Унесённые ветром Последний блеск республики (3)

Гильдия Южный Калимдор
Джантала
Ишрумми

И пока Кабестан еще не растерял всей своей радужности, за колдунами надлежало идти в заведение..

Заведение звалось "Ветроловкой", и в темнеющем небе над его гордой крышей сияло всеми цветами неонки что-то, подразумевающее женщину-лошадь и напоминающее женщину-эльфа. Заведение не компрометировало, потому что это было его свойством: колдуны господина Газлоу ходили до него всякий день, как и все прочие, а равно все, кто колдунов боялся. Говорили, что до старой мадам Розы здесь не кормили вовсе, зато была другая мадам — с хвостом и пятьюдесятью гребнями. Это было до самого городу, и мадам Ллеишж не нужно было кормить, развлекать или обеспечивать народ. Ей хотелось, чтобы колдуны побережья не мешали ей с более невинными делами, вроде маркурьих боев или морского грабежа, и потому известное место стало недоступным для всякой магической прослушки. Мадам Ллеишж давно потеряла интерес и вернулась в свои темные глубины, но место стояло, и у места был смысл.

По крайней мере, так размышляла Ишрумми Белесна Фохт, сидючи в притопленном в стене алькове напротив представительного молодого человека Евгения. Было темно и огняво, в общем зале ниже галдели, а на освещенной банановым сцене отплясывали ногами странно одетые человечьи женщины неопределенных лет.
Реалистичная девушка болтала ножками и тянула коктейльчик. Молодой человек был откуда-то с альтеракских гор и говорил с соответствующим рыканьем, а заодно представлял колдунов господина Газлоу. Меньшую их часть. Его огорчало то, что традиционный поход за выпивкой превратился в почти деловую встречу, как и то, что другая (большая) часть колдунов от этого дела была отмазана. Они не были виноваты, нет. Такая у них была сущность.
Собственно, именно в этот момент Евгений пытался донести до гостей все детали своего недовольства:
— ... да, до меня донесри то, что вас необходимо посвятить в нюансы нашего с известным господином предприятия, но пррискорбно не уточнири прричины.

Джантала:
Джантала тяжело, горестно вздохнула. У тролльки был настолько несчастный вид, будто ее заставили носить воду решетом. Или кушать похлебку палочкой. Или... В общем, приходилось мирно, без угроз и рукоприкладства, разговаривать с хуманским колдуном (опять!), и охотница утешала себя только чувством изрядного превосходства над неуклюжими, безвкусно одетыми человечихами.
— Знаешь про вуду? — нехотя заговорила она на всеобщем. — Знаешь про мамбо Джизера? Мертвые говорить ей, кто на них колдовал.

ДМ:
Глупый хум такого точно не ждал, потому как среди мечущихся светлых пятен его лицо сделалось самым недоумелым.
— Мертвые, говорите... — деликатно скреб тот подбородок, — как...
— Повторяю, Джантала. Оченно важная госпожа, оченно.
Реалистичная девушка на секунду отвлеклась от низу, сверкнув улегшейся в разрезе блузки геммой из полупрозрачного тёмно-красного камушка.

— ... таки, госпожа Джантаря. Мертвые, старо быть, пошри к господину Шугеру? Потому как он до меня и донес.

Джантала:
У тролльки зачесались руки. Ее горбоносое лицо для хуманов так и так выглядело кровожадным, и хорошо — иначе Евгений высмотрел бы на нем острое желание нанести кому-нибудь, выражаясь языком управных гоблинов, тяжкие телесные повреждения.
— Сначала говори нюанс, — процедила "важная госпожа". — Потом расскажу.

ДМ:
— Ну хорошо, — тут у аккуратного молодого чевека возражений не было, разве что тоска до стоявшей перед ним стопки, — быря постарена интересная задача. Как бы объяснить... У известной вам особы, госпожа Джантаря, очень нетривиарный закринатерный стирр. Очень. Она, конечно, испорзует, если вы понимаете, аркану для провокации эрементарных и астраррных возмущений, но на процессуарной стадии это выгрядит скоррее как работа шамана, не считая того, что её трансцендентные "посредники" испоррзуются как расходный матерриар и временные констррукции. Мы прредложири заказчику обвинить её в пособничестве сумеречному курту... Этот народ дерает похожие вещи... Но, как видите, поручирри отказ. В этом городе оно и неудивитеррно. Нам пришрос найти для заказчика... Специарристов. Прошу прошения, вы знакомы с некромантией?

Джантала:
Когда колдун заговорил, Джантала перестала злиться и состроила внимательное лицо, а ее длинные уши подрагивали, ловя каждое слово. Где-то через минуту усердное внимание сменилось немым вопросом "Хей, мон, ты с кем тут разговариваешь" — но, как уже говорилось, хумми редко бывают сильны в тролльской мимике.
Впрочем, кое-что Джантала все же разобрала. И про сумеречный культ, и суть последней, обращенной к ней фразы.
— Поднимать зомби, — утвердительно кивнула охотница. — Но плохо поднимать. Наша зомби послушный и тихий, ему хорошо. Может работать. Ваша зомби совсем тоскливый, он делать: у-уу.

ДМ:
— Уууу, — брякнула отчего-то Ишрумми и, как оно показалось, вовсе не за зомби. Вежливый молодой человек Евгений вовсе скривился, но только с тем, чтобы закатить глаза к несправедливо обитой липовой замшей потолочной панели.
— Почти. Я имер в виду то, что это достаточно редкая и прискорбно недооцененная обрасть знаний, к которой мы имеем доступ стараниями наших свинорырых друзей со степи. Мы нашри нескоррко с навыками, подходящими дря дестабиризации местных духовных сущностей и продерарры работу над тем, что бы их претения производири впечатрение доступных для закринатерей типа нашей знакомой. Местные суды не очень шепетирны в вопросах магической экспертизы.

Джантала:
Джантала понимающе кивнула и цокнула языком, жалея, что здесь нет Злой Сестры. Она бы объяснила свинолюдское колдовство понятными словами, без этих эльфовских выражений. И хотя бы на орочьем.
— Свинолюды где? — спросила троллька. — Вы их не убить, чтобы не стало другой виноватый, кроме дренейка? Мертвые будут знать, кто их беспокоить. Могут показать. Привести. Где свинолюды делать ритуал? Как делать?

ДМ:
— Что вы... — протестующе замотал головой представитель меньшей части, когда речь пошла за убийства, — мы же цивиризованные руди. Уверяю вас, этот народ в самом безопасном месте и, тем борее, защищены от... Абберативных возмущений.

Джантала:
— Да чтоб ты кактусами гадил, — на чистом орочьем пробормотала троллька, тоскливо бегая по алькову взглядом в попытке угадать, что оно такое — абберативные возмущения. Но так или иначе получалось, что свинолюды хорошо спрятаны. Уже что-то. Джантала снова перешла на всеобщий:
— Мне надо один свинорыл. Самый лучший. Чтобы позвать мертвый, и мертвый сказать, где мамбо Джизера. Дренейка украсть ее. Вот тебе причина, хум. Очень прискорбный.

ДМ:
— Позвору поинтересоваться... отчего вы так уверенны, что мертвые знают, где искать жрицу Джизеру, госпожа Джантаря?
Сразу как-то озаботился колдун.
— И какие мертвые?

Джантала:
— Мертвые тролли, — уточнила Джантала. — Ты знать лоа Бвонсамди? Джизера ему служить, и мертвые это почуять. Когда их плохо хоронить, они ходят по та сторона голодные и злые. Они захотеть, чтобы мамбо Джизера провести их к Бвонсамди. Могут знать, где она есть. Тогда мы найти ее быстрее, чем гоблины Шугеля. И это быть хорошо.

ДМ:
Где-то в этот самый момент реалистичная девушка перестала болтать под столом ножками и отвесила Джантале изрядно поставленный пинок. И верно, представительный молодой человек Евгений на том краю даже вздохнул, смутился как-то и всё-таки приложился к чарке:
— Госпожа Джантаря... Позворю себе спросить... Это... Какая мне выгода в том, в чем не преуспеет господин Шугер?

Джантала:
Троллька покосилась на Ишрумми хмуро и виновато: сама поняла, что получилась двусмысленность.
— Нет, — поморщилась она, переводя взгляд на альтеракца. — Не так. Гоблины Шугеля искать медленно: дворы, подвалы, ямы. Мертвые искать быстро. Быстро лучше, чем медленно. Мамбо нельзя быть в чужих руках. Теперь ясно? И еще повтори: как ты говорить про сумеречный культ? Почему нельзя было обвинить? Никто не любить сумеречный.

ДМ:
— А... — неопределенно хмыкнул маг. — Вы никогда не задумыварысь, как так поручирос, что два года назад секта безумцев из пещер выводиря на поря сражений сторько знамен?

Джантала:
— Рекруты, — правильно выговорила Джантала. Термины, которые использовались в допросах, были для нее добрыми знакомыми. — Агитация, — и это оттуда же. — Все гореть, ящер лезть из-под земля. Кто не хочет гореть — иди в культ. Так говорили.

ДМ:
Молодой человек Евгений только руками и развел: сами ж вроде смекаете.
— Видите ри, безумцы из пещер заварили всю кашу, но в тот момент к ним примкнул каждый, кого не понярри и, каждый, кто решир, что убить мир проще, чем сдерать из него толк... Я знал черёвека, который ушел воевать потому, что в Дал-ларане не оценили его иссредование об опасности старых машин в Нордскоре.

— Дурачков много положили, безумцы вернулись в пещеры, а интеллегенты, значит, на свои места, — житейски вставила под боком Ишрумми.

Джантала:
— Разве эти, со щупальца, не перекрути им мозги? — нахмурилась Джантала. — Бывший сектант не бывать.
Сказала — и уставилась на Евгения с запоздалым подозрением.

ДМ:
— Наверняка перекрутири, — улыбнулся представительный молодой человек, — но что быро, то быро, и теперр гонения на "сектантов" ужудшают конъюнктуру рынка, а промышренный саботаж магическими методами — всё еще преступрение дря каждого.
Лишний раз вздохнув, он осушил свою стопку с тем, что бы наклонить голову и начать подыматься:
— Я передам вашу просьбу рюдям, госпожа Джантаря, но никаких обещаний.

Джантала:
— Убедить, — со вздохом согласилась троллька. По крайней мере, теперь было ясно, что в отказе выдать Медеах за сумеречную нет никакого подвоха. — Только ты хорошо передай. Ты говори, всем лучше, если быстро найти мамбо. Шугель довольный, я довольная, мамбо довольная. Она вот тоже.
Гоблинку Джантала приплела чисто из вежливости — все же вместе пришли, хотя Ишрумми помалкивала. И пиналась.

Ишрумми:
— Я довольная, дядь Гень. Буду, — так, для порядку вставила тогда гоблинша, которая не только пиналась, но и местное сладенькое пойло потягивала. С тем и отпустили.

Еще гоблинша сразу заторопилась. Ну как сразу — так, не совсем, допить, а как дверь за спиной хлопнула, потащила Джанталу до подворотни и принялась разматывать пояс. Тут у ней из-под блузки и потекло что-то навроде облака, по темному времени едва светящегося.
— Вон знакомься, — между делом замечала Фохт, — это Раха.

Джантала:
Надо сказать, шуганулась троллька основательно: схватилась за дареный амулет и за топорик — отвлекать злого духа собственной кровью. Потом пришлось делать вид, что топорик она проверила просто так, из общего недоверия к подворотням, а за амулет бралась для того, чтобы поправить шнурок. Было стыдно. Вспомнила, значит, про обещание привести к Ишрумми эфирного мона.
— Не знаю, желать ли тебе здоровья, Раха, — пробурчала охотница. — Ты не очень есть.

ДМ:
— Мы не пожелаем тебе, — зашуршал дым.

— Ты не боись, то ж эфирный дух, ток без шмоток. Шейма его до меня привел, и пошла у нас прекрасная дружба.. — проинформировала реалистичная девушка в самой что ни на есть невинной манере, да и взялась завязывать поясок обратно, по темноте закопавшись.
— Вот шо завис? Или зависла... Видел человечка, так иди проводи по-тихому, потом нам и расскажешь.

Джантала:
— Тролли и так не болеют, — уведомила Джантала. Еле удержалась от наивного вопроса "Откуда ты это сказал?": не каждый день видишь более-менее уплотненного духа. Зато когда дух отправился провожать, охотница дала волю своему любопытству:
— Что ты обещала ему за дружбу, Ишрумми? Выкупить его долг?

ДМ:
Выяснилось, что методы у реалистичной девушки были самые что ни на есть обкатанные, а Раха был эфирный дух не очень умный. Не очень глупый, конечно, тож, но точно трусливый. Вышагивая по улице, гоблинша бегло проинформировала, что слышала за то, будто таких эфирных духов убить нельзя вовсе, потому как у них особая машина есть, звать "нексусом", и когда они к ней битые является, узнает, и всё, что в голове покорежили, на место вствляет.
Ишрумми не знала точно, спужается ли эфирный дух её зеленого колдовства и побоится ли того, что его машина не узнает, но всё равно брякнула. Тут выяснилось, что Раха тоже не знает точно, но пробовать не хочет совсем.

Джантала:
— Вот чего он такой неласковый, — протянула троллька. — Только не попался бы. Другие тоже могут его напугать. Этот хумми... что ты поняла из его слов, зуфли? Я половины не знала. Ты послала за ним духа потому, что он тебе подозрителен, или просто ткнула острогой в мутную воду?

Ишрумми:
— Очень мне за свинолюдов знать хочется, — пояснила чернокнижница. — Я как поняла: если они просто некромантов зазвали, так некромантам всё время работать нужно. Они этих призраков не злят, а ток направляют. Я уж не знаю, как у нас с Газлоу пойдет, но если шо, лучше знать, где они сидят.

Джантала:
— Йей, — Джантала выразила озабоченность. — Мамбо Джизере легко будет их найти. Если... — тут охотница крепко задумалась, замедлив шаг (ей и так приходилось едва шевелить лапами, чтобы поспевала Ишрумми, а тут почти остановилась), — если только сумеречная не узнала об этом раньше. Не так трудно выследить или вынюхать свинолюдов.

Ишрумми:
— От оно-то меня и смущает, — посетовала и гоблинша, — мне ж даже дух эфирный за свинолюдов не говорит. Ты завтра до совету пойдешь?

Джантала:
— Пойду, — в троллькином ответе не хватало энтузиазма. — Не нравится мне то, что придумал большой анжинер. Хитрый зверь не попадет в простую ловушку, еще и загонит туда охотника. Не нужно бросать кости, чтобы угадать — на совете много кто удивится. И не по-хорошему.

ID: 15595 | Автор: В основном безвредная Хозанко
Изменено: 30 марта 2014 — 17:39

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
31 марта 2014 — 18:41 Pentala

Только не говорите, что вы добавили ещё одну страничку

1 апреля 2014 — 1:04 Dea

Тут есть еще одна невидимая. На ней полностью описана судьба коня.

1 апреля 2014 — 14:33 Pentala
Lastochka #135267
1 апреля 2014 года, 02:04

Тут есть еще одна невидимая. На ней полностью описана судьба коня.

Ты -ласточка)

1 апреля 2014 — 14:38 В основном безвредная Хозанко

Нет, она Нокомис.

1 апреля 2014 — 15:22 Pentala

Сейчас всем выдали маски Нокомис. Даже белочкам)