Высокая Страна Самемха (9)

Рыжая
Джизера
Джантала
Ишрумми
Делнейен Гиллид
Лилинет Стомп
Гильдия Южный Калимдор

ДМ:
Так и вышло, что вскоре с разобранного подвала полезли. Люд верхний (бывший нижний) с окрестных руин поглядывал хмуро, а лики современной войны в их руках еще хуже. Люд нижний (нынче люд верхний) выходил озираясь и щурясь, потому как солнце было яркое, а шум над землею страшный.
Командир Шаддур топора не опускал – он знал, что бывает, когда лица, подозреваемые в магии, так выглядят. Взгляд гоблинши Ишрумми говорил разочарованно "ой, шот вас выжило многовато".
Было при них пятнадцать голов.

Джантала:
За себя Джантала не просила: хотя по перевязке было понятно, что пятна крови на охотнице – не только чужие, в разрушенной башне были те, кому досталось сильнее. Пока из-под земли появлялся кор'крон, троллька успела подобрать копье и теперь стояла, загораживая Корфая и мамбо, с очень нелюбезным видом.
– Как будем расходиться, зуфли Ишрумми? Хорошо или плохо?

Рыжая:
– Благодарить потом станешь, Корфай. Нам и поговорить ещё надо будет о многом, включая поездку до Вол'джина, но это всё не счас, совсем не счас, – поддержала очередность переговоров лысая мамбо, бережно держа Джизеру на свободном от сумок плече.
Джанталина прыткость давала ей основания думать, что до дирижабля та дойдет, раз лечить не попросила.

Ишрумми:
А помянутая зуфли глядела сощуренными от солнца глазищами на веселый люд и боевую Джанталу, на Корфая, который стоял как вовсе ни при чем – так, благосклонный в общем местный вождь, и на увешанного ликами вожака Гвоздя.
– Ух, – фырыкнула под удивленным взглядом командира Шаддура разумная девушка, – Тёть мамбо, вы как... добралися?

Рыжая:
– Добралась. Джа, она дала сполна времени мне предупредить всех, кто слышать хотел. Могла рвануть ещё раньше, в руках уже держала свою снасть взрывальную, так что к ней у меня претензиев нет, – твёрдо заявила жрица, желая иметь рядом ещё кого-то, кто мог бы хитромудрому Корфаю составить этакую конкуренцию. – Вы сами два глупых полена, что меня не слушали. А я говорила, что у гоблинки завсегда есть чо. В смысле взорвать.

Джантала:
– Тряхнуло немножко, – невозмутимо отозвалась Джантала, не оборачиваясь и сверля глазами колдунью. – А если бы мы побежали, как ты, мамбо, просила со слов Ишрумми, ритуал бы закончили правильно. Или не думаешь так?

Рыжая:
– Не думаю. Мы бы пробились во двор, а уж там бы и бахнуло. И выжило бы больше. А бахнуло хорошо, не преуменьшай, от башни одни обломки остались и культистов поконтузило. Не закончили бы они ничего толком. Нам же повезло, что вообще остались живы, с чем я вас и поздравляю, – с проснувшейся ехидцей добавила троллька, поправляя свою ношу. – Идем уже, а то тяжело.

Джантала:
– Ничего б не поконтузило, если бы ты не сбила с них кокон, мамбо, – Джантала умела быть сварливой, совсем как бабка. – Мы-то пойдем, а они что?

Рыжая:
– Так я бы и на ходу смогла, делов-то. Или из-за двери – мне б так спокойнее было, – дернула Рыжая плечом и тут же, ойкнув, поправила сползающую Джизеру. Ту, видать, совсем отходняком от зелья накрыло и лишние движения неудобной, но подушки, были ей явно не в радость.

Корфай:
– Слушай, Фохт... – выдул наконец из-под губы Долгая Рука, словно устав от всех этих дискуссий, – нам самую чуточку не по пути... я не гублю почем зря народ, который умеет сыпать в бомбы зеленку, но дальше вождя Вол'джина тебя не...
Тут Корфай осклабился, глядя не то на мелкую, не то на то, какое у командира Шаддура лицо стало длинное.
– Ты уж прости.

Рыжая:
– Ничего, Ишрумми, я тоже до Вол'джина, – утешила бодрствующая мамбо зелёную мелочь в котявой рубашке. – Пошли, уже, в пути разберемся о перспективах. Ваши-то, конечно, многие у Гарроша, но мало ли где гоблинов разных?

Корфай:
– Ну и насчет тебя... командир Шаддур. Есть подарок, если вы того... не хотите сменить сторону.
Тут отчего-то все снова глянули на Лилинет: пешком пустыню не перешедшую и вообще местного зверя.
– Вон она. Зверь-женщина, хорошо воюет. Берите и сигайте в город. Первую минуту не стреляем.

Джантала:
Джантала только вздохнула, представив, что война пауков продолжится на борту корабля.
– Сам будешь охранять от гоблинки свое золото, – проворчала она шаману, отступая назад. Получалось, что драки не будет.

Лилинет:
– Снова-здорово, – прошипела сквозь зубы впервые за много времени названная женщиной и недобро зыркнула на Корфая. – И чего это на целую минуту расщедрился?
Ей даром не сдавалось оставаться с этой компанией.

Корфай:
– Да так... захотелось, – пожал плечами шаман, с известной задумчивостью изучая ополовиненным взглядом землю между собственных ног, – время пошло!

Лилинет:
Немёртвая плюнула ему под ноги, развернулась, и зашагала с максимально для неё возможной скоростью прочь. На кор'кронцев не глядя.

– Нужна мне твоя доброта, как... – окончание фразы они уже не услышали, но она была явно нецензурной.

Рыжая:
Мамбо только вздохнула. Потеряв счет сменам друзья-враги за последнее время, она, тем не менее, хорошо помнила молчание нежити в подземелье, когда ей остро нужны были её сведения о Джантале, да и последующий рявк... кто ж знал, что в то время мертвячку терзал фел из колдунства Ишрумми?

Джантала:
От такой неблагодарности Джантала думала было догнать и врезать, но сказала себе, что с немертвых много не возьмешь: хумми и после смерти остаюстя хумми.
– Вот и не убивай таких, – процедила она себе под нос. – Что одна, что другая... Лучше бы жить осталась Нафьяш. Она была смелой. Только запуталась в богах.

Рыжая:
– Не надо убивать, она нам помогала в бою, Джа, и меня спасала, – ещё раз вздохнула мамбо, проведя взглядом тощую мелкую фигурку нежити. – Пусть идет и обретёт свое счастье, если это возможно для неприкаянного мёртвого тела. Кстати об обретениях, – голос Рыжей построжел. – Корфай, мне нужна моя рапторица, которую твои у меня отобрали и оставили в той башне. Надо бы по дороге прихватить. Можно просто на веревках поднять, не приземляясь, она у меня привычная.

Корфай:
– В У'дахра заглянуть не сложно... а с гарнизоном воевать не обещаю. Надейся, что Шарру... это который с юга шел, никого там не оставил. И не записал... экзотическим трофеем. – только и хмыкнул тогда Долгая Рука, провожая взглядом двинувших под улюлюканье кор'кронцев. По орочьей, хоть и кривой, физиономии видно было, что зеленые зубастые штуковины это последнее, о чем ему тогда думалось. Долгая Рука думал, что для орка, который успел за день побывать в гостях у Хамрула, предать чернокнижника и взять крепость, он слишком долго держит глаза открытыми.
По великому несчастью, предстояло еще и планировать маршрут, так что тогда шаман только осведомился у Гвоздя:
– Как там наш... пророк?

ID: 15446 | Автор: В основном безвредная Хозанко
Изменено: 21 марта 2014 — 18:43

Комментарии (4)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
10 марта 2014 — 21:55 Pentala
На этом празднике жизни, где каждый куда-то полз...

^___^
Эльфку жалко.

11 марта 2014 — 2:29 Dea

Да ладно. Она и так мертвенькая была.

11 марта 2014 — 19:36 Pentala

Но диалог Джанталы и Рыжей в финале - это, девчата у вас эпик вин)

14 марта 2014 — 16:31 Dea

Мы еще как-нибудь посплетничаем.