Антиквариат из Ордил'Арана Труд для сильных духом

Гильдия Северный Калимдор
Инвар Воронье Крыло
Нериллин Белая Песня
Тесмена Блёклые Сумерки

Ленивая чародейка, ленивый антиквариат, ленивая лохматая дылда - просто праздник какой-то.

Ночь, когда длинная часовая переступила порог лавки Блеклых Сумерек, была промозглой и сырой. Зеваки в такую погоду рассасывались быстрее, чем собирались, и терраса какого-то питейного заведения вниз по улице была пуста. Многие торговцы даже позакрывали лавки раньше времени — ждать в такую ненастную ночь покупателей отважились немногие. Неизменны были разве что часовые, все спешившие куда-то по своим делам, невзирая на климатические катаклизмы.
Инварова внучка, вопреки обыкновению, не была увешана невообразимым количеством элунита. И, в кои-то веки, не принесла с собой этакое фирменное чуть снисходительное выражение лица, с каким на гражданских смотрят все часовые, и особенно часовые, пришедшие по делу.

В тесменином жилище было тепло и сухо. Откровенно говоря, было жарко, и воздух в душных комнатах был до того насыщен ароматным дымом с жаровен, что, казалось, ещё минута — и загустеет, как заморские янтарные смолы. Смурная из-за непогоды чародейка куталась в одну из своих просторных накидок, у которых не разберёшь ни конца ни края, и сонно щурилась на гостью.
— Вы не поверите, зачем я здесь, — покачала головой Нериллин. Верно, сама не до конца верила. Качнулась с носка на пятку, прошлась из угла в угол. — Ох. Мне нужны чары. Косметического э-э... характера. Потому что жить с этим, — выразительный тычок в живописный бардак на голове, — мне, признаться, надоело.
Вздохнув, эльфийка выжидающе покосилась на чародейку.

Та задумчиво посозерцала означенную путаницу зелёных прядей, помолчала и шевельнула уголком губ в вялом подобии усмешки.
— Чары, значит, — её голос звучал тихо и сухо. — С каких же это пор бальзамов и гребней оказалось недостаточно?

— Способов, и верно, тьма. Поверьте, ни один не подействовал. Рыбий клей тоже. И еще, по ряду причин, обривать голову налысо я бы не хотела.

Шумный вздох и весьма ехидное выражение чародейкиного лица засвидетельствовали то, что гостье она ни чуточки не верила.
— О, — началу обвинительной речи помешала необоримая зевота, — конечно, куда в этом деле без чар. А потом в причины какого-нибудь нового Раскола опять запишут чародеев, а не лентяек, которым до лавки алхимика дойти не судьба.

Тут пришел черед сощуриваться длинной часовой.
— Не хотите браться? Не можете? Подозреваете меня в сговоре с Надзирательницами? Инвар плохо выполняет обязанности по поддержанию душевного равновесия? О. Вы скажите, я пойму, даже пну его на обратном пути для скорости.

— Всю жизнь мечтала часовым волосы укладывать, — куда громче зашумела высокорожденная. — Вот прямо с детства. Это же золотая жила, — теперь на зелёную гостьину макушку под потолком Тесмена глядела иронически, — труд для сильных духом. С еженощным риском для жизни.

Нериллин хмыкнула.
— Нет так нет, — устало отмахнулась она и направилась к двери, да остановилась на полпути. — Инвара таки пнуть или пусть себе сидит с постной рожей?

— Вот и чего сидит, спрашивается… Ноги на старости лет отнялись? — нынешняя тесменина ворчливость, оказывается, распространялась не только на лохматых женщин. Ворчала она, впрочем, уже не глядя на гостью, а в пустоту перед собой, нашаривая под боком подушку.

— Обязательно пну, — со смешком растворилась в сумеречной мгле за порогом часовая.

... Пинок, видно, был увесистый: и часа не прошло, как эльф вошел в дверь, бесцеремонно подвинул чародейку на кушетке, уселся и с выразительным вздохом погладил Тесмену по голове, попутно вытащив — очевидно, машинально, — шпильку. Повертел так и эдак, со вздохом же отложил куда-то на столик.

Притихшая у него под боком женщина ласково улыбалась.
— Ты не торопился, — сказала, ничуть не смущаясь того, что сама-то, с тех пор, как вернулась в Дарнас, ни в гости к Инвару не спешила, ни даже древня к нему с весточкой не посылала.

— Занят был, — мрачно усмехнулся Инвар, в тепле заметно расслабившийся.

Тесмена одобрительно хмыкнула, неохотно отлипла от гостя и теперь глядела на него с предвкушающей полуулыбкой.
— Чем же ты удивишь меня в этот раз?

— А чаю усталым героям в этом доме больше не предлагают? — лукаво улыбнулся Инвар.

— Только в обмен на истории об их подвигах.
Где-то за ширмами и занавесями зашуршало: не иначе как понятливая прислуга спешила подать позабытое угощение.

— Пока тебя не было, я доделал тот одуванчик и снова ничего не напутал, заключил ну очень выгодную сделку с Кругом и в одиночку отразил нападение зеленой дылды на мою кладовую. — Эльф усмехнулся. — Жил, в общем, насыщенной светской жизнью. И еще кое-что.
Тон у Инвара был многообещающий, но шарить по карманам он, казалось, и не думал начинать.

— А забродивших ягод у тебя в кладовой ненароком не было? Эта зелёная дылда и сюда заявилась, просила сделать ей причёску.

— Прямо так? — сощурился Инвар.

Тесмена фыркнула.
— «Чары… Косметического характера» — потянула она, передразнивая длинную часовую.

Инвар вздохнул и покачал головой.
— Еще пытается что-то исправить, значит. Забавно.

— Скажи ещё, про рыбий клей она не шутила.

— К сожалению, нет.

Возникшую паузу скрасил слуга, как раз начавший выставлять на столик чайную посуду. Второй древень тащил полный поднос фруктов и сладостей.
— Ты отвлёкся, — хмыкнула тогда чародейка, — на том моменте, когда храбрый герой столкнулся с очень загадочным и безымянным артефактом «кое-что».

— Кое-что — это вот, — через пару мгновений и неуловимое движение спустя на Тесмену с ее собственного пальца смотрел, подмигивая яркими искрами, голубой опал в причудливой оправе из белых цветов, которые при ближайшем рассмотрении оказались полупрозрачной эмалью на голубоватом металле.
— Не стал пока делать больше ничего в таком духе, мало ли, тебе не придется по вкусу.

— Давно ли Воронье Крыло сомневается в собственном мастерстве? — ехидничала эльфийка, разглядывая новый перстень на тонких пальчиках. Белые цветы она действительно разглядывала нерадостно.
— Ты моих шпилек с эмалью ненароком не находил? С пионами?

— У меня их нет, — пожал плечами Инвар. — Я не в мастерстве сомневаюсь, а в способности угадывать твои предпочтения.

— У кого же они тогда, — несколько мгновений Тесмена чрезвычайно задумчиво смотрела перед собой, а потом лукаво покосилась на эльфа:
— Пока тебе везёт. Сделай мне диадему… или гребни в такой же манере.

— Сделаю. Только шпильки пропали?

— Да, нескольких недосчиталась.

— Странно, — протянул Инввар, уже, похоже, прикидывая, какими именно будут гребни.

— Ты снова отвлекаешься, — заворковала чародейка, успевшая к тому времени запустить пальцы ему в волосы.

— Я исправлюсь, — протянул эльф, ловя тонкое запястье губами. Сощурился хитро. — Глядишь, совершу еще пару подвигов.

ID: 15841 | Автор: Too fabulous for this shit Nerillin
Изменено: 5 мая 2014 — 22:48