Высокая Страна Быт и нравы на Колючем Холме (11)

Джизера
Джантала
Ишрумми
Йумра
Гильдия Южный Калимдор

Ишрумми:
- Здрасть, теть черная, - говорила примерно в тоже время вскарабкавшаяся на бугор реалистичная девушка Фохт, тоже при свертке и при орке (этот ведро тащил). Ведро сунулось вниз следом за гоблиншей: снизу только и донеслось:
- Кыш теперь, а то прокляну ж головотомией!
Орк таких слов не знал и потому, наверно, долго в яму не пялился.

- Вуф, - бормотала уж мелкая, стягивая через голову просторную, но уже утерявшую товарный вид рубаху с кошечками. Моргнувший было над воротом вишневый глаз по всему оценил Джанталин боевой вид: - Ты кого убивать собралася?

Джантала:
- Бабкины надежды, - проворчала троллька, скептически оглядывая подогнанный под себя доспех с чужого тела. Полированные дощечки были хороши, хотя лак с них почти содрался, и малость укороченный ножом пояс пришелся впору, но вообще Джантала воинские щитки не любила - ей бы хотелось помягче, чтоб гнулось. С другой стороны, совет не разведка, а добыча старой Ньягги выглядела парадно. И шерсть после мытья блестела, как бархат, - никаких украшений не надо.
- Наш улетел на передовую, к Траллу, - понизила голос охотница. - Велел быть умной. Особенно при вожде.

Ишрумми:
- Угу, оно помогает оченно, - тотчас покивала зловещая чернокнижница с тем, чтобы отпихнуть одежу подальше, разжиться ковшиком, да и начать наводить чистоту. На таких глянешь и думаешь,что их завсегда больше интересует тепла ли вода и что делать с некстати отраставшей в известных местах у хумов и гоблинов шерстью (тут Джантале подумалось, что троллем быть это вообще к лучшему).
- Так, коли до большого идешь, - продолжала она в пол-оборота, - спроси за то, чтобы отпустил куда на недельку, бока понежить.

Джантала:
- Тебе зачем? - недовольно спросила троллька. - Я, наоборот, хотела проситься на драку. Посмотреть, чего стоят хумми с их железными самоходами, и себя показать.

Ишрумми:
- Я, конечно, ни за какое не говорю, - брякнули с той стороны ямы, - но тебе хочется на сумеречную нашу подругу глядеть, когда на тебя пол-орды оглядывается, или покуда та половина другую мордами по столам возит?

Джантала:
- А вот этого, зуфли Ишрумми, я еще не знаю, - Джантала помогла гоблинше добыть воду из высокой бочки и подержала наклоненный ковш над ее руками. - Расскажи-ка про мой интерес в Призраке.

Ишрумми:
- Ой, ну как? - удивилась зеленая через водяное фыркание и плеск, - Вот, значит, нам друг с другом жить; мир, дружба, надувные пони - никак нельзя, чтобы у меня была знакомая с этакой компашки, это ж... ух... ну эт то, за шо дядя Корфай говорит. Я вот за шо скажу: дядь Корфай нам само грязное дело и сбросил. За Кабестан знаешь?

Джантала:
Джантала скорбно вздохнула.
- Была. Не понравилось. Пока было золото, в ушах и на запястьях, еще нравилось, а потом не. Не скажу, на что выменяла, а то лопнешь со смеху. Это я по молодости и глупости. Да-а, Кабестан... Про него я в первый раз услыхала, когда острова еще были под Залазаном. Шагул Кривой Нос ходил в Степи добыть шкур конелюдов, а вернулся с пустыми руками и глазищами круглыми, как у эльфа, - сыгын за деньги, кричал, и кости не для духов, а для игры. Впечатлительный он был, Шагул. Так, значит, надувные пони... Я так думаю, когда кто-то сбегает из такой башни, как Г'харата, до него становится трудно добраться. Жить ведь всем хочется.

Ишрумми:
- Ну так вот: Бледный Призрак, она не сектун "ой ой, я спрячусь", потому шо она из этих... ну этих... которые совсем чужие. Дренеев видела?

Джантала:
- Да-а, такое не спрячешь, - задумчиво протянула троллька. - Говори дальше. Я слушаю.

Ишрумми:
- Ой, ты б за неё знала... - с изрядной доли драматической озабоченности подтвердила чернокнижница с тем, чтобы присесть на чурбучок и заняться пяткой, - Спросишь Ишрумми, так глаза бы мои не глядели до этой, значит, высокомерной суки с чужими мозгами и белым личиком. У ней голова, шо у нашего дяди Корфая. Знаешь, как познакомились?
Оченно нехорошая вкрадчивость получилась в Ишруммином вопросе.
- Меня только до Кабестану её доставить попросили, я ж ничего даже не знала, у ней ничего не было, платил другой народ... Так она мне и говорит за то, что я ей должна дел, потому как, я видишь ли, "не хочу, чтобы мне потом в Кабестане дела не было". Ну и шо ты думаешь? Это такой народ, который всякую мысль наизнанку выворачивает и может таким голосом сказать, что ты любую дурь сделаешь... короче, я тебе за шо говорю? Прятаться не будет, потому как не может, встретит лицом и зуб вот даю, готовая к тому, что к ней с большой силой придут... или с угрозами.

Джантала:
- У, - только и сказала Джантала, запуская пальцы в расчесанные волосы. Принялась было лохматить, но опомнилась и опустила руку. - Если голова, как у Корфая, то угрожать не надо. И большой силы не надо тоже: выследить и подстрелить ее хватит меня одной. Только получается слишком просто, а с этим народом по-простому не бывает. Я уже поняла. В чем подвох?

Ишрумми:
- Ой, ну так в том, что в Кабестане стрелков баржа и маленькая шлюпка. Наша должна была привычная стать.
Тут реалистичная девушка прервалась, не без некоторой грустинки пялясь на свою пятку, да и подвела черточку:
- Ты меня спросишь - так я не знаю, шо мы там с ней сделаем. Надо мозгой, ток если мы до ней придем, уже в Орду впутавшися, так она против нас это самое и повернет. От счас надо, пока мы никто и звать нас никак.

Джантала:
Троллька затосковала: ну почему никогда нельзя просто подкраться и одним выстрелом решить проблему? Вот только еще одного Корфая не хватало - с рогами и всем остальным.
- Ладно, - снова вздохнула Джантала. - Мозгой так мозгой. Я верю тебе, Ишрумми, потому что Долгая Рука умеет... как вы это говорите? Мотивировать. Теперь давай про свои дела с этим Призраком. Чем ты ей помогла? Чего она хотела?

Ишрумми:
- Ну дак ей в Кабестане освоиться надо было: шоб люди и письма, и всё такое. Ей с теми, которые в Волоке, через меня прощее было, а как она там сейчас дела ведет, я вовсе не знаю, и не спрашивай.

Джантала:
Джантала покачала головой и поставила пустой ковш на землю.
- Ты думай, кого возьмем в Кабестан. А я пойду маячить перед большим домом - если позовут, то уже скоро.

Ишрумми:
На то реалистичная девушка не возражала: у ней работы было много. В свертке ждали с изрядным трудом добытые по таким местам скотные ножницы и форменный, с ополчения, кафтанчик, который надо было распотрошить на трофеи. Местные любили трофеи.
- Своего-то не берешь, а? - только и донеслось вслед Джантале не без лукавства, - Сильно надулся, шо местным в сторожа сдала?

Джантала:
- Это кого? - прикинулась непонимающей Джантала. Выждала положенные секунды, потом протянула: - А-а, ты про битого. Не знаю, куда он подевался. В каких сторожах ты его видела, зуфли?

Ишрумми:
- Ну вооот недавно пробегал же совсемно, - пара глаз-вишен выражали невинность чистую и всеобъемную, - портки снова сменил и со значками, как у местных.

Джантала:
Троллька размяла плечи, тяжелые под деревянным доспехом, и как-то нехорошо уточнила:
- В какую сторону пробегал?

Ишрумми:
- Уммм... до холму наверно.

Джантала:
- Сейчас найду, попрошу проводить нас в Кабестан, - угрюмо пообещала охотница. Насчет просьбы у нее неубедительно вышло; сцапав прославленное в бою копье-метлу, Джантала выбралась из ямы и взяла курс на холм. Расчет был на то, что если вождь скажет ее привести, найдут где угодно.

ДМ:
Только народу со значками на наплечах и кирасах снаружи было пруд пруди: будто все, кто не с ям собрались чтобы с очередными телегами у западных ворот повозиться, под крепостцой потолкаться или одни духи ведают зачем в Джанталиных глазах помешаться. Вот же...

Ньягга:
- Ухх, куда... окаянка этака!! - заголосила откуда-то со стороны башни, приметившая своё, бабка Ньягга.

Джантала:
Троллька уже успела прихватить за плечо нескольких ополченцев, обознаться и оставить орков чесать репы, а заодно - понять, что таким манером искать будет до вечера. Только поэтому не притворилась, что в шуме бабку не расслышала, а завернула к башне поворчать.
- Что, гра Ньягга, скажешь обсиживать порог большого дома? Йумра не нашла, кого было сказано. Говорят ведь, язык доведет до Растахана, а у нашей язык в заднице - ну как ей с орками объясняться?

Ньягга:
- От за неё и распросила, всё за твои нервы пекуся, пошто не ведаю, - отмахнулась обоими руками шустро сократившая расстояние бабка с тем, чтобы тотчас подхватить Джанталу под локоток, да и потащить под порог, - Ты не боись, не пущали его в крепость и нечего так коситься, ишь, ищи потом тебя да на самой окраине... много чести. Эт пока. От до вождя сходишь, так и...

Джантала:
- Мне сказали, он уже нацепил значок ополчения, - поделилась тревогой Джантала. Руку не отнимала, хотя сил хватило бы легко стряхнуть с себя нескольких таких бабок: послушная, значит. - Выходит, будет проситься, чтобы отправили штурмовать город. Я не знаю, как тут сейчас полагается, но вижу, боевой народ бегает туда-сюда, и не без дела. Вдруг он уже в пути?

Ньягга:
- Тю, город. Они у нас, местные, резервисты да калеченные все. Тут сторожат да караваны водют. Ты слушай, что Ньягга скажет...
Движение бабки было методично и неумолимо, хоть и легко всеми сухими костями.
- От я до хороших ребят ходила за тебя спрашивать, от они говорят, не врет черная мамбо, и по темени её не водили никуды. И этого, длинного в рванье, тож. Никто твоё место лапьями не трогал, вишь, чья вся честь будет?

Джантала:
- С мамбо поделиться бы, - троллька задумчиво подвигала челюстью. - Но она не захочет. За то, что было в Высокой Стране, ей похвала не нужна. Слушай, гра. Как сделать, чтобы вождь отпустил на неделю до Кабестана, но трусливой и никчемной не считал? Мне надо. Провожу одну гоблинку и вернусь.

ДМ:
- Уууу, от как...
Тут, признаться, даже и сама Ньягга была озадачена. Это было такое дело, непарадное.
- Ты скажи, шо долг какой, ежели совсем прихотела... от. И веже проси. Скажи, любое дело для вождя там сделаешь, а будут сомневаться, так скажи, что знаешь за то, что восточный люд кораблей туда нагнал. Очень у вождя сейчас до них зуб шатается.

Джантала:
- Да-а? - обрадовалась последним словам Джантала. Как ни верь Вол'джину, а ползли, ползли слухи, что с южных земель он вернулся другим. Примирившимся. - Так и скажу. И это будет правда. Драться с орками Гарроша я могу, но без злости, а потому что надо. Хумми - другое дело. Совсем другое. Ты самая лучшая троллька, Ньягга.
Радости у охотницы хватило даже на то, чтобы тронуть губами сухую старушечью щеку. Осторожно, чтобы клыками не зацепить.

ID: 15490 | Автор: В основном безвредная Хозанко
Изменено: 21 марта 2014 — 18:43

Комментарии (8)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
18 марта 2014 — 20:03 Pentala
Он давно бы разделил свое моджо с женщиной, если б хотел продлить род. Может, лоа пока запрещают ему.

- У вождя дитенков хватает

http://ru.wowhead.com/quest=26298
Не хватает(

18 марта 2014 — 20:16 Dea

Там сын chief'a, а Вол'джин - chieftain.

19 марта 2014 — 15:03 Pentala

У Чёрного Копья есть другой вождь? ;)

19 марта 2014 — 15:20 Dea

У Близзов нет других локализаторов. Нимбойя говорит о своем командире/старейшине, а не о вожде племени.

As is a custom with our people, he was given to the Gurubashi Trolls of Zul'Gurub, but after my tribe, the Darkspear tribe, left with the orc Thrall, poor Yenniku was lost to us.

С возрастом Вол'джина как-то не складывается, не?

19 марта 2014 — 15:42 В основном безвредная Хозанко

Не говоря уже о том, что в последнем квесте цепочки квестодатл признается, что Йеннику - его сын.
http://gyazo.com/d89af68b99c1e302ef0b3282e772dafe
Тролле - скользкие гады.

19 марта 2014 — 16:36 Dea

А вот это в одном из патчей внезапно переправили.
Было: http://wowpedia.org/Quest:Saving_Yenniku
Стало: http://www.wowhead.com/quest=26305

19 марта 2014 — 16:19 Pentala
С возрастом Вол'джина как-то не складывается, не?

..ну... мя думала... сын вождя всё-таки. Рано созрел мальчик)

19 марта 2014 — 16:34 Dea

Там еще и "младший сын вождя Йеннику". Получается, мальчик слишком рано стал играть с пушистыми плодами киви.