Высокая Страна Невезучий народ (1)

Делнейен Гиллид
Рыжая
Джантала
Тагронак Серая Пасть
Лилинет Стомп
Ишрумми
Гильдия Южный Калимдор

Оченно жарко было в Оргриммаре. Это только кажется, что когда город задуман, чтобы давать тень и останавливать пыль, он тебя убережет. Рано или поздно скалы раскаляются, дышать становится невозможно, но воевать народ всё еще любит.
Первый день после закрытия городских ворот был из таких. Некоторым повезло особо - их отправляли на высокие скалы. По разным причинам.

Тагронак Серая Пасть, ныне офицер Кор'крона, знал, что у него есть враг. Нет, ему не сунули перо под ребро, не подставили с назначением и даже не опоили грушевкой, только не было ли зверским рассчетом отправить честного орка на заставу, прижатую к пышущей жаром стене каньона?
Попытки заставить подчиненных одеваться по форме пришлось бросить еще по прибытии. Попытки выглядеть браво... Что ж... Может, оставалось только надеяться, что кому-то будет еще хуже. Вот хоть тем, кого сейчас выталкивали из повозок, втянувшихся в тень нависшей над заставой громады-скалы. Или тем, кому сейчас пробивают подорожную. Или...

Делнейен:
..тем, кто от жары страдал больше всего. Например, черноволосой эльфке в льняной мешковине, подвязанной у пояса тонким ремешком. Ожидая своей очереди выходить, она беспрерывно шаркала босыми ногами по дощатому полу. Пальцы ее ног были подозрительно темного цвета, как если бы она не мыла их целую вечность или, наоборот, искупала в чернилах.
В общем амбре пота ее собственный запах терялся; но тем, кто сидел рядом с ней, было ясно: пахло от нее даже хуже - как от помоев.
Встав в общую вереницу, она хмуро потопала к выходу. Спрыгнула с приступа. Позволила себе поднять голову и оглядеться по сторонам.

Тагронак:
Доблестный каменный страж Тагронак жары, как водится, не чуял, одет был почти по форме (наплечников не хватало), а потому был вял и медлителен, потен и вонюч. Впрочем, чувствовал, что это как-то неправильно, а потому сидел в теньке. И с удовольствием сидел бы дальше.
– Ты! Приведи сюда начальника, – рыкнул Тагро ближайшему рубаке, поднимаясь с земли, грозно перехватывая глефу и тыча ей в сторону каравана.

Лилинет:
Даже при отдалённом рассмотрении не шибко живая девушка огрызалась, вылезая из повозки. В итоге всё-таки вышла сама, не потеряв гордости. Посмотрела на тех, кого выводили из других повозок, и встала там, где указали. Молча.

ДМ:
Перепугал, верно, и многих, и мутных, потому как толкучки на пятачке только прибавилось. Мотнувшийся было по прямой боец из караванной охраны едва не налетел на двух выбравшихся пленниц, лицо его вытянулось, выпирающие зубы примечательно лязгнули и рубака, глухо выругавшись, поспешил в обход.

Делнейен:
Черноволосая вонючка и слова не сказала; поймав взглядом ближайшее свое окружение, шагнула ближе к товарищам по конвою.

Тагронак:
Тагро тихо рыкнул, про себя подивившись, что находят же силы копошиться. И вышел вперед сам, показавшись из тени и принявшись глазами выискивать начального. Благо был Тагро на голову выше остальных, обзор был хорош.

Джантала:
Долговязая молодая троллька, орудуя крепкими локтями, кое-как расчистила место себе и своей спутнице. А вот нечего жаться, пачкать своим запахом и пыхтеть в спину; незнакомый ушибленный орк, потирая ухо, забормотал проклятия, и Джантала молча сунула ему под нос кулак. Цыц.

Лилинет:
Отрёкшаяся только усмехнулась, немного подавшись в сторону и встала с самого края группы.

Рыжая:
Спутница долговязой тролльки была не менее огнегрива, долговяза и мрачна, угрюмо зыркала по сторонам оранжевыми глазищами, упрямо сжав губы, и первым делом нашла взглядом привязанную к одной из повозок крупную оливковую рапторицу.

ДМ:
Как раз в это время счастье настигло бравого ордынского командира, всё-таки заприметившего в толпе своего коллегу. Старший по конвою – седоватый и прокопченый орчина – пробирался через толпу собственных же грузчиков, кряхтел и заодно пролагал путь паре преспешников. Орк был статен, лыс, выряжен в тяжелые кор'кронские одежды с алыми шнурами и волчьими хвостами на поясе, но отчего-то не вонял аки хлев. Мелкая чернявая гоблинша за ним еле поспевала, а её ушитые бляхами и чешуями одежды армейского заклинателя сидели на хозяйке так, словно кто-то вовсе забыл слово "мерка".
– Эй, там... принимайте подорожную! К-куда! Подорожную, говорю. Стооой... Слышь! – Говорить обо всем и сразу всем было делом сложным, и взгляд конвойного метался с Тагронака да на воинственную трольку, с тролльки да на отшатнувшегося орка, да на уронившего что-то караванного. Ох.
Вышагивавший следом кор'кронец сохранял невозмутимость. Магесса пыхтела. Пыль стояла столбом.

Делнейен:
И жара не намеревалась идти на спад.

Переступая по сухой, горячей земле, черноволосая эльфийка морщилась; когда она это делала, на ее очень бледном лице появлялись не то морщинки, не то трещинки.

Рыжая:
– Орда... – с нескрываемой горечью процедила сквозь клыки одна из троллек, пыль на волосах которой отдавала большей рыжиной. – С-союзнички, раздери их кабаны...

Тагронак:
Тагронак, отмахиваясь от пыли, вышел вперед, пробравшись к офицеру и на ходу проревев приказ своим максимально громко – чтоб слышал каждый в караване:
– Залп в воздух по команде! И чтоб не сбили никого! – Пауза в пару секунд. – Пли!

Лилинет:
Отрёкшаяся бесстрастно разглядывала тех, кто стоял рядом. На внезапной команде повернулась к орку. Кажется, там интереснее.

ДМ:
И ведь грохнуло – хоть и в два ствола и не в лад: можно было погадать, случилось паре солдатиков с новыми самострельными ружьями, что присели на куче ящиков в стороне от утыканного шипами заграждения, быть самыми готовыми к бою или самыми недумающими.
Под дымящиеся стволы стало как-то тихо.
Оглянулись все.

Рыжая:
Пыльно-рыжая ещё и уши привычно трёхпалыми ладонями перед выстрелом закрыла.

Делнейен:
Длинные эльфийские уши дернулись дважды: когда прогремел первый залп и когда общую какофонию дополнил сравнительно тихий второй. Черноволосая едва не подскочила, даром что ступни жгло, и страшными синими глазами вперилась в стрелков.

Тагронак:
– Приводи свой караван в порядок, и начнем, – обратился Тагро к офицеру тише, кивнув на кодо.

Джантала:
Драчливая троллька оскалилась, передернула плечами и, к облегчению соседей по толкучке, выжидающе замерла. Сморщила нос от едкого дыма: и без того тяжелый воздух стал хуже отравы после того, как отгремели выстрелы.

ДМ:
Пара жевательных движений и плевок – вот что потребовалось конвойному офицеру, чтобы привести в чувство досадливо перекосившуюся после выстрелов морду.
– На, принимай. – Замаячила на виду подорожная. – Два кодоя, всего как записано и вон... эти.
Глубокомысленно размятая по такому случаю шея понять, на арестантов ли указывал служака, на своих ли собственных спутников, не давала.

Тагронак:
– Какие эти? – Буркнул серокожий в ответ, заглядывая караванщику за плечо. – Скажи своим, чтоб вперед вывели, кого конвоировать.

ДМ:
Желания такого рода в Оргриммаре исполнялись по традиции – быстро и с охотой, а притихшей после пальбы с восточных огневых штуковин публике глотки прочистить не терпелось.
– Вон, эти красотки, стоят-жмутся! – отозвался, тыча пальцем, взгромоздившийся на край возка конвойный вояка, не то что в броне: без порток и рубахи, хоть и напрасно. Пот со всех лил не переставая.

Делнейен:
Длинноухая, не прекращая откровенно смотреть на зеленошкурого вояку, отчего-то скорчила очень неприязненную рожу. Рот у нее оказался тоже темный; не розовато-красный.

Рыжая:
– Интересно, что всё-таки скажет Гаррош, когда я ему расскажу, что с его драгоценными целителями делают, – ехидно и нараспев поинтересовалась на орочьем спутница драчливой тролльки. Вроде бы в никуда спросила, но шагать вперед даже не собиралась.

Тагронак:
– Ага...
Тагронак еще какое-то время вглядывался в пленников, сверкая туповатым взглядом, затем резко развернулся к своим и принялся гавкать, тыча глефой:
– Вы пятеро, – адресовалось ближайшей кучке рубак, двое из которых щеголяли ружьями, – соберите пленников в кучу, чтоб не мешались. Живо и руки не распускать! Если только брыкаться не начнут. Остальные – запрягайте кодо и грузите это все барахло!
И сам Тагро отошел чуть в сторону, перекинув глефу через шею и свесив с древка руки.

Лилинет:
Немёртвая – с виду безразлично – смотрела на орков. И на кучу вещей, среди которых были и её.

Рыжая:
– Не перепутайте скарб! И осторожно с ящерицей!

Делнейен:
Эльфийка приготовилась кучковаться: свела руки перед собой, как заключенная, и будто бы вся сжалась. Глянула на тролльскую целительницу: без надежды и без интереса.

– Уж если Вождь отправляет своих лекарей сюда... Дело плохо, – это скрипучее размышление как бы невзначай адресовалось рыжеволосой.

Лилинет:
– Да, насчёт ящерицы! – девушка вдруг оживилась. – Где моя кобыла?
Мертвячка давно не видела своё средство передвижения и считала вполне закономерным такой интерес.

Рыжая:
– Рапторицу мою не забудьте, – непринужденно посоветовала рубакам целительница. – Это в ваших же интересах.
И угомонила свирепую, рывшую лапой землю животину, коротким хлопком в ладоши и тихим свистом, чтоб подпустила рубак к себе.

Джантала:
– Я им распущу, – бормотала красноволосая троллька под свой хищно выгнутый нос, не скрывая настороженности в блестящих глазах: как есть загнанный зверь. – Я им эти руки поотрываю по самую шею, детям склизких зеленых тритонов, чтоб им икру задницей метать.

Тагронак:
Тагронак хмуро наблюдал за процессом, переводя взгляд с одного пленника на другого. Задержался на троллях – уж больно свободно себя вели. Но ни говорить, ни делать ничего не стал.

Рыжая:
– Джантала, как только я смогу поговорить с кем-то более толковым, чем эти рубаки... – троллька махнула ладонью, фраза не нуждалась в окончании, ибо говорена была за три дня бессчётное количество раз.
– Дело давно уже плохо, – только и буркнула она эльфийке.
Взгляд серокожего видимого эффекта не произвел.

ДМ:
Вышло так, что длинная эльфка оказалась первой, получившей не больно увесистый, зато душевный и указующий тычок под бок.
– Че застыла? К тем телегам топай. У нас получше ихних будут, вы о своих к... кобылах враз забудете! – столь же душевно и прикрикнул орк из местных, с заставы.
Телеги у подъема действительно были – поменьше, числом две. Грузчики их облюбовали.

Лилинет:
– Что значит "забудете"? Это моя собственность, – голос отрёкшейся зазвенел ледяной сталью.

Делнейен:
– Хорошо, – проскрипела ушибленная эльфийка, приняв удар как есть – стеной; не согнувшись и не вскрикнув. Когда она протопала наконец мимо рубаки, ее рот исторгнул пару ругательств на идеальном талассийском.

Джантала:
Троллька, поймав взгляд надзирателя, дружелюбно осклабилась и вид приняла самый невинный – только цветочка в лапах и не хватало.
– Могут побить, – буркнула она целительнице. – Береги клыки. Сломают, и ходи потом некрасивая. Тебя, мамбо, вряд ли раньше кто-нибудь колотил.

Тагронак:
– Меньше болтовни, бойцы! – Прикрикнул на своих Тагронак. И только сейчас обратил внимание на гоблина и орка, которые были с караванщиком. Промолчал, только вопросительно на них кивнув.

Корфай:
– А вас, никак, не предупредили, офицер?
Орк, длинный да пышный, как выяснялось, умел еще и бровь приподнимать – едва ли не как заморский эльф, а голос имел вежливый. Глубокий. Его короткая спутница и вовсе предпочитала не встрявать – мерила взглядом со скрипом проводимых мимо арестантов да рыла песок носком сапожонка.

Тагронак:
– Может, и предупредили, – хмыкнул серый, на миг скосив взгляд на пленников.

Корфай:
– Ну так не пяльтесь, – только и подытожил приезжий. – Этих уберите, куда надо.

Тагронак:
– Уберем, – отрезал Тагро и обернулся на своих, работой кипящих, – Шевелитесь, слизни растекшиеся!
И сам зашевелился следом, глаз с пленников не спуская. Взгляд, впрочем, был один – презрительный и злобный. Только на немертвую Тагронак смотрел с явной брезгливостью.

Лилинет:
– Импово племя, – процедила сквозь зубы немёртвая и сплюнула тёмной слюной. – Похерили _прекрасное_ животное...
Но, тем не менее, не нарываясь на "вспомогательные" тычки, шла, куда указали.

Рыжая:
– Не думала, что доживу до подобного, – вздохнула названная мамбо, печально поглядев на товарку. Заодно и остальных попавшихся, что шагали рядом, оглядела внимательно. – Храбрые они, я смотрю. С тётками воевать. Дамы, а вы как попали сюда?

Делнейен:
У эльфийки своего животного в общем табуне не было. Может, и вещей тоже не везли: учитывая вид остроухой, в это было легко поверить. Шевеля длинными ногами, временами выглядывающими из-под пол мешковины, она отвечала целительнице:
– Я шаталась по орочьим лагерям, пока меня... не определили сюда. Долго, в общем. Уже привыкла.

Джантала:
Джантала цыкнула зубом. Она всегда цыкала зубом, когда разговор касался неравенства полов. И всегда помалкивала.

Лилинет:
Отрёкшаяся обернулась. Ха, и действительно бабы одни собрались.
– Не успела вовремя свалить – думала, закончится всё, а эти, – короткий кивок на орков, – решили, что я подозрительная. А у меня тут ещё два боя на арене бы, и... – она махнула рукой.

Рыжая:
– Да, союзнички любят рубить сучья, на которых сидят, – насмешливо процедила рыжая целительница. – С кем они еще не поссорились, интересно?

Делнейен:
– Да мне вообще ни враги, ни союзники, – пожала скрытыми тканью плечами эльфийка. – Меня так замели. Просто.
И, вспомнив что-то, снова обратилась к мамбо:
– А с кем уже?

Джантала:
– Забудь про арену, сестренка, – задушевно посоветовала клыкастая пленница, щурясь от яркого солнца. – Продадут гоблинам, делать сыгын-сыгын за деньги. От красоты одни беды.
Морда у Джанталы была серьезная.

Делнейен:
Черноволосая знала это слово – "сыгын". Смутившись, длинными, черными от грязи ногтями, почесала левую щеку.

Лилинет:
Мёртвячка усмехнулась после упоминания красоты и покачала головой. Ареной она "жила".
– Осталось узнать, что такое сыгын-сыгын.

Делнейен:
– Секс, – лаконично пояснила эльфийка.

Лилинет:
Неживая засмеялась неприятным смехом. Потом закашлялась. Надрывисто, сильно. Даже остановиться пришлось и упереться руками в колени. Наконец она отхаркнула чёрный плотный ком слизи и вытерла рот тыльной стороной руки.

Рыжая:
– Болеешь? – поинтересовалась с профессиональным оживлением мамбо. Вопрос чернявой как-то забылся в беседе, и поднимать его троллька не собиралась, разглядев непривычное свеченье глаз.

ДМ:
Стоило глянуть на физиономии бдительной стражи – словно единым мигом чистого воздуха вокруг стало больше, а всяк, кто мог, оказался шагом дальше.

Лилинет:
– Нет, – ответ прозвучал грубо и резко. На "отвяжись".

Тагронак:
– Возиться с предателями... тьфу... – буркнул серокожий себе под нос заплетающимся от жары языком и скосил взгляд на шамана: – Почему вы так долго?
– Ряды теснее! – донесся адресованный рубакам крик.

Корфай:
– В Пылеловке две беды, офицер, а у нас сейчас первая влезла на вторую и погоняет. А еще воздух. Его сегодня принято бояться. - Приезжий орк с глубоко философским видом прокатил по жилистой шее ком, будто сглатывал. Кто в мире сглатывает медленно и основательно?

Тагронак:
- За стенами совсем худо? - Вопрос потонул в воздухе, а сам Тагро тихо выдохнул и покачал головой.

Корфай:
- Будет. Это пока байка, а завтра все будут знать, что заморские с большой воды же форты и подавили, так что им там теперь прогулка. Я не говорил.

Тагронак:
Ответом был тихий рык. Как бы там ни было, но за версту было заметно, что Тагро не в своей тарелке. Хоть и командовал охотно.

- А эта что молчит? - Серый кивнул на гоблиншу.

Ишрумми:
- А шо, вождь? - Куда там смотрела эта мелкая понять было сложно, но оглянулась, встретила нехороший тагронаков взгляд да и покривилась. Вид у мелкой был больной, кожа тонкая, а глаза тёмно-красные - большие, что твои плошки.
- Моё дело за этими приглядеть, а за говорить, так ваши, - она кивнула в сторону иронически прижавшего губу шамана, - в последнее время справляются.

Тагронак:
- А ты, значит, не "наши"? - Теперь взгляд Тагро стал действительно нехорошим, он даже отвлекся от слежки за караваном, чтобы еще раз окинуть мелкую взглядом. Нехорошим.

Ишрумми:
- Я работаю, вождь. - без особого интереса отозвалась утвержденный чернокнижник ополчения, сложив едва выглядывающие из завернутых рукавов руки, - А в таких как я, говорят, тролли первыми стреляют.

Тагронак:
- Я видел, как такие "работяги" внезапно сходили с ума, начинали гореть и извергать демонье из утробы. - Тагронак фыркнул и прибавил ходу. - Чтоб не было тут такого.

Ишрумми:
- Да, вождь. - Вишневый взгляд Фохт поглядел куда-то сквозь Тагронака и укатился в сторону виднеющихся между высоченных орочьих ног повозок. - Вы бы шли, а то у вас арестантов дальше рубак слышно.

Корфай:
- Правда. - Указанный в документах, шаман Корфай даже осклабился, но как-то кисло. Видать, не настолько ладил со спутницей.

Лилинет:
Заметив реакцию охраны, мертвячка снова усмехнулась, но осторожно.

Джантала:
Джантала огорчилась. Хитрый план не сработал: мертвячка должна была окрыситься и полезть драться, и тогда ее упокоил бы конвой. Не пришлось бы толкаться рядом с ходячими мощами, над которыми топором навис гнев Бвонсамди.
Вздохнув, троллька косо поглядела на целительницу. Болеет дохлая, как же. А вон тот скелет ящерицы в пыли, под камнем, подхватил простуду.

Рыжая:
– Даже не знаю, радоваться или огорчаться. Лечить вас не умеют толком – Лоа не позволяют – но какая практика пропадает, – задумчиво произнесла целительница, разглядывая явную мертвячку.

Делнейен:
– А Светом – больно... – тихо дополнила ушастая.

Лилинет:
– Меня не надо _лечить_. Это норма, – огрызнулась ранее живая.

Рыжая:
Увлеченность мамбо несколько компенсировала недовольство соплеменницы подобным соседством.
– Знаю, знаю, но на трудные вопросы искать ответ интереснее, – чуть сощурились оранжевые глаза, разглядывая неудавшуюся пациентку. – И что, с самого поднятия такое?

Лилинет:
– Нет, – снова ответ-плевок. – Ещё раньше началось.

Делнейен:
– Это лечится только окончательной смертью, – беззлобно проговорила эльфийка, не то осаждая рыжую, не то оправдывая немертвую. Потом добавила:
– И зачем забирать то единственное, что после жизни осталось?

Рыжая:
– Так скучно, смертью, – фыркнула мамбо и замолчала.

Лилинет:
– Тебе-то забота какая? – неживая отвернулась от всех. – Закрыли тему.

Рыжая:
Так как троллька для себя её закрыла ещё раньше, то и не ответила несговорчивой мертвечине.

Делнейен:
– Никакой, – призналась остроухая, почувствовав болячку немертвой так же точно, как и землю под своими мозолистыми ногами. Не став лишний раз тревожить взъежившуюся девушку, эльфка повернула голову, чтобы посмотреть, что творится вокруг них.

Лилинет:
А мертвячка ещё раз вытерла рот и обтёрла руку о штанину.
– Умных развелось...

Рыжая:
– Предпочла бы глупых? – не выдержав, беззлобно ухмыльнулась рыжая троллька, пиная подвернувшийся под ороговевшую ступню камешек, улетевший аккурат под ноги ближайшему грузчику. – Скучно же.

Джантала:
– Все тут дуры, – флегматично произнесла красноволосая, шуганув оскалом другого грузчика – тот едва не зацепил тролльку своей ношей. – Умные сидят на Колючем Холме.

Лилинет:
– С ними проще, – немёртвая фыркнула в ответ.

Делнейен:
– И орки тоже, – выпустила тяжелый вздох эльфийка. – Дуры.

Рыжая:
– Не фырчи, мёртвая, – без тени негативных чувств участливо посоветовала мамбо. – Мы вон попали, как равазавр на жаркое, так зачем множить злость? Джантала, ну не ожидала я, что вызванного целителя вот так сгребут. Мало, видимо, примеров подлости было, – чуть тише добавила она.
– И щас нам копилочку явно пополнят...

Тагронак:
– Лично Адскому Крику объяснишься! – внезапно рыкнул бравый командир (который, к слову, уже нагонял процессию), заставив дернуться рубаку, вытянувшего какую-то побрякушку из караванского мешка.

ДМ:
Ближний же к компании воин Орды явно услышал и немедленно сделал выводы – ну как сделал – споро ткнул прикладом оказавшуюся поближе тролльку из говорливых.

Лилинет:
– Нами же, – ответила девушка на последнюю фразу тролльки и чуть дёрнулась, когда рядом возник орк.

Делнейен:
Эльфийка ловко лавировала между горами зеленых мускулов, переносивших какие-то вещи, и столько же ловко не попадалась на глаза воинам. Ее ни разу не ткнули; она даже удивилась, хмыкнув.
– Не вешайте носы, – вдруг сказала она. – Могло быть хуже.

Рыжая:
– О, серый, дело говоришь. А давай я вместо него объяснюсь? Мне есть что сказать и чему удивиться, – живо обернулась мамбо и как раз нарвалась на приклад. И как-то так неловко, что споткнулась, покачнулась и вроде как случайно съездила ткнувшему ороговевшей ступней по голени, с трудом поймав равновесие.

Лилинет:
– Хуже уже было... – лицо неживой едва уловимо сморщилось. Она была согласна с эльфийкой.

Тагронак:
– Прикусили языки, – хмуро буркнул Тагро пленникам и злобно зыркнул на рукоприкладствующего рубаку, кивнув на соседнего. – Ты! Поменялся местами с ним.

ДМ:
Без некстати оборванного потока брани орку видать приходилось туго и грустно – Рыжая троллиха этот взгляд запомнила... как и прибавившую в неуклюжести походку.
Впрочем, приказ исполнили и без разговоров.

Джантала:
Джантала прикусила язык, так и не рассказав конвою, что бывает, если пнуть шамана и потом не обратиться к лекарю. Скосила красные глаза на командира: надо же, как любит порядок. Будет ему порядок, только бы подвернулся удобный случай.

Тагронак:
– Не будьте как та свора собак в Дуротаре, – добавил он, тяжелым взглядом пройдясь по рубакам и перехватив глефу.

Рыжая:
Наверняка огрёбший орк запомнил и ответный взгляд – очень многообещающий.
Рыжая развернулась, и чутка кособочась – прикладом досталось ощутимо, – пошла вперед, прижимая ладонь к ушибленному боку и прибившись поближе к Джантале.

ДМ:
Впереди местные вояки уже впрягали в свои небольшие, пригодные для узких проездов и сомнительно выглядящих строительных лесов телеги казеных кодоев. Жара животных не щадила, и дух стоял известный... гнойный. Кожа на задней стороне здоровых лап была изъязвлена и стесана, вываленные по жаре десны дурного сизого цвету.

Рыжая:
– Ну и изверги, – не сдержалась неугомонная троллька, скривив клыкастый рот и сочувственно разглядывая бедных толстокожих гигантов. – Таурены вам ничего ещё не высказали за такое обращение с кодо? По такой жаре сдохнут же звери от заразы...

Джантала:
– Дохлое мясо, – угрюмо подтвердила Джантала, понюхав воздух.

Лилинет:
– Тоже не их средствА, наверное, – дохлячка деланно пожала плечами.

Делнейен:
– Им все равно, – подтвердила очевидное остроухая; хотела было сказать что-то еще, но чуть не ободрала черный ноготь ноги о попавшийся на пути булыжник и, прикусив губу с ужасной силой, издала утробное, злое рычание.

Тагронак:
Тагронак дернул носом, стоило только запаху до него добраться. Фыркнул себе под нос, нахмурился и начал кого-то взглядом искать. И, судя по всему, не нашел, потому как еще раз фыркнул и обернулся на пленников, ткнув глефой в сторону тролльки, чей взгляд Тагронаку никак не нравился.
– Ты и ты, – следом глефа уткнулась в немертвую, – поедете на левой. Вы обе на правой, – теперь глефа указывала на рыжую тролльку и эльфийку.
Замечания пленников орк пропустил мимо ушей (оно для них и к лучшему, наверное), молча показывая все той же глефой рубакам, чтоб пленников делили и готовили к погрузке. А затем обернулся к шаману и "не нашей".
– Ты поедешь с шаманкой и эльфом, – адресовалось Ишрумми, следом приказ получил и шаман, – ты, соответственно, на другой телеге. Возражения?

Делнейен:
Не став тянуть кодоя за хвост, эльфийка, хромая, подошла к телеге и, ухватившись за деревянные ручки, подтянула свое тело вверх, в спасительную тень кожаного навеса.

Рыжая:
– Я не поеду, – мрачно заявила Рыжая. – Духи... отвернутся за такое издевательство над бессловесными тварями. Слушай, как там тебя, ты вроде ничего так орк... дай мне немного времени, чтоб хоть немного беднягам помочь.

Делнейен:
– Пусть поможет! – хрипло поддержала эльфийка, забравшись на скамейку и подтянув ноги к себе. – А то они подохнут, а мы останемся прямо на пути.

Ишрумми:
– Айе, вождь. – Подошедшая следом гоблинша явно не была в курсе, что только что произвела на свет шедевр отсутствия энтузиазма, в то время как чинно выступающий следом молодец с волчьими хвостами не отвечал вовсе. Рыжая троллька явно стала объектом наблюдения. Оценивать орк умел.

Джантала:
Возражения на троллькином лице не читались: резко очерченные скулы будто окаменели, а темные, как у волка, губы разок шевельнулись и замерли. Охотница знала, когда надо промолчать.

Тагронак:
Тагро, принявшийся уже было опять кого-то искать, одернулся и обернулся на рыжую, одарив ее взглядом мрачным и ничего хорошего не обещающим. Помедлив еще пару мгновений, подошел, распихнув рубак, да навис с закинутой на плечо глефой.
– Лезь в телегу.

Лилинет:
Отрёкшаяся глянула на орка, на тролльку и пошла к телеге.

Рыжая:
Нависнуть особо не получилось, потому как перевес был всего в полголовы – орк уродился редким здоровяком и даже сумел приподняться выше привычного уровня декольте.
– Не полезу. А на препирательства ты потратишь больше времени, чем я на лечение.
Не обращая на орка внимания, троллька развернулась и направилась к животному, беззаботно подставив спину взглядам.

Тагронак:
Да только далеко не ушла, потому как была за левое предплечье схвачена серой орочьей лапищей. Схвачена сильно и больно, беспардонно дернута и развернута.
– Я про тебя наслышан, – протянул Тагро, с прищуром смотря Рыжей в глаза, – знаешь, почему ты здесь?
А лезвие глефы тем временем ощутимо уперлось тролльке в левый бок.

Джантала:
Джантала уже поставила одну ступню на дно телеги, когда стало ясно, что Рыжая подчиняться не будет. Охотница замешкалась, упираясь в землю большим пальцем ноги. Чуть что – оттолкнется, прыгнет, чтобы отшвырнуть орка. Не уступит ему жизнь этой мамбо.

Лилинет:
Мертвячка с интересом наблюдала за происходящим из телеги, но ничем не выдавала, хочет ли хоть как-то повлиять на происходящее.

Джантала:
И эльфкины глаза, светящие льдистым пламенем из тени повозки, неотрывно смотрели за мамбо.

Рыжая:
– Просвети, – мамбо была воплощением спокойствия, едва заметно дёрнув прихваченным предплечьем, обняла пальцами другой руки повыше орочьей лапищи, неотрывно глядя огоньками глаз на серого. Соплеменнице достался мягкий взгляд, мол, попробую сама разобраться.

Тагронак:
– Ты предала Вождя и Орду. – Тагро сделал паузу и чуть отстранился, глефу, впрочем, не убирая. – Подбери остатки чести и лезь в телегу.

ДМ:
За спиной оркского вояки мало-помалу скапливались – неровный частокол – головы откликнувшихся на звук солдат. Молча стоял, скрестив руки, кор'кронский шаман, и его, казалось уже не заинтересованный, взгляд напоминал две белых рыбьих бляшки. Только морщинки по бокам носа собрались и хищно, и хитро. Мелкая гоблинша рядом вовсе вздохнула и принялась подворачивать в очередной раз рахлебянившийся рукав.
Только этот неуместный вздох тишину и нарушил.

Лилинет:
– И типа мы тоже? – из телеги донёсся хрипловатый голос мертвячки. – И как же мы его предали?
Она встала в полный рост и поставила одну ногу на борт.

Рыжая:
– Да? – тёмно-рыжая бровь взлетела едва ли не до середины сиреневого лба. – Интересно, когда, знающий ты наш? Когда лечила твоих собратьев на поле боя? Когда спасала орочьи жизни, выслушивая взамен сотни благодарностей? Или когда не отказывала военачальникам в своих услугах целителя, несмотря на то, как поступили с моим народом? Когда же я предала, а? Ну-ка, серенький, расскажи, я послушаю.

Нужно ли добавлять, что с места троллька даже не подумала сдвинуться?

Тагронак:
– Продолжайте погрузку! – рявкнул Тагро, полуобернувшись на рубак, и вернулся к тролльке. – Лезь в телегу.

Рыжая:
– Только после того, как займусь животными, – непреклонно возразила троллька и добавила чуть тише, предназначая сказанное только для серых ушей. – И если ты не совсем дурак, то позволишь мне это сделать. Я бы уже закончила, а ты бы не потерял лицо перед солдатами, потому что возразить тебе нечего. Я никого не предавала, а уж Орде я служу подольше тебя, сосунок. Не веришь мне – спроси Гарроша, Саурфанга, Назгрела. Надеюсь, эти имена тебе что-то говорят?

Тагронак:
Тагронак ей не ответил. Посмотрел еще пару мгновений, а затем отвел глефу от ее бока и резко дернул троллью руку к своему правому бедру – чтобы Рыжая согнулась. И выставил ей навстречу свое правое колено.

Джантала:
Охотница поняла, что будет дальше: убить Рыжую не убьют, но до беспамятства поколотят и загрузят в телегу, а раньше мамбо не сдастся, хоть сам Гаррош явись на нее орать. Джантала бросила на упряжного кодо быстрый изучающий взгляд. Зверь был очень больной. Сильно уставший. Такого нелегко разозлить.
Но можно попытаться.
– А ну подвинься, – рыкнула троллька, изо всех сил отбрасывая Отрекшуюся – так, чтобы она перевалилась через край телеги прямиком на кодо.

Лилинет:
Та, не ожидавшая такого с тыла, конечно же послушно полетела по заданной траектории, благо недалеко. Со злости она позабыла принятый тут орочий и материла толкнувшую на всеобщем. А приземление назвать приятным нельзя было, конечно, – даже неживым бокам твёрдая шкура кодо может повредить. Особенно если эти бока привыкли в бою на аренах быть запакованными в латы.

Рыжая:
Рыжая не была из породы воинов, но она была из племени троллей, чьи дети шести лет от роду выживали в ночных джунглях в одиночку. Она дёрнулась, следуя рывку орка, что был гораздо сильнее неё, наклонилась вбок, уходя ещё дальше от лезвия глефы, и намереваясь спустить удар по защищавшей грудь руке.
В тот же миг по коже ухватившей орочьей лапы побежали мелкие кусачие щипки озноба, холодные, колкие, высасывающие тепло и жизнь.

Верная рапторица Хииши рвалась с крепкой ременной привязи у повозки, приглушенно ревя сквозь опутавшие пасть ремни, скребла землю огромными когтями, топталась, поднимая тучи пыли и рассекая длинным шипастым хвостом воздух.

Делнейен:
– Они если не друг друга, то нас всех здесь положат, – негромко заметила эльфка, подъелозив седалищем поближе к действу.

ДМ:
Наконец, кодой, мирно страдавший позади сцепившихся, не ожидал, что на него внезапно свалится что-то и теперь вопил во всю свою объемистую глотку. Издав надсадное мычание, животное натужно встряхнулось всем телом, забило хвостом так, что телега вместе с оставшейся там Джанталой заходила ходуном, закачалась на месте. Свежая всадница наверху не удержалась.

Тагронак:
На какой-то миг Тагро действительно был растерян и из-за действий тролльки, и из-за того, что его левая кисть постепенно перестает чувствовать под собой троллью руку. Но миг прошел, и Тагро упер лезвие глефы в землю, чтобы попытаться восстановить равновесие и не упасть, а левой рукой... он дернул Рыжую к себе, силясь взять в охапку и поднять под мышкой, как какого гоблина.

Лилинет:
Когда Лили поняла, что неумолимо падает с испуганного животного, она постаралась оттолкнуться ещё от его спины, чтобы оказаться на земле уже подальше от тяжёлых ног, а там и откатиться можно будет...

Рыжая:
Размер побольше, чем у гоблина, а так же врожденная изворотливость дали тролльке попытку избежать объятий, пользуясь ненадолго обретенной свободой, пока орк распускал грабки.

Лилинет:
С хорошей инерцией прокатившись по земле (и не забывая прикрывать руками голову), неживая остановилась, только подкатившись прямо под ноги орка и тролльки. Всё это время она старательно и нецензурно описывала на всеобщем родню троллей.

Тагронак:
А у Рыжей появилась уникальная возможность нюхнуть солдатских подмышек. Недолго, правда – Тагронак перехватил ее за живот и сжал, чтобы было труднее дышать. Теперь дело за малым – твердо встать на ноги окончательно. Но сперва...
– Вяжите остальных, ЖИВО! – Дикий рев прокатился по округе.

Рыжая:
У орка появилась не менее увлекательная возможность прочувствовать на себе всю силу ороговелых тролльих пяток, лупящих по голени, защищённой одними только кожаными штанами, с силой взбешённого раптора. Пользуясь тем, что вторая рука орка была занята глефой, разозлённая мамбо живо изодрала крупными ногтями все доступные участки охвативших её вонючих объятий. И локтем по орочьему уху размахнулась.

Джантала:
– Эй, вояки, духи же гневаются! – рявкнула Джантала, пытаясь удержать равновесие в телеге. – Или вы духов не уважаете? Вот они вам говорят – надо лечить кодо, потом ехать.
Отлично зная, что духи тут ни при чем, троллька мысленно попросила их о прощении, чтобы ей не перепало за эту ложь. Придется что-нибудь потом отдать в жертву. Без крови: кодо – мирные существа, если их не злить.

Тагронак:
На тролльи усилия Тагро внимания не обратил почти никакого, продолжая двигаться к повозкам.
– Не рыпайся. – И в укрепление слов рыжин живот сдавили еще сильнее.

Корфай:
Тут воздух не с того, ни с сего вышел из легких мамбо Рыжей – неожиданно, а потому с кашлем, и стало внутри пусто, узко и холодно, как в изменчивом царстве господина Бвонсамди.
Шаман же Корфай только и был уличен в том, что ладонь ко рту поднес и воздух втянул – долго, с не услышанным никем шипением.
- Вот, значит, духи..

Корфай:
– А ну, стоять!
Лысый орк гаркнул с неожиданной громкостью и, надо сказать, вовремя, потому что разбушевавшийся кодой, увидевши ломанувшихся исполнять приказ бойцов, решил попятиться. И телегу попятить. И троллиху. И фураж, который в телеге...
Падать на фураж Джантале было мягко.
Случилась тогда заминка.
– Многое не понимаете, мамбо. Дурно. – Говор у кор'кронского шамана был скрипучий, даром что вежливый. – Командир, поднимите её уже...

Рыжая:
А мамбо к этому времени понимать стала ещё меньше. Потому как с резко закончившимся воздухом грудь ожгло огнем, запротестовавшие лёгкие окончательно возмутились таким отношением и троллька, недополучив кислорода, обмякла полубессознательной сломанной куклой.

Лилинет:
Никем не затоптанная и даже не пнутая, неживая быстро поднялась и огляделась – стоит ли вообще защищаться или пора строить обиженную и оскорблённую.

Тагронак:
Сразу Рыжую не подняли, потому как сперва мамбо была уронена на землю. И только потом Тагронак поднял ее на ноги и развернул к шаману лицом, попутно заляпав своей кровью из разодранной руки. Заметив раны, серый раздраженно фыркнул. Потом фыркнул еще раз, заметив, что стоять на ногах троллька не хочет.
– Объяснишь? – В голосе была то ли издевка, то ли пренебрежение, но Тагро не стал опять ее поднимать, а, кивнув шаману, отправился строить своих бойцов.

Джантала:
Колотушки откладывались, и Джанталино участие было пока без надобности. Красноволосая троллька, нащупав под собой перевязанную горловину мешка, поддела веревку грубым когтем на большом пальце и попыталась расковырять узел.

ДМ:
Надо заметить, и успешно, и вольготно. Кого по таким-то временам занимали, невидимые за высоким бортиком, внутренности телеги?

Тагронак:
– Эту по рукам и ногам! – неожиданно рявнул Тагронак, тыкая глефой в сторону Джанталы. – Остальным связать только руки. ШЕВЕЛИСЬ! И успокойте сраных кодо!

Делнейен:
Эльфийка втянула носом воздух, будто чуя что-то вкусное. Но, сползая с повозки, не к ковырявшей мешок Джантале подкралась, а к Тагронаку, с глазами страшными – безумными, бессознательными. В руке у нее был камень с ладонь размером – ушастая подобрала его с дороги. Уже было занесла над орочьей спиной – но остановилась.
– Не трогай мамбо, орк. Мне-то без надобности, а вот ты подохнешь без нее и без своих кодо.

Рыжая:
Гордость ордынских целителей валялась, где невежливо положили, признаков жизни особо не подавая и по поводу своего состояния претензий не высказывая по ряду веских причин. Красноватая взбитая пыль оседала на скорченном долговязом теле.

Тагронак:
Иной бы, может, и прислушался к мудрым эльфийским речам, но вот Тагронак заместо того молча развернулся и с ходу рубанул древком глефы по тонким эльфийским ногам.

ДМ:
Обернулся же и вовсе каждый.

Джантала:
Кроме Джанталы, которая, услышав приказ, торопливо и сноровисто зашарила в мешке – что жрется, запихать в пасть, что крадется, сунуть под одежду, пока не повязали.

Делнейен:
А эльфийка резко рванулась назад, избегая удара: камень у нее был в правой руке; она, расставив присогнутые ноги, держала свое грубое орудие как когда-то – меч.
– Ты чего, в игры со мной играешь? – зарычала она.

Тагронак:
– Тураг! Зарзин! – рыкнул серый, подзывая к себе двух рубак с огнестрелами. Атаковать Тагро не начал, но смотрел на эльфийку твердо и готов явно был.

ДМ:
Тех только и надо было заставлять, что вспомнить об огневом оружии. Стволы поднимать было не в пример проще. Щелкающий звук новомодных взводных рычажков в накатившей тишине был слышен куда как отчетливо.

Тагронак:
– Положи камень и в телегу, живо, – протянул Тагро эльфийке, а затем кивнул стрелкам на нее. – Отвечаете за нее головами. Если продолжит рыпаться – прострелите колени.
И взгляд красных глаз тут же от эльфийки оторвался в поиске других... И остановился на Джантале. Лезвие глефы тут же вытянулось в ее сторону.
– Какого хрена еще не связана?!

Делнейен:
– Если ты еще раз попробуешь кого-нибудь ударить – я тебя на части порву, сосунок, – пригрозила ушастая и кинула камень в сторону – насладилась тем, как Тураг и Зарзин оба проследили за его полетом.

Лилинет:
А отрёкшаяся терпеливо ждала в стороне, пока к ней не подойдут. Что о ней забыли, она и не думала, но оказаться единственной не спелёнутой по рукам и ногам было бы неплохо. А в том, что всех повяжут, она не сомневалась.

ДМ:
Объяснений не нашлось. Нашлись крайние... в буквальном смысле, а говоря проще пара ближних орков, что, замотав головами, бросились обходить недоброго еще кодоя. Тот отвечал... ну как отвечал. Мычал да пятился.

Тряслось и лязгало.

Ишрумми:
– Зверину б успокоили, а, вождь? – флегматично оклинкула доселе молчавшая в прохладной тени длинного кор'кронца гоблинша. – Не повезет же.

Тагронак:
– Шевелитесь, или я всех отправлю объясняться Адскому Крику ЛИЧНО! – ревел тем временем Тагро, разделяя рубак взмахами глефы. – Вы трое вяжите тролля, вы – эльфа, остальные успокойте кодо.
И вот пришел черед немертвой быть замеченной. Но тычков не получила, ей Тагронак только кивнул на телегу, сверля взглядом.

Рыжая:
Связанная рапторица тихо, сочувственно скрипела, натягивая ремень и пытаясь добраться до валяющейся мамбо. Между острыми зубами поблескивал мокрый красный язык.

Лилинет:
Мертвячка шутливо склонила перед орком голову и не торопясь пошла в указанном направлении. Всё-таки в позиции "каждый сам за себя" есть масса плюсов.

Джантала:
Пришлось судорожно заглатывать с трудом отгрызенный кусок солонины, чтобы сверкнуть клыками в наивной улыбке – не виновата, мол, сами виноваты, что возятся. Другой шмат был спрятан под тканью многослойной набедренной повязки, надежно увязанный в узелок. Провизию у пленных, в общем-то, не отбирали, но когда это солонина бывала лишней?
Связыванию Джантала не противилась и даже слегка позаигрывала с орком, который трудился над ее ногами.

Корфай:
Что до внешне невозмутимого господина Корфая, так тот поверженной мамбо рыжей только и казался этаким силуэтом на фоне бледного, выжженного неба.
– Вы со своим разберитесь, командир. А вы, кажется, не понимаете, мамбо, – кроме прочего силуэт умел качать головой. – Вы с этой ордой разошлись, потому что это орда упорядоченных вещей. В голову не приходило, что об этом кодое до вас подумали, и теперь из-за вашей задержки другие кодои пострадают не меньше?

Ишрумми:
– Много трудитесь, Корфай. – равнодушно тянула гоблинша рядом. – Её ж эти ваши духи так приложили, шо ей до вас счас...

Тагронак:
– Подзовете кого, чтоб усадили, – только и буркнул Тагронак, качая головой, и развернулся к телегам проверять, все ли как надо. Особенно повязанных пленников.

Рыжая:
...дела нет. Права была гоблинша. Очень права.
Рыжая и половины слов не понимала сейчас, к ней обращённых. Так... шум невнятный. Реакция на пространную речь была соответсвующей: троллька училась заново дышать неспешно вползающим в лёгкие воздухом, густо замешанным на пыли.

Делнейен:
Эльфка совсем не сопротивлялась; когда ей повязали руки и ноги, она с трудом заползла в тень телеги.

Тагронак:
– Ладно, хватит. – Серый резко развернулся и подошел к лежащей Рыжей. – Потом пообщаетесь, когда она будет в состоянии.
И, смерив шамана неодобрительным взглядом, Тагронак поднял тролльку и взвалил на левое плечо. Еще немного подпачкав ее кровью из царапин.

Корфай:
– Ей же хуже.

Лилинет:
Залезая в телегу, немёртвая бросила на тролльку заносчивый взгляд и уселась в угол, ухмыляясь себе под нос.

Рыжая:
Заволоченная кем-то на телегу мамбо, имеющая веские основания окончательно разочароваться в справедливости мира сего, судорожно дышала, лёжа на фураже и преодолевая проснувшуюся резь в боку и боль в стремительно затекающих связанных руках. Впрочем, повезло, что лёгкие вообще уцелели.

ID: 15370 | Автор: В основном безвредная Хозанко
Изменено: 21 марта 2014 — 18:39

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
25 февраля 2014 — 1:54 Пират-ассассин Эонарис

А как все мило и безобидно начиналось-то, а!

25 февраля 2014 — 15:28 Pentala

Эм. Рыжа видела обвал. Наш эпичный инфернал, убитый зажигалкой)

25 февраля 2014 — 16:40 Леани

Ы?..

25 февраля 2014 — 17:34 Pentala
Обвалы она сама не видела, но жертвы их пациентами у нее бывали, потому она отлично знала, каких бед может наделать крохотный осколок породы, не говоря уже о валунах покрупнее.

Рыжа знает не только про осколки и валуны но даже и про валящиеся с неба ходячие кучи камней!)

27 февраля 2014 — 19:01 Lion

Орка жалко.

27 февраля 2014 — 19:30 Пират-ассассин Эонарис

А мы по нему не плакали особо.

27 февраля 2014 — 20:22 Dea

Может, это про Хохолка.

27 февраля 2014 — 20:34 Lion

Хохолок вообще безобломный парень. Настоящий индеец.

27 февраля 2014 — 21:04 Pentala

И они его тоже побрили.

27 февраля 2014 — 21:11 В основном безвредная Хозанко

А Корфай и так бритый. Чуешь мощь заговора?

27 февраля 2014 — 21:18 Pentala

Пока все бритые не получатся, у вас не заговор, а так, тренировка)

27 февраля 2014 — 21:22 Dea

Вооот, идите лучше Корфая жалеть.

28 февраля 2014 — 2:49 В основном безвредная Хозанко
мощь заговора

http://gyazo.com/3a6420c86a9a03add135a0780f964bc0
"Заговор? Не знаем мы за заговор"

27 февраля 2014 — 21:22 Lion

Та дело не в бритости.

27 февраля 2014 — 21:17 Пират-ассассин Эонарис

Хнык. :( Лилинет, одолжи жижи, чтобы ей можно было плакать.

27 февраля 2014 — 21:53 Yumet

Лили сама-то не умеет за это дело. Только плеваться.

27 февраля 2014 — 19:30 Dea

Он первый начал.