдела. Успел не каждый, и потому когда выволакивали немногочисленных местных троллей: старика с кухни да еще девку — навроде Джанталиной личины, только настоящую — вокруг стали напуганные лица.
Тролльские — так совсем. То были городские тролли, а важную джанталину личину толкнули к ним.
Народ галдел.
— Непохожи ж вродь!
— Да задержать надо до тех... Сличают которые!
— Да кто сличает?
— Да то ж тролли, шо вы за них не знаете! — заголосил где-то великий ум. — Они за своих всё знают и это, джентльмены, надо... Уметь спросить!

Джантала:
— Это не женский пол быть, — Джантала запаслась терпением и спокойствием. Начнешь дергаться — повяжут, и тогда мисса... тьфу, Шугель будет недоволен. — Зачем здесь старик? Старик не надо. Ваша лови другой тролль и спрашивай меня.

ДМ:
Тут показалось, что её толпа слушала в самую последнюю очередь и сличала не меньше прочих. Может потому, что чуть ли не всякий был спокойный поменьше, а говорил побольше.
Джантале тыкали в тролльку глупую и настоящую.
Старику в бумажку и приметы, но тот был совсем дряхлый и вдобавок гурубаши. Его всеобщий был плох, но выходило, что не знает.

Джантала:
— Это быть не средний возраст, — закатила глаза Джантала. Корзину пришлось поставить на пол и зажать ступнями, чтобы не сперли, потому что свободные руки понадобились для аргументации. — Смотреть сюда, — повысила голос троллька и потянула с местной рабыньки одежду, рывком и сразу до пояса, а потом развернула сличаемую боком к зрителям. — Это быть молодой тролль. Ваша видеть?

ДМ:
Рабынька пищала, старик в которые веки получил паузу в бормотании, выпучил было глаза, народ глазел. Практики и теоретики, в таких местах случавшися часто, заголосили:
— Да оно ж, и не вислые вовсе!
— Ты до среднего глянь... Возрасту...
— Да ты издеваешься, до троллей глядеть!
Потому, наверно, Джантала и пропустила очередной великий ум — рыжего хума либеральных примет, который долго спрашивал старика за приметы мамбины, но не стерпел, взял за клык, дернул вниз и добавил под подбородок. Дед был старый, он не ожидал.

— Таки народ, — слегка пьяно поморщился активный деятель, покуда все до звуку глядели. — Это не женский пол быть! И это "быть" не конструктивный пол, который ни@#я не хочет быть полезным. Вам сказать за троллей! Вы знаете за троллей... Мы с них, сволочей, пострадали! Из-за кого барышню под судилище того? Кто их вообще поймет, как не эти... Я, значит, предлагаю тем, которые не хочут остаться без премии наведаться на плоты!
— Я к-ктегорически поддерживаю предыдущего оратора! — донесло давешнего дворфа.
— Устроить ревизию... По женскому полу, авось сами разберемся. Сличалы придут, так все премии будут ихние!

Джантала:
"Эти", значит. "На плотах", значит. Становилось совсем интересно. Джантала смерила хуманса взглядом, запоминая, и пообещала себе пришибить его, но потом.
— Я барышню очень любить, — с пылом соврала она. — Барышня дать мне свобода. Вы искать плохой женский тролль и не отсюда. Пошли, я помочь разбирать.
Ну и белисины с пола прихватила, вдруг пригодятся.

ДМ:
— И кто ж ты такая будешь, — шустро обернулся поддержаный оратор, — дюже полезная? Давайте мы, пол, который женский, в особый фонд сдавать будем. До сличения и для общественного согласия... Эту вон туда. И ту, с высокими.

Джантала:
— Я носить белисины, — залыбилась троллька, исчерпывающе обозначив свое место под кабестанским солнцем. — Давай быстро сличай. Работа надо.

ДМ:
Народ вокруг заржал на разновсякие голоса, потому как резкая смена тролльских настроений сделала ему смелости — ну так, порядышно. Ничего хорошего бы не вышло, если бы не давешний гоблин-вестоноситель:
— Слыш, Моличка? Ты за приличии-то не забывай, угу? В очередь, значит. Я этой медяк обещал, так, значит, этих двоих можешь в фонд сколько угодно, а мы с этой того... До подсобочки. Обсудим финансовые вопросы.

Судя по моличкиному лицу, смысл тот потерял где-то ближе к концу, и потому мелкий зеленый по-простому дернул Джанталу за руку: не стой-де.

Джантала:
Со смыслом в "Маркурочке" вообще получалась беда — то в фонд, то на плоты, а уж в том, чтобы уединяться с гоблином в подсобочке, Джантала не видела никакого резона. Но пойти — пошла, надеясь, что вестоноситель все-таки имеет, что сказать.

ДМ:
Действительно: вышло так, что гоблин тоже не видел, потому как только провожаемая взглядами всего персоналу попискиванием допершей до фонда тролльки и плевками парочка сунулась за двери кухни, мелкий сплюнул тож, заложил большие пальцы за пояс под либеральной жилеточки и набровился:
— Говори, шо такое будешь, а то сейчас к ним в... Фонд, значит, пойдешь. Кто на потрете, знаешь?

Джантала:
Надо сказать, только рабынькин писк и довел до Джанталиного разумения, что фонд — это не место такое, а вообще. И что сличение... н-да. Деловитый гоблин сразу стал симпатичен, если не дорог, потому как хумовские лапы троллька б на себе не потерпела, и получилась бы драка насмерть, а против толпы много не навоюешь.
Ответом либералу был утвердительный кивок.
— Знать. Я не шо такое, я носить белисины. И видеть такой тролль, когда носить. Это быть особый тролль.

ДМ:
— Который особый тролль?

Джантала:
— Большой жрец, — объяснила носильщица белисинов, уверенная, что от правды хуже не будет. Приметы рано или поздно узнали бы — мамбо видели и на барже, и в порту. — Который носит такой цвет, тот большой темный жрец. Им надо.

ДМ:
Гоблин подбородок и поскреб:
— Ну-к пошли, девочка. Мне отчего-то кажется, шо это начало дельного предприятия, и партнер нам в нем не помешает.

Надо сказать, Джантала тогда не была уверена — к лучшему оно вышло или как, потому как выждав время и скушавши белисин, её новый либеральный друг, не вынимая из-за поясу пальцев, пошел до давешнего дворфу и покумекал с ним на... Некоторые темы, из которых выяснилось, что в Фонд Джанталу таки сдали, только не как несчастливую рабыньку, а как "держать и не пущать".
Народ тогде уже до выходу поглядывал.

ID: 15738 | Автор: В основном безвредная Хозанко
Изменено: 20 апреля 2014 — 15:41

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
20 апреля 2014 — 15:41 В основном безвредная Хозанко

Мы что-то заслакали с логами. А они плодятся.

20 апреля 2014 — 18:23 Pentala

Тяжело быть кабестанским политиком.
До тушканов в надувных пони можно дослужиться)