Хозяйка Белой Стаи Тем временем во Сне /5.1/

Шиа из Фераласа
Иллиас Расколотое Древо

Звездного света вполне хватало, чтобы увидеть основание Фордрассила, представляющее из себя в основном лужи и пучки высокой травы. Целитель спускался именно туда, бдительно поглядывая теперь по сторонам.

Показалось ли ему, или он действительно видел кожаный нагрудник, оставленный тут почти год назад? Неважно, сейчас не время вновь тонуть в воспоминаниях. Когда они дошли до самого низа, эльф опустился на одно колено и коснулся земли свободной рукой.

- Здесь и начнем, — голос опять был глухим из-за шлема и каким-то необычно безжизненным. Словно друид забыл все чувства в ведьмином доме.

- Ты не ответил на мой вопрос, — возразила Шиа. — Я не уверена, что тебе стоит идти…

- Я тоже не уверен, что тебе стоит идти… Но давай все же сделаем это. Я постараюсь не быть совсем уж бесполезным, — здесь в голосе Целителя даже проступил намек на улыбку.

Эльфийка нехотя кивнула и, выбрав сухое местечко, устроилась поудобнее.

- У меня нехорошее предчувствие. Я совершенно не имею представления, что и как искать… и кажется мне, Ивонка ошиблась.

Всего минуту спустя Шиа оказалась во Сне и… не увидела Целителя рядом. Было тихо и темно — всё укрывала густая мутно-зелёная дымка.

Седая Пасть исчезла. Исчез и снег. На пологой равнине текли ручьи, но Шиа не рискнула приблизиться к ним.

Под её ногами одиноко лежал крупный тёмно-коричневый жёлудь.

Друид появился рядом. Сложно сказать, как и когда — просто в один момент сложилось чувство, что он здесь уже довольно давно.

- Ивонка говорила, что нужно дальше? — десяток фасеточных глаз шлема тем временем изучал желудь.

- Говорила что-то про зов крови… Но я не чувствую ничего похожего. Я вообще ничего не чувствую.

Шиа огляделась. Но вокруг не было ничего, за что можно было бы зацепиться взгляду. Разве что… разве что тёмные силуэты чуть дальше к северу, но они могли и померещиться в тенях деревьев.

- Я же говорю, она ошиблась…

- Значит, разберемся по ходу дела, — Целитель подобрал с земли желудь, пару раз подбросил в руке. — Идем.

Странно… В других слоях Сна Фордрассил или был уже разрушен, или рос во всем своем величии — как оскверненном, так и нет. Сейчас же, выходит, они попали к самому зарождению мирового древа. Эльфу и самому было интересно взглянуть на его создателей.

Отчего-то гадать, куда именно идти, не пришлось. Шиа побрела на север.

Ей не нравилось всё, то происходило вокруг. Тяжесть ледяных струй в ручьях она как будто чувствовала физически, даже находясь на приличном расстоянии. Воздух вокруг был прохладным, но это не придавало ему свежести. Больше напоминало затхлый погреб.

Но вскоре под ногами появилась тропинка. Она уводила вперёд, на возвышенность, к молчаливым соснам и елям.

Однако, чем дальше по ней шла эльфийка, тем тяжелее становилось делать каждый шаг, будто её ноги налились свинцом.

- Я не хочу туда идти… — прошептала Шиа, закрыв лицо руками. — Хотя, кажется, нужно именно туда…

Вокруг сгущался туман, липкими прикосновениями окутывая эльфов.

- Не бойся. Вместе мы справимся, — друид приобнял ее за плечи свободной рукой, попытался утешить, как мог.

Свежий ветерок разогнал затхлый воздух, и туман мало-помалу начал развеиваться. Шиа почувствовала тепло, приятно разливающееся по телу от места, к которому прикоснулся учитель.

Она вздохнула. Так, словно пыталась надышаться прежде, чем нырнуть в глубокую воду.

Тропинка, меж тем, пошла круто вверх, теряясь среди деревьев. Сосны обступили со всех сторон, их ветви тянулись к путниками, будто желая прикоснуться.

У Шии начала кружиться голова, и едва успевшая вернуться бодрость снова пропала. Но эльфийка упрямо шла вперёд.

Ещё спустя некоторое время она ощутила острое волнение, запнулась о какую-то корягу посреди тропы и едва не упала.

Деревья расступились. И на открывшейся взору поляне показались два силуэта. Один побольше, тусклый и бесформенный. Другой поменьше, куда более тёмный. Напоминающий с виду ночного эльфа.

Целитель как ни в чем не бывало шагал вперед, разглядывая фигуры. Только на мгновение замедлился, чтобы поддержать ослабшую ученицу.

Прохладный ветер следовал за ним. Старый эльф явно ничего не боялся — или, как минимум, не показывал свой страх.

Силуэты оставались почти неподвижными, лишь тот, что был поменьше, обернулся к приближающимся.

Тусклым золотом блеснули усталые раздражённые глаза.

- Смотри-ка, Лкхима, у нас гости. Зачем пожаловали?

Бесформенный дух рядом шевельнулся, но ничего не ответил. Он казался матово-серебристым, переливающимся в изменчивом свете звёзд.

Шиа сразу остановилась, как вкопанная.

- Этого не может быть…

- Во Сне отродясь не было гостей и хозяев, — парировал Целитель. Остановился в нескольких шагах, опустил обе руки на посох, поставив его перед собой. — А пожаловали… Поговорить о Белой Стае.

Лицо калдорайского духа исказилось гневом — но ненадолго.

- Не тебе учить меня, как устроен Сон! — он перевёл взгляд на эльфийку и уже спокойнее, но с каким-то издевательством продолжил: — И ты явилась сюда затем же? Неужели? Не могла придумать лучшего повода для встречи с отцом?

Шиа предпочла не отвечать. Хоть её всю трясло, а глаза уже наполнились слезами, она молча встала рядом с учителем.

- Видимо, не могла, — заключил дух и вновь обратился к друиду: — И что же такого случилось с Белой Стаей?

Друид был все также спокоен и невозмутим. Разве что в голосе появилась несвойственная старику сила.

- Она нападает на невинных и творит хаос вместо поддержания порядка. Из-за тебя.

В ответ раздался презрительный смех.

- Не утомляй меня этими речами. Нет никакого порядка. Мир родился в хаосе, и в хаос канет.

Серебристый силуэт снова шевельнулся, но, кажется, он был абсолютно бессилен. Шиа сделала было шаг к нему, однако тень её отца оказалась быстрее.

- Куда это ты собралась? — не успела девушка оглянуться, как в неё прилетел сгусток тёмной энергии, едва не сбив с ног. — Тебе к нему нельзя. Никому!

Шиа вскрикнула от жгучей боли, растекающейся по всему телу.

- Нет. Ты дашь ему свободу.

Целитель сделал легкое движение посохом в сторону сумасшедшего духа. А за ним один за другим возникали призрачные силуэты: гиппогриф с багровым оперением, тауренка в тяжелой латной броне, снежный барс с горящими лазурью глазами, среброволосая ночная эльфийка с точно таким же взглядом…

Ветер усилился, разгоняя туман вокруг и тучи на небе. Яркий свет двух лун пронзил все вокруг. Эфемерных фигур становилось больше, и они наступали на безумца с довольно очевидными намерениями.

Еще одно движение посохом из ветви Древа, не знавшего Кошмара — и боль в теле Шии утихла, не оставив и следа.

Кое-как отдышавшись, Шиа снова замерла, наблюдая за происходящим. Надо ли говорить, что она была поражена увиденным? Но больше всего ей запомнилось перекошенное яростью и гневом лицо того, кого когда-то можно было назвать ночным эльфом.

Его тень тоже росла, пока весь он не превратился в огромную бесформенную тучу. От неё отделялись более маленькие твари и расползались во все стороны.

Грянули первые выстрелы — в маленькой армии друида нашлось место даже ружейникам Стальгорна. Тауренка выставила вперед щит и ринулась напролом — мелкие тени либо кидались врассыпную, либо были попросту раздавлены ее натиском. Следом бросился дух снежного барса, прикрываемый сияющими лазурью стрелами эльфийки.

Гиппогриф поднялся в воздух. Оставляя за крыльями пламенный шлейф, он описал стремительный виток вокруг черной тучи. А затем еще один, словно связывая хаотично бурлящую массу огненной нитью. К этой нити вскоре присоединилась лазурная, и еще одна, словно состоящая из солнечного света — это барс и тауренка тоже добрались до цели.

Когда черная субстанция стала почти невидна за их плотным клубком, Целитель в третий раз повел посохом. Из самой земли поднялось облако изумрудного тумана, поглотившее в себя остатки тьмы. Разноцветные нити сжимались все сильнее, пока не превратились в точку и не исчезли. Остатки произошедшей битвы — кажется, она длилась не больше нескольких минут — разметал ветер.

Эфемерные фигуры тоже пропадали одна за одной. Дольше всех задержалась среброволосая эльфийка — но и та исчезла, мерцая, стоило друиду только протянуть в ее сторону руку. Теперь дух вожака Белой Стаи был свободен.

Шиа не верила своим глазам. По её щекам текли слёзы.

- Отец… этого не может быть…

Но всё ещё оставалось одно незаконченное дело. Серебристый дух всё ещё тускло мерцал неподалёку, хотя сейчас это мерцание стало чуть ярче.

Шиа медленно подошла к нему, протянула руку… смотреть на него ей приходилось снизу вверх.

- Значит, тебя зовут Лкхима?..

Она закрыла глаза. Её рука касалась серебристого облака, и постепенно всё тёмное, что в нём было, исчезало. Дух становился таким, каким должен был быть — сияющим холодным и чистым светом обеих лун, прозрачным и ярким.

- Ты свободен, Вожак… — тихо произнесла Шиа. — Возвращайся к своей стае, она ждёт тебя…

Пробуждённый дух дрогнул. Вихрем пронёсся над поляной, окутал эльфов серебристым сиянием и через несколько секунд растаял.

А эльфийка расплакалась, сама не зная, от чего.

Целитель поднял взгляд наверх, в небо.

- Мы сделали то, что должны были. Думаю, наше присутствие нужно там. Идем.

- Постой… Один вопрос. Если во Сне есть дух, значит, где-то на земле должно быть и тело?

- Не факт. Эхо могло остаться и после смерти.

О том, что тело могло и не проснуться после гибели духа во Сне, эльф предпочел умолчать.

- Ясно… — Шиа, впрочем, сама догадалась и о такой возможности. — Но если оно есть где-то поблизости, думаю, Ивонка узнает об этом…

Эльфийка вздохнула и, подойдя к друиду, коротко его обняла. Дольше не решилась — вдруг опять шарахаться начнут…

- Спасибо.

- Нам пора, — Целитель все еще был удивительно скуп на эмоции. Еще одно легкое движение посохом, и…

ID: 16609 | Автор: Dreamer Drévo
Изменено: 26 января 2018 — 23:41