Abyssus abyssum invocat 2. И заверте...

Фелоран Огонь Души
Эттелиена

Мастер: Спать ему никто не мешал – разбудили, когда явилась госпожа Мех'сди. Она отдала бумаги с гербовой печатью и сообщила, что охранников им отобрали, а значит, можно выдвигаться.
Их трое было. Тень с маской со сколом была им знакома – хотя бы по маске. Ещё одна тень имела явно женскую фигуру – более хрупкую и изящную, чем два других охранника. Третий отличался лишь нашивкой на рукаве в виде руны. Ни одна из Теней не имела особенных рангов, судя по маскам.
- Готовы сопровождать, - прошелестела маска со сколом, - куда вы пожелаете, мастер Зендарин?

Зендарин: - Отправимся в Клоаку, есть там одно укромное местечко, - ответил чернокнижник и, оглядев своих спутников ещё раз, двинулся вперёд. Пора было приступать: чем быстрее они получат деньги, тем быстрее он сможет восстановить Лору под именем Эттелиены и отправиться с ней в безопасное место, где она спокойно восполнит все пробелы в знаниях о новом мире, а он вплотную займётся изучением её природы.
Добравшись до нужного участка Клоаки, Зендарин убедился, что здесь сейчас нет никого, и, не найдя никаких следящих заклинаний, начал подготовку к призыву демона. Эльф прочертил ритуальный круг в центре зала, очевидно, многими использующегося для подобных целей, затем обмакнул кость высшего демона в подготовленную кровь магически одарённого существа и принялся наносить поверх круга руны, переплетающиеся в сложный узор. Разложив пять осколков души на рунах, бывший чаролом расстелил два рулона ткани Скверны вокруг размеченного круга и принялся кровью писать на них уже совершенно другие руны. Это заняло куда больше времени. Наконец, утерев пот со лба, он встал, отряхнул своё одеяние, взял бутылку луносветского портвейна и посмотрел на госпожу Мех'cди.
- Госпожа Мех'сди, мне нужны оба имени, написанные на бумаге. Произносить вслух не нужно, - сообщил сребровласый син'дорай, отпивая из откупоренной бутылки.

Мастер: Стражи рассредоточились по комнате. Девушка в маске у самого входа, Тень с нашивкой – слева, Тень в маске со сколом – справа. Лораэлин совсем рядом, наблюдает жадно за его действиями.
Мех'сди протянула ему лист. Резкие угловатые руны: Андрас Гончая. Чуть пониже – Канис.

Зендарин: Зендарин попытался не выдать того, что узнал это имя. Лишь чуть сощурился. Теперь ясно какая судьба постигла Андраса. Ну что же, это ничего не меняет.
Чернокнижник взял в руки чародейский свиток и, обмакнув кость в остатки крови, начал выводить имя на магической бумаге, продолжая, как и прежде, что-то шептать. Использовав последнюю кровь, он положил свиток в центр круга и отошёл, снова взяв в руки початую бутылку портвейна.
- Тащите клетку сюда, - коротко приказал син'дорай. - Вы, двое, встаньте у круга, напротив меня. Если что-то пойдёт не так, выиграете мне время на его заточение, - мужчина обернулся к Лоре. - Эттелиена, в случае если он начнёт дёргаться и играть в своеволие - бросай ублюдка в стазис.

Мастер: Тени заняли указанные позиции, подвинув клетку поближе. Эттелиена кивнула, шепнув только, что ей потребуется время… и чары могут не сработать, если демон будет сопротивляться, или только задержать или… вариантов было много.
Мех'сди отодвинулась ко входу. Можно было приступать.

Зендарин: Поставив бутылку на пол, рядом, мужчина начал ритуал, направляя свою энергию в круг, заставляя все его составные части загораться и фокусировать силу. Зендарин нараспев читал заклинание призыва, повторяя оба имени той твари, что собирался призвать, той твари, что когда-то была его близким другом.
Вскоре, в середине круга пространство начало мерцать и искривляться. Показался странный силуэт - нечто среднее между эльфом крови и демонической гончей. Глядя на то, как растёт силуэт, какими мощными оказываются его крылья и неожиданно длинный хвост, чернокнижник заколебался.
- Он слишком силён, я попытаюсь подчинить его волю. Не забывайте про клетку и стазис, - торопливо проинструктировал сребровласый, начиная попытки подавить волю существа прямо с порога.

Мастер: Демон был крупный. Как и все бывшие охотники на демонов, он принял после высвобождения внутреннего демона вид той твари, которую когда-то поглотил. В круге ему было тесно, он переступил на месте, инстинктивно опускаясь на передние руки-лапы.
Мгновения дезориентации – и сверху плетью опускается чужая воля, пытается подавить. Демон, ещё толком не понимая ничего, инстинктивно воспротивился чужаку. Расправил крылья, хлестнул наугад хвостом – стоявший позади Тень с неожиданной лёгкостью отпрыгнул от удара.
Лораэлин начала сплетать заклятие стазиса, но необходимо было время.

Зендарин: Зендарин ухмыльнулся. Он тоже не забыл свою подготовку чаролома, да и последние двадцать с лишним лет, в условиях постоянного риска потерять собственную голову, сделали его ещё злее и параноидальнее, чем прежде. Сумев не получить никакого урона пока что, чернокнижник продолжил попытки подчинить волю бывшего друга, благо тот ещё не очень хорошо понимал, куда он попал и кто именно его призвал.

Мастер: Этим стоило воспользоваться.
В их ментальной схватке Зендарин пока выигрывал, сдерживал тварь, но и той удалось добиться некоторых успехов – например, он свободно «разошёлся», выступив за пределы явно маленького для него круга призыва, что в целом не означало ничего благого.
Демон оказался действительно сильным.
Махнул на пробу крыльями, снова хвостом – Тень со сколом на маске порешил на этом, что оставаться на месте дальше не слишком благоразумно, и переместился ближе к клетке, жестом привлекая остальных заняться её распаковкой и активацией.
Лораэлин на мгновение утратила концентрацию от демонической активности.
– Полминуты, – прошипел чернокнижнику Тень.
– Скоро, – пообещала Лораэлин. Поставленная перед нею задача вот-вот должна была быть исполненной.

Зендарин: Тяжко вздохнув и не отрывая взгляда от буйствующего демона, син'дорай продолжил попытки подавлять его волю, подчиняя себе. На лбу эльфа выступил пот, но он лишь усмехнулся. Да, старый друг стал сильнее, но и он не даст маху. Он с каждым днём ставил на кон всё больше и вот сейчас добился слишком сладкой и притягательной стабильности, чтобы потерять всё, из-за одного неверного решения.

Мастер: Линии круга призыва перестали ослаблять его, тянуть силу, стоило только выйти за них, и демон сразу же почувствовал себя лучше. Настолько, что смог стряхнуть тяжёлое, будто хозяйская рука, давление Зендарина.
А затем встал на дыбы, свирепо зарычав, и махнул обеими лапами. Лораэлин ценой почти сплетённого заклятия смогла спастись… большей своей частью. На лице теперь красовались неглубокие порезы от когтей. Пахнуло арканой. Крови не было, было неяркое сияние из порушенной оболочки.
Зендарину повезло меньше – он стоял ближе, ему и порезы достались поглубже. Но лица не попортило, нет, взрезало доспех, вспороло ткань на груди, чиркнуло, разваливая мясо, но поверхностно, даже костей не задело. Полилась кровь, обильно пропитывая одеяния.
Демон улыбался.
– Хороший день, чтобы умереть, дружище, - выскалился хрипло.

Зендарин: Непопорченное лицо - несомненный плюс! Если уж и радоваться чему-то так этому. Потому что такому глубокому порезу радоваться не приходилось. Рассекло не только ткань, но и заготовленную кольчугу, что говорило о том, что демон действительно был куда сильнее, чем можно представить - пробить зачарованный доспех чаролома не так просто, а Андрас, или, вернее, Канис, действительно казался опаснее, чем было заявлено. Ничего, Зендарин ещё стребует свой процент за понесённый ущерб. Главное выжить, главное собраться.
- Рад, что ты узнал меня, Андрас, - ухмыльнулся чернокнижник, сквозь боль. - Но мне нужно сделать свою работу. Обещаю, твоя дочь ничего не узнает, - ввернув пассаж про дочку, мужчина вновь попытался воздействовать на разум Андраса-Каниса, выигрывая время для клетки.

Мастер: Неизвестная Тень, женский безликий силуэт, споткнулась на подготовке чар и оглянулась на Зендарина с немым бесконечным изумлением. Впрочем, тому, вероятно, было уже не до кого-либо. Попытка сломить волю разъярённой твари обернулась крахом.
Если тот желал разозлить демона, то что же, он добился своего. Упоминание дочери вызвало на эльфийском лице Андраса Гончей потрясённое выражение, после сменившееся чистейшей ненавистью.
– Что ты с ней сделал?! – Он взревел, от массивной фигуры разошлась волна пламени, сбившая с ног и опалившая тройку Теней и Лораэлин, которую, конечно, не опалило, но мощного выброса скверны она не выдержала тоже.
По лицу бывшего друга Зендарин мог понять, что сейчас его будут вмалывать в камень.

Зендарин: - Тронешь меня ещё раз и никогда не узнаешь, - зло ухмыльнулся Зендарин. На его груди растекалось тёмно-алое пятно, но голос был твёрд, а взгляд стал острее стали. Похоже, этот эльф сдаваться не умел.
Попытки подчинить себе бывшего коллегу и друга продолжились, тратить драгоценные секунды на бесполезные попытки побега раненный эльф не стал. Он видел свой шанс только в одном - продолжении схватки, где воля одного схлестнулась с волей другого.

Мастер: В этот раз демону не удалось подавить попытки эльфа, и Зендарин выиграл для всех ещё несколько секунд.

Зендарин: Он сам потратил их на продолжение своего действия - единственный разумный, по его мнению, вариант.
Пот градом катился с син'дорая, но он был слишком упрям и продолжал свои попытки сломить волю того, кто был когда-то Андрасом Гончей.

Мастер: Подавить... подавить не удалось. Демонический круг мерцнул рунами, вторя ему раздался свирепый рык. И - едко прозвучавшие слова:
- Мне и не потребуется тебя трогать.
- Он... он... - зазвенел совсем рядом голос внезапно не Лораэлин, а Тени. Женский, юный, смутно знакомый - искаженный страхом и волнением. Словно забывшись, она вцепилась в руку Зендарина.
Клетке нужно было время, и оно безвозвратно утекало. Где-то снаружи загромыхали шаги, зазвучали торопливые заклинания потусторонним голосом эфириала - она не покинула их, но и помочь в обуздании демона мало чем могла.

Зендарин: Только когда чернокнижник осознал, что его сил не хватит, чтобы продолжать ментальную борьбу, он решился на физические действия. Но внезапно первоочередной проблемой эльфа стала Тень, внезапно вцепившаяся в его руку.
- Что? - коротко отозвался чародей, быстро оборачиваясь на неё, чтобы понять, в чём дело.

Мастер: - Он выворачивает твои руны, - испуганно выдохнула она.

Зендарин: - Если не можешь мне помочь, займись клеткой. - столь же быстро закончил разговор бывший чаролом, пытаясь восстановить структуру рун, насколько это было возможно. Впрочем, он быстро понял, что проще и безопаснее это плетение разрушить. Привычное дело.

Мастер: Чаролом разрушил планы демона и чары одинаково успешно. И - выиграл себе пару секунд форы.

Зендарин: Зендарин улыбнулся. Он не мог восстановить круг, чтобы запереть в нём демона, но у него недоставало источника мощного источника сил. Так же он не мог укрыть чудовище в зоне антимагии - это никак не помешало бы ему атаковать всех их физически. Снова. Оставался только один вариант - выигрывать время дальше, пока его бесполезные союзники не соорудят наконец уже эту клетку. Чернокнижник снова попытался войти в разум Андраса-Каниса.

Мастер: Войти в разум разъярённого демона? Зендарина схватило этой волной бешенства, захлестнуло и выплеснуло прочь из чужого сознания как раз за тем, чтобы чернокнижник смог сфокусировать внимание на замахивающейся лапе. Сделать, впрочем, ничего не успел, дезориентированный чужой озлобленностью, перед которой вся ненависть Саргераса просто меркла и бледнела.
Полёт до стены был короток и неприятен, хотя в итоге его так и не ударили, просто с ударом по земле от демона разошлась волна чистой силы, от которой у нормального эльфа становились дыбом волоски на коже. Но нормальных тут не было.
От стены можно было видеть панораму боя: перевернувшуюся наконец клетку (демон сил не пожалел), оглушенных разбросанных "помощников". Вжавшуюся в стену рядом с ним Мех'сди с обнаженным клинком. Дел с могущественными демонами она ранее не имела - всё, чем могла помочь, так это отвести глаза страже, обеспокоенной выбросами энергиями. Но и это ненадолго, додумайся стража привлечь чароломов.
Дело усложнялось.

Зендарин: Усложнялось - это мягко сказано. Чернокнижник терял кровь, а вместе с ней и силы необходимые для борьбы и концентрации. Впрочем, если ему нужны были силы, он их брал, мало смущенный этической стороной вопроса. Зендарин принялся тянуть жизнь из демона, в конце концов, он всегда считал попытки по-настоящему подчинить себе таких тварей - пустой затеей. А если не можешь подчинить - разрушь.
И уж ломать эльф умел и любил.
- Видит Солнце, я пытался! - зло воскликнул бывший чаролом.

Мастер: Было больно. Тело ожгло, наступила слабость - он словно утрачивал часть себя с огромной скоростью. И он знал, куда уходила эта часть. И это злило его ещё больше. Пострадали Тени и Лораэлин. Жизненной энергии, поддерживающей на должном уровне сущность, в ней было немного, но всё-таки было. И потеря каждой капли могла быть фатальна.
В сторону Андраса огрызнулись ворохом ледяных осколков, впившихся в демоническую кожу и растаявших. Раны затягивались при помощи Теней.
- Пытался когда? Когда предавал нас? - рыкнул Андрас.

Зендарин: - Если ты хочешь поговорить, ты должен сдаться и прекратить калечить всех вокруг, тогда может узнаешь кое-что новое, - гневно процедил син'дорай. - Если нет, Андрас, я сожру тебя с потрохами, выпью тебя досуха и обмажусь пеплом, - сребровласый не оборачиваясь обратился к своей заказчице. - Закрой Теней и мою ученицу куполом, прерви ему заклинание, поставь стену из чего угодно, иначе я сожру его ценой их жизней.

Мастер: Что же, Мех'сди хватало сноровки и опыта, чтобы изолировать при помощи барьеров эльфов от попыток высосать из них жизнь. Она кивнула Зендарину, одновременно с тем начиная манипуляции энергией.
Зендарин почувствовал, как энергетическое поле вокруг искажается. Андрас собирал доступную силу, собирался дотянуться до Зендарина тоже, чтобы вернуть отобранное и использовать... для чего? пока было сложно сказать.

Зендарин: - Он что-то затевает, ставьте купол, если у меня не получится прервать его заклятье! - возбуждённо воскликнул чернокнижник, пытаясь провернуть то, что было одним из простейших заклинаний для всех чароломов.

Мастер: Заклятие прервать получилось, купол Мех'сди возвела - добросовестно, в целях безопасности, чтобы демон не схватил чернокнижника за душу и не вырвал её, заточая в камень или сжирая. Андрас зарычал и... полоснул себя когтями. Хлынула скверная кровь, вспыхнула, сложилась в символы.
- Пора... домой, - скривил немеющие от потери жизненных сил и крови губы демон.

Зендарин: - Я тебя не отпускал, - рыкнул Зендарин, пытаясь наложить на демона заклятье немоты.

Мастер: Поздно.
- Твоя воля ничего не решает. Саргерас ведёт меня. - Андрас тяжело дышал, опираясь на дрожащие лапы. Жертвенная магия одна из самых действенных. Одна из самых сильных. И договор с Хозяином - нерушим. Руны ярко воссияли и комнату затопила тьма. А вместе с ней - знакомое ощущение перехода.
Говорят, дикий зверь, попавший в капкан, отгрызает себе лапу, чтобы уйти живым. Загнанный в угол демон отгрыз кусок Даларана, чтобы вернуться в Круговерть…

***

Your people enemy
My people’s hated enemy
What are you enemy
Though a created enemy
I terminate the enemy
Eradicate the hated enemy
I am an enemy
My very greatest enemy©

Disturbed – Conflict.

ID: 20131 | Автор: Void Guard Ramgarrot
Изменено: 8 июля 2018 — 21:54