Abyssus abyssum invocat 2. И заверте...

Фелоран Огонь Души
Эттелиена

You are enemy
You are my hated enemy
I am enemy
Number one rated enemy
I’m labeled enemy
I am your mortal enemy
My actions enemy
Make me your bitter enemy©

Disturbed – Conflict.

***

Зендарин: Лес всё никак не хотел кончаться. Не встречая по дороге диких зверей, очевидно, или истреблённых или испуганных развернувшимися в Сурамаре и его окрестностях баталиями, Зендарин и новообретённая Эттелиена Аккаретморн торопились оказаться точке отлёта ещё до заката. Мерное уханье сурамарских сов, тихий шелест листвы под ногами - все прелести дивного леса оставались ими неоценёнными: она успела насмотреться на всё это за долгие тысячи лет изоляции, а он просто не разменивался на подобные вещи, когда речь шла о сохранности собственной шкуры и колоссального запаса энергии в придачу.
Чародеи уже почти добрались до ближайшего к их пещере аванпоста Орды, когда почувствовали, что в их планы стремительно вмешивается чья-то чужая воля. Кто-то догонял их, и догонял весьма быстро.
- Я чувствую их, это маги, - сообщил син'дорай, нахмурившись. - Нам следует быть готовыми ко всему. Вообще.

Мастер: Магов было около шести - мужчины и женщины, преимущественно люди. Среди них затесалась высшая эльфийка, совсем молодая угловатая девчонка, неуютно ёжившаяся в окружении круглоухих. Породистое лицо, тонкие черты - очевидно, Зендарин когда-то был знаком лично или заочно с главой семейства этих, ныне «чистеньких», кель'дорай.
Безошибочно угадывался капитан - по манере держаться. За его спиной явно было военное прошлое: любимый доспех, старый, но надёжный, сразу видно - заботились с любовью, выправка. Он коротко отдал честь, цепко оглядел эльфа и его спутницу, запоминая лица и уделяя внимание артефактам, которые они имели при себе.
Маскировочные чары на браслетах, безусловно, привлекали внимание.
- Капитан Джейк Адамс, - представился человек. Голос у него оказался звучный и твёрдый, звонкие согласные так и отскакивали дробью. - Ознакомьтесь, пожалуйста, - под нос эльфам была сунута помятая немного ориентировка на эльфа. Схематичные грубые черты лица - Зендарин не видел этого лица прежде, но угадывалась порода лорда Энервеля Заката Солнца. Надбровные дуги, нос, скулы, подбородок... Сын или внук. - Не встречали?

Зендарин: Бывший чаролом пристально взлянул на кель'дорайку, пытаясь вспомнить её получше. Будет совсем некстати, если она вспомнит его старое имя. Капитану уважительно кивнули - с теми, кто облечён властью всегда стоит держаться как можно более вежливо. За свой посох с кристаллом Скверны в навершии, он не беспокоился - в руках союзников, после падения Сурамара, оказались вещи пострашнее и посерьёзнее.
Клинок в форме маназмея на поясе был куда более притягательной вещью, но никаких тёмных чар в нём не было с тех самых пор, как он попал в руки к тогда ещё Фелорану, а значит, это тоже не то, о чём ему стоит беспокоиться. Объяснить необходимость браслетов на своей "ученице" он тоже мог. Пожалуй, пока всё было не так плохо.
- Зендарин и моя ученица - Эттелиена Аккаретморн, - коротко представил себя и свою спутницу чернокнижник. О да, это точно кто-то из рода Заката Солнца, неужели они ещё не все сгинули?
- К сожалению, а может и к счастью, но нет. Этого эльфа мы не встречали, - уверенно отозвался син'дорай. - А что надлежит делать при встрече? Он представляет угрозу? - серебристые брови вопросительно взметнулись вверх.

Мастер: Кристаллы Скверны были обыкновенным атрибутом чернокнижников в нынешние времена. Обыкновенным, но в текущей ситуации вызывающим особенно пристальное внимание.
Если долго всматриваться в Бездну, Бездна посмотрит в тебя - знакомые слова, Фелоран, не так ли? Черты лица юной кель'дорайки дополнились воспоминаниями и сложились в другое лицо - чаролом Андрас Гончая, высший эльф с нежным лицом поэта и жестоким нравом демона. Удивительно, что его семя ещё живо... последний раз, кажется, он встречался чародею живым при штурме Чёрного храма так называемыми героями. Что потом - погиб? сошёл с ума в плену? продался Легиону? неведомо.
Его потомку было меньше полусотни лет - ещё юна, ещё наивна. Она могла лишь, пользуясь хорошим обучением, опознать его регалии, но не более. Возможно, из-за высокой активности син'дорай в Сурамаре высшая эльфийка и оказалась здесь - помогать союзникам теорией. А что такая юная... так даже лучше?
Лицо капитана на мгновение застыло, сделавшись каменным при вопросе: Кирин-Тору и Даларану не хотелось признавать очевидный промах - хоть что-то не менялось в этом безумном мире.
- Убить, - сухо, коротко, уверенно рубанул Джейк Адамс и поднял подбородок выше. - Этот эльф, - взгляд его метнулся к навершию посоха, - обратился к искусству чернокнижия. Невеликий грех в то время, когда необходимо собрать все силы и знания... но он предал обитель, доверившуюся ему, и перешёл на сторону Легиона. Разрешите досмотреть, - без перехода, резко и быстро, делая шаг вперёд.
Это не звучало просьбой, но было ею. Люди поглядывали по сторонам, ожидая нападения демонов, диких зверей и кого бы то ни было ещё из придорожных кустов, с неба и из прочих мест, кель'дорайка смотрела прямо на Зендарина и Эттелиену, пусть и не в лицо.
Она касалась арканы так знакомо... прошлое имеет свойство нагонять, да, Фелоран? Похоже, прежде чем обратиться к Иллидану, Андрас успел научить своих потомков искусству чароломов. Но был бы тот охотник, которого ты знал, в восторге от того, что ты сейчас видел?

Зендарин: - Будьте осторожны, у меня много реагентов в сумках, - предостерёг чародей. - А браслеты моей ученицы зачарованы так, чтобы поддерживать её здоровье, поэтому, если вы не хотите убить премилую Эттелиену, вам стоит держать себя в руках. - Зендарин с готовностью развёл руки, опираясь однако на посох.
Маска спокойствия на лице чародея была безупречна, но внутри него бушевал целый шквал мыслей. Андрас имел крутой нрав, и если в других это вызывало отторжение, то у Фелорана, которого и самого нередко называли бесноватым, это вызывало лишь уважение и приязнь. Неприятно кольнуло в груди - разумеется, Гончая бы не обрадовался, увидев свою дочь в такой компании, и, если дойдёт до кровопролития, убивать её будет даже неприятно. Син'дораю оставалось лишь уповать на то, что в нынешнем своём облачении и за давностью лет, девчушка не вспомнит ничего, что сможет осложнить его, а значит и её жизнь.

Мастер: - В таком случае, можете всё показать сами, - чародейские реагенты имели множество неприятных свойств, посему осмотр сумки поручили специалисту группы - рыжеватой веснушчатой человеческой женщине с серо-голубыми глазами. На чародея она взглянула без приязни, но эмоции не одержали верха над рассудком - протянула руку к сумке. - Мастер-алхимик Талия Винтер, - представилась она, - вы можете продемонстрировать содержимое сумок самостоятельно или предоставить осмотр целиком и полностью мне.
Капитан меж тем призвал извечного спутника стража - записывающее устройство.
- Госпожа Эттелиена Аккаретморн больна, а не поясните ли, чем? - любезно уточнил он, сделав знак кель'дорайке приблизиться. Та неслышной тенью оказалась рядом, сдула со лба серебристую прядь. Джейк смотрел на безмолвную спутницу Зендарина внимательно, пристально.
- Задело в битве у Ночного Колодца, сэр, - безупречно вежливо отозвалась доселе молчавшая "Эттелиена". Если капитан и не был готов, что иллюзия говорит, то виду не подал. Разве что нахмурился. Эльфийка продолжила: - Как вам может быть известно, дети крови весьма восприимчивы к избытку магической энергии. Она негативно влияет на них, превращая в так называемых Презренных - местным аналогом служат шал'дорайские иссохшие, сэр Адамс, - и вот сгусток арканы из Колодца, ударив по моему телу, нанёс непоправимые повреждения. Чары на браслетах, соответственно, призваны сдерживать эти изменения.
К белокурому ангелочку, потомку Гончей, был обращен вопросительный взгляд: правда или ложь?

Зендарин: Зендарин нимало не смущаясь, воткнул посох во влажую землю, пробив покров из опавшей листвы, и открыл сумку, извлекая из неё свои скудные пожитки: все они, от ритуального кинжала, пары специфических фолиантов, камней душ, скверны и маны, и до красивой мифриловой бритвы, книги стихов Громового Молота и смены белья отправлялись в руки подоспевшей мастера-алхимика.
В ответ на речь спутницы, чародей мысленно одобрительно кивал, а вот на белокурых ангелочков предпочитал не заглядываться, старательно занимаясь самоинспекцией.

Мастер: Кель'дорай опустила ресницы в согласном знаке - она застала эту ужасную картину, она была одной из тех, кто покинул Кель'Талас в час горя. Капитан Адамс кивнул ей, еле уловимо двинув подбородком, и повернулся вновь к Эттелиене.
- Маскировочные чары предназначены для?
- Для сокрытия чар на наручах, разумеется, как вы можете видеть - там сложная структура, назначенная прикрыть ущерб, - с готовностью прикоснулась к украшению, - вы хотите осмотреть?
- Если позволите, - взгляд у высшей эльфийки оказался неожиданно прямым и твёрдым, она решительно протянула руку к руке ученицы чародея, - вам необязательно снимать ваше украшение.
Талия не нашла ничего предосудительного, только вполголоса для записывающего устройства отметила, что господин-чародей, встреченный ими, занимается чернокнижием. Книги самолично открывать поостереглась, имея опыт неприятных защитных чар, только спросила о содержимом.

Зендарин: - «Некромантия для начинающих аукенаев», «Области Тьмы» и книга куда я сам записываю имена всех известных мне демонов, чтобы иметь власть над ними, если «посчастливится» их встретить, - монотонно отвечал чародей, наблюдая за происходящим.

Мастер: Бровь дёрнулась - нервное? - при первом названии. Талия любезно помогла с упаковкой вещей обратно в сумку (оную проверили бегло брошенными чарами, свёрнутыми, вероятно, в одно из многих нанизанных на пальцы колец) и кивнула Джейку, для протокола обозначив, что при эльфе имелись такие-то такие-то вещи, ничего предосудительного в них не нашлось.
Кель'дорайка тем временем с неожиданной цепкостью ухватилась за запястье. Для стандартной проверки артефакта физический контакт если и требовался, то явно не с рукой. Впрочем, хватка изменилась, руку приподняли, осматривая браслет - или делая вид?
Зендарин при желании мог легко вспомнить, каково это - разбирать хитросплетение чужих чар, находя слабые места, чтобы разорвать жёстким резким движением.
Прошло несколько томительных минут - десяток, быть может, или меньше. Капитан явно начинал терять терпение, помощница тратила слишком много времени. Фыркнул, пробурчал что-то под нос о плохой подготовке стажёра, избегая упоминания того, что эти хреновы эльфы ничего не умеют.
Ещё пара минут - и та наконец отпустила Эттелиену. Виновато улыбнулась капитану.
- Вроде бы чисто, - озвучила без особенной уверенности нежным мелодичным голосом. Бросила взгляд на Зендарина, в котором могло почудиться... послание? намёк?
Капитан фыркнул снова и кивнул.
- Что же, не смею вас больше задерживать. Хорошей дороги.

Зендарин: Ох уж эти дьявольские взгляды! Зендарин не изменился в лице, но в его памяти тут же вспыло нежное лицо Андраса, умевшего метать взгляды так, как иные не умеют метать и заклятья. Матерь бесов раздери, если она его узнала, всё очень и очень плохо. Чуть сощурившись в ответом взгляде на помощницу капитана, чародей посмотрел на Адамса.
- И вам желаю обрести то, что вы ищете, - ровно отозвался сребровласый эльф, протягивая руки к посоху и собираясь продолжать путь.

Мастер: Распрощавшись, отряд направился дальше, оставляя чародеев одних.
- Хорошая девочка, - прокомментировала Эттелиена, - вы знакомы? Перебрасывались такими взглядами...

Зендарин: - Это дочь одного моего бывшего коллеги. Она ещё очень молода, и, как видишь, решила остаться кель'дорай, видимо, считает, что возможно сохранить невинность, - мужчина насмешливо фыркнул. - Глупо. Невыгодно. Безполезно. Вероятно, она узнала меня, - добавил чародей. - В этом абсолютно точно нет ничего хорошего, но наша задача сделать так, чтобы в этом не было и ничего плохого.

Мастер: - Если это проблема, я могу позаимствовать её тело, - невинно предложила его «ученица».

Зендарин: Зендарин поперхнулся от неожиданности и внезапно остановившись, посмотрел на «ученицу». Последовал приступ хохота.
- Мне нравятся твоя гибкость и практичность, - одобрительно закивал чародей, отсмеявшись. - И как ты это себе представляешь?

Мастер: - Чернокнижники, насколько мне известно, имеют опыт обращения с душами. Настоящую душу заключить в специально назначенный сосуд, а к её телу привязать остатки моей сущности... если, конечно, коллега не станет тебе мстить за это. В таком случае я бы поискала ещё кого-нибудь. Можно из числа твоих врагов. - Её губы изогнула насмешливая, слегка зловещая полуулыбка.

Зендарин: - Я без сомнения хорош, но даже мне понадобится для этой процедуры время и концентрация, - с прискорбием отметил чернокнижник. - Уверен, ни того, ни другого нам на дадут, а взять самостоятельно мы не сможем - она не дура, их много, тратить время на полномасштабный план - нерационально, когда можно просто поскорее убраться отсюда. - подытожил син'дорай и запнулся, широко улыбнувшись. - Но за предложение благодарю. Твои настрой, незашоренность и решительность мне по нутру, - сияющие ядовитой зеленью глаза, слегка сощурившись, смотрели в почти так же ярко отмеченные Скверной глаза своей «ученицы».

Мастер: - Сколько комплиментов, - Скверна её глаз была подделкой, впрочем, чернокнижник мог действительно её добавить, влив эту энергию в состав чародейки. Женщина окинула дорогу внимательным взглядом, словно прислушиваясь, и насмешливо, высокопарно бросила: - Тогда поспешим. Даларан ждёт!

Зендарин: Зендарин пока не спешил ничего в неё вливать, изучая, присматриваясь, привыкая. Помедлив ещё мгновение, чернокнижник утвердительно кивнул.
- Не будем терять время. -мужчина перехатил посох поудобнее и устремился вперёд, к виднеющимся алым крышам ордынского аванпоста, сохранявшего верность традиоционной расцветке и в час глобальной войны с мировым злом.
Добравшись до аванпоста, парочка заклинателей без особого труда смогла воспользоваться услугами молчаливого распорядителя полётов и вскоре они оба уже были в воздухе.

ID: 20131 | Автор: Void Guard Ramgarrot
Изменено: 8 июля 2018 — 21:54