Высокая Страна Удовольствия Г'харата (5)

Рыжая
Джантала
Делнейен Гиллид
Лилинет Стомп
Джизера
Гильдия Южный Калимдор

Лилинет:
А Лили, оставшаяся стоять, где её бросили, только непонимающе посмотрела вслед Джантале. Она хитрит? Сейчас? Обманывает? Ну, это дело, конечно хорошее, когда к месту, но сейчас она была даже чересчур честна. Дёрнувшаяся было возразить, отрёкшаяся только махнула рукой. Ну её. Разбираться в психологии троллей ещё не хватало. Она развернулась к камере Делнейен и задумчиво на неё посмотрела. Всё-таки это было что-то даже для неё чужое. И на кой вступилась?..

Потом она отошла к перилам и посмотрела вниз. Прислушалась – где там тролли и не думают ли они возвращаться.

Через пару минут она отошла и направилась на поиски... как же его... Верёвки. Кажется именно он дал повод думать, что её набор вернётся к законной владелице.

ДМ:
На третий этаж, однако ж, не пускали. Нарисовавшийся у круглой лестницы часовой только головой покачал: куда ж тебе, кости, к господам в высокую башню.
– Забыла чего?

Лилинет:
– Ага. Мне было сказано, что мои вещи вернут. Если надо к кому другому обратиться – не вопрос.
Отрёкшаяся стояла гордо, сложив руки на груди, но без особого вызова во взгляде.

ДМ:
Местный, однако же, о подробностях был не знающий. Сказали, так выдадут – начальство ж.
Тут позади кликнули:
– Мертвобродная. Подь сюды. – И вышло так, что у двери той камеры-алькова, в которой лежала недолеченная Джизера, стоит старик Лубай.

Лилинет:
Лили обернулась.
– У меня имя есть, – недовольно сказала, как плюнула.
Но подошла.

Лубай:
– За вещью до Корфая сходить надо. Его ж со всей снастью уволокли, – резонно заметил пророк, глядя на Лилинет этаким узким глазом.
– Зачем хороших орков вопросами пытать?

Лилинет:
– И куда? – она смотрела на пророка уже не так хмуро.

Лубай:
– А вниз надо. Подвальчик там у них. Тебе, мертвобродная, всё равно орков для той бедной поискать надо.
Лубай крякнул, как тролль, которому, по всему, не представлялось, зачем вообще нужно кормить всяких мертвых эльфок живыми орками, однако ж готовый помочь своим людям во всякой мелочи.

Лилинет:
Лили кивнула, но на лице снова промелькнула злоба – ровно настолько, насколько позволяла мимика.
– У меня есть имя – Лилинет.

Лубай:
– Было, – прошамкал мимо пророк.

Лилинет:
– Чего? – немёртвая развернулась за пророком. – Разумеется, оно у меня осталось.

Лубай:
Вышло, однако, так, что тому дела не было.

Лилинет:
Мертвячке осталось только плюнуть ему вслед тёмной слюной. Да чтоб ему пусто было. Никто не отберёт у неё последнее от её прошлого.

Спустилась на первый этаж неживая быстро. А внизу уже остановилась, наткнувшись на двоих, выходящих с кухни. Огляделась, но решила времени не терять и спросила голосом максимально дружелюбным.
– Эй, где в подвал тут вход, не видели?

Хохолок:
Тот из пары, что был орком, отчего-то помолчал, поскреб очень невинный подбородок, наморщил бровь и вообще выглядел озадаченным.
– Да на складах люк был, кажись... что, с башни за нетоварный вид прогнали?

Джантала:
Джантала никакого люка не видела, а потому только пожала плечами.

Лилинет:
В ответ орку только фыркнули.
– А склады где, стало быть?

Хохолок:
– Вон. – Не хохластый "Хохолок" мотнул головой направо. – Там по коридорчику и склады. Ток стерегут.

Джантала:
– Зачем тебе? – нарушила молчание троллька.

Лилинет:
Неживая хмыкнула. Никто не обещал, что будет просто. Но попытаться спросить, как наверху, никто не запрещает. Посмотрела на Джанталу, размышляя, что ей ответить.
– Вещи там мои.

Джантала:
– Вещи... – Джантала хмыкнула тоже. – У тебя будто душа в этих вещах – только о них и говоришь. За столом сказала, что они у Корфая. Значит, что было при нем, отнесли в подвал?

Лилинет:
Тут немёртвая задумалась по-настоящему. Правду ведь сказала мохнатая. И достался ей на редкость искренний в тоске по жизни взгляд, хоть и мимолётный, как звезда падучая. Сменился привычным раздражительным.
– Как и его самого.

Хохолок:
– У тебя и до него дело нашлось? – поинтересовался с чего-то орк.

Джантала:
Джантала тоже хотела задуматься: об этой самой тоске, о слухах, что ведунья Магата обещала снять с немертвых хекс. Но отложила задумчивость на потом – сейчас были дела поважнее.
– Откуда знаешь, что и он там?

Лилинет:
– Дело? Просто он находится в том же месте, где моё добро.
Лили перевела взгляд с одного на другую.
– Пророк ваш сказал.

Хохолок:
Бывший, а ныне шатающийся в тролльской компании кор'кронец больше молчал, заткнув большие пальцы за пояс, но тут решил уточнить.
– Так тебя пропустить, потому что от пророка, обещали?

Лилинет:
– А ты, что ли, решаешь, пропускать меня или нет? – вопрос был задан без издёвки, но с некоторой долей сарказма. – Я не знаю, что сказали охране.

Хохолок:
– Да не, удачи. – Орк только покосился на свою тролльскую товарку. – Ты ток это, не будут пускать, не стесняйся. Они там парни не злые, в положение войдут.

Джантала:
– Может, проводим? – отчего-то проявила заботливость троллька.

Лилинет:
– До шаманского тела добраться думаешь? – неживая понимающе усмехнулась. Косой взгляд, доставшийся тролльке, был полон сомнения. Может эта шайка и была не против добраться до корфаева бренного, но вот в помянутую сговорчивость местной стражи... не, не верила. Хотя бы и частью.

Джантала:
– Попробуем, – обнадежила орка Джантала. Сощурилась на Лилинет. – А что, подружка, от полумертвого Корфая тоже хочешь меня спасти?

Лилинет:
Лили медленно, не спуская ухмылки – так ли уж сильно она была заметна или нет – покачала головой.
– Не хочу.

ДМ:
Склад, как ни странно, где указывали, там и оказался – темный, но не пыльный – да и вход в подвал был, если не сказать "входище". Здоровые откидные створки без особого труда заменили земляной (каменный, то есть) пол по центру помещения и, коли что, впустили бы, наверно, кодоя... по коридорчику тот, правда, не прошел бы: может, дверь вниз раньше самой домины заделали?

Три гордых представителя местного охранения тешились щелканьем привозных орешков.

Лилинет:
– Некислый у них погребок, некислый. – Мертвячка одобрительно постучала пальцем по подбородку. Это ж сколько там всего у них храниться может. Кажется, с получением вещей будет сложнее...

Джантала:
– Тром-ка, – Джантала была само дружелюбие. Оглядела охрану, посветила зубами в улыбке и перешла к делу: – Нам вниз.

ДМ:
– А нам вверх, – не менее дружелюбно оглянулся орк правый, по утренней жарище так внушающая масса буро-зеленых плечей, из-за которых едва выглядывала бритая макушка. Шеи не наблюдалось.
– Но мечтать, оно ж не вредно.

Лилинет:
– Верёвка пообещал мне вернуть мои вещи, а они там, – без обиняков заявила неживая и ткнула пальцем в сторону створок.

ДМ:
– А пропуск Веревка... дал? – с той же основательностью народа ко всему привычного отозвался орк левый, по утренней жарище так выдающаяся масса грудных мышц, расписанная этакими рисуночками. Шеи всё еще не наблюдалось.

Джантала:
– Не до того ему было, братишка, – проникновенно объяснила троллька. – У него с пророком большие дела. Мы лишнего не унесем, сами увидите.

Лилинет:
Лили с ответом помедлила. Посмотрим, что они этой в ответ наплетут. Понятно, конечно, что можно хоть сплясать перед ними, только поржут.

ДМ:
– И у нас... дела, – не менее проникновенно заметил орк средний, по утренней жаре так... Джантале почудилось, что слегка прибитый этакими горами между людей жилистый Хохолок аж духом воспрял. Третий орк был неказист, потому как мелок и губой рван.
– Мы тут пропуска читаем... и орешки едим... Хошь?

Хохолок:
– Ну серьезно, народ, – скорчил этаку рожу Хохолок, – Дцать раз на эту оглядываться будете, пока она тут по бумажкам бегает, а так отчитаться влом...

ДМ:
– Мы... можем.
– Оглядываться.
– Ты не боись.

Попытка за номером один провалилась.

Лилинет:
– Да и идите на хрен. Нужно ковыряться в бумажках – будет вам бумажка.
Мертвячка показала общеизвестный жест из кулака и оттопыренного среднего пальца и пошла обратно с видом ничуть не расстроенным.

Джантала:
Троллька закатила глаза, вздохнула и запустила пальцы под нагрудную повязку. Копалась долго, не без умысла сдвигая рваную ткань пониже, пока не добыла ровно три крупные жемчужины, перламутрово заблестевшие на вытянутой ладони.
– Это мертвой не лень тащиться за бумагами, а мне лень. Вот настолько лень, братишки. Берите себе. На орехи.

Лилинет:
Лили обернулась на фразу и задержалась.

Хохолок:
Хохолок же, наверное, хотел присвистнуть, но вовремя сдержался и просто весь перекосился.

ДМ:
Орки помолчали. Что-то большое и неповоротливое ворочалось в этих трех головах, вытребовав себе аж пять секунд на то, чтобы расставить вещи в порядке важности. Нужности. Полезности.
– Тебе... до куда? – резонно протянул правый орк.

Джантала:
– До вещичек полудохлого шамана, – объяснила охотница. – То есть наших. Он их прибрал к рукам, пока ехали сюда.

Лилинет:
Отрёкшаяся вернулась на несколько шагов, она не выглядела такой нервничающей, какой была внутри, но какое-то нетерпение, возможно, и было заметно.

ДМ:
– Нельзя. – Над комнатой снова нависла этакая тень напряженного мышления. – Знаешь... какую вещичку?
– Можно принести.
– Туда... нет.

Лилинет:
– Мешок. Холщовый. Внутри коробка – вот такого размера, – неживая показала руками, – Бумаги и немного маленьких флакончиков.

Джантала:
"Принести" – это значило, что один из троих уйдет. Останутся двое. Джантала покосилась на Хохолка, надеясь, что орк соображает в том же направлении.

Хохолок:
Что тянуло на истину... где-то до того момента, в который хмурые карие глаза орка задумывались над тем, что же лучше – один мешок или одна расправа. Шуметь Хохолок не любил.

ДМ:
– Можно... – рассудил тем временем орк средний и кивнул по-своему. Тут правый и левый хрустнули по орешку, разошлись по сторонам здоровой створки и налегли, медленно поднимая ту вверх. Столько мускулов одновременно не напрягалось в иных войнах – орки пыхтели, и атмосфера воцарилась совершенно героическая.

Полез левый. Из раскрывшейся черной ямы было слышно, как стучат подошвы по камню, а еще потянуло сильным жарким сквозняком... слышным. Вот этот ветер да, этот был со свистом.

Лилинет:
И от него мертвячке как-то расхотелось туда идти. Может, и к лучшему, что они сами вызвались. А вот выражения на лице тролльки она не видела, оставшись у неё за спиной.

Джантала:
Задумчивость Хохолка передалась и Джантале. Шуметь было не с руки, а сделать так, чтобы оба оставшихся орка замолчали надежно и дружно, было не так-то просто. Но отступать охотница не любила.
– Эй, – на широченное плечо мягко опустилась трехпалая ладонь. Сощуренные глаза тролльки по-особенному блестели, и без притворства – у большого орка красиво играли мускулы. – Подсобка есть? Пошли. Все равно ждать.

ДМ:
Кто эту самую мысль только не оценил... окончивший отряхивать руки от пыли правый так точно, потому как покосился на среднего, выразительно размяв шею. Тот только махнул рукой.
Даже Хохолок смекнул что-то для себя, потому как резво натянул на лицо этакую зависть, по-четкому перемешанную с кор'кронскими расовыми идеями, и вразвалку двинул вокруг люка:
– Вот же... орешков хоть прокинешь?

– Подсобка у нас... – прикнул что-то привычный ко всему, правый – там.
Здоровая лапища сноровисто прихватила Джанталин зад, да и придала направление на юг.

Лилинет:
Лили весьма громко скрипнула зубами. Как она уже успела заметить, Джантала была не из тех, кто отступается от своего, а значит, такое игривое настроение говорило о том, что она задумала глупость. В которой неживой места нет.

Джантала:
Красноволосая троллька только раз оглянулась на Хохолка – убедиться, что он понял правильно, – и нетерпеливо устремилась к подсобке, сменив свой обычный мягкий шаг на роскошную походку, чтобы орку было на что поглядеть.
Не перед смертью, нет. Ножом по горлу было бы самое верное, но мертвые, не в пример оглушенным, всегда рассказывают правду о том, что случилось. Их-то уже не накажут.
В подсобке охотница указала похищенному стражу на пол, чтобы при случае крепко взять его за уши и садануть затылком о камень. Случай рисовался определенный.

Лилинет:
– А ты даже не смотри на меня, – мертвячка ткнула пальцем в оставшегося на страже. – Долго ему ходить вниз? Мне надо ещё наведаться к кое-кому.

Хохолок:
А надо сказать, Хохолок как раз про глупость и подумал, однако обращать её вспять было уже поздно – оставалось склепать из ней чего умного.
– Вот на что дурень новый вождь, а из-за таких мы и вымрем или еще в каких... эльфей...
Ну и так вышло, что приняв на руку орешков и обратив на юга взгляд "сучьи тролли", молодой орк этот взгляд опустил, вперился в орешки, да и вдавил их соседу в рот всей пригоршней, так что вместо "Ярусов там... много..." вышло "Ярусов тамммммммммммм!!! !".
Средний согнулся было, чтобы вывернуться, но очень неудачно встретился с хохолковым коленом, захлюпал и получил сверху, да и затих.

То ли дело у Джанталы – тактика пошла далеко и криво еще тогда, когда неспеша вышагивавший сзади орк оказался противником укладывания (пыльно было), да прям от двери и сгреб за повязку на груди, да и толкнул к стене между метлами, навалившись сзади немалой тушей:
– Мне так... сподручнее, – доверительно дыхнули за ухом. Орешки были вонючи.

Джантала:
Троллька мысленно хекснула этакую опрятность – нашелся эльфас в белых шелках! На сподручное никак не было времени, и пришлось поступить совсем нечестно: втиснуть лапу между телами, вроде как приласкать, сграбастать самое ценное и сыграть в "выдави сок из плодов манго", а когда орк потеряется – за уши и об камень.

ДМ:
"О", – окнул орк, потому что у него с такого ноги слегка разбежались и повыше заду пробрало.

Джантала:
Ну и встретился лобешником со стеной: сил Джантала не пожалела, зная, что череп у такого здоровенного должен быть крепким.

ДМ:
Он и был; правый даже от стены, как водится, отошел – на шаг – и никак его сдержать было нельзя, такого здорового. Отошел, рот открыл, да и съехал на пол.

Лилинет:
Мертвячка только сильнее зубами скрипнула. И как не отвалились ещё от такого обращения? Обернулась, убеждаясь, что их не услышали и не увидели случайные свидетели. Не успела уйти, теперь делай так, чтобы было за что тебя выгораживать.

Хохолок:
Хохолок снаружи только голову поднял, исподлобья глянувши на Джанталу, как та выглянула, потому как весьма любовно обтирал среднему с лица кровушку.
– Чо... экий быстрый?

Да и поворотил взгляд к стоящей столбом нежити.

Лилинет:
– Что только вы скажете, когда они очнутся и вспомнят, кто это сделал? – нежить эта стояла, скрестив руки на груди, и спокойно смотрела на заговорщиков.

Джантала:
– Орк же, – ухмыльнулась охотница. – Ты бы и столько не продержался. Спорим? Все, пошли. Мертвая, если хочешь вернуть коробку, придется вспомнить арену. А то, я думаю, третий просто так вещи теперь не отдаст.

Хохолок:
– Ты скажи еще в Круг с тобой выйти, подоказывать, – вернул лыбу орк. Всё больше пыхтя, потому как прятать тело внизу было идеей получше, чем наверху.
– А что-нить скажем... ты ж сама виновата, что эту сманила, теперь сочиняй.

Джантала:
– Вот-вот, сама виновата, – с удовольствием поддержала троллька. – И вообще, чего им жаловаться? Первых же и накажут, как станут рассказывать, что за подкуп открыли подвал. И в подсобку бегали с караула.

Лилинет:
– Ну-ну, отыграйтесь на мне теперь. Их накажут, но и вам будет несладко. – Лили снова обернулась. – Когда-нибудь, если выберетесь отсюда, может поймёте, что терпением можно достичь бОльшего. А вот так... ломать дрова, это всегда боком выходит.

Хохолок:
– Вот с другого боку и выйдем. Есть тут один, оказывается.
На том и стали прощупывать ногами лестницу – света внизу было мало.

ID: 15391 | Автор: В основном безвредная Хозанко
Изменено: 21 марта 2014 — 18:41

Комментарии (6)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
27 февраля 2014 — 15:35 Pentala
А Гаррош из-за своего колдунства крепко с ними поссорился. Говорят, развалял им храм с золотыми алтарями, потоптал все цветы и еще обтрусил хрен в священное озеро.

Джантала 0__о
До чего же тяжка была жизнь до средств массовой информации)

27 февраля 2014 — 15:42 Dea

"Одна троллька сказала".

27 февраля 2014 — 17:26 Pentala

А трюк с мужиком: " я предпочитаю по-другому" стар как мир. Почему все покупаются?)

27 февраля 2014 — 18:07 Dea

Хотят по-другому.

27 февраля 2014 — 18:10 В основном безвредная Хозанко

Закон жанра.

1 марта 2014 — 2:33 Lion
Мамбо, которая из рыжей стала не очень