Дипломатическая миссия: Дун Грим Жизнь в Дун Гриме

Антодиас Штерн
Гардог Разящий Молот
Антуанетта Мари
Длоинг "Терпеливый" Пепловар
Дорн Сияющий Молот
Авеэль Рэльфорт
Джодред МакКлайт
Илия "Имми" Фидштейн
Сэмьюэл О’Риордан
Твэйн Галбрейт
Брат Фредерик

Беседа послушников с Дорном

Антуанетта последовала за дворфом, бросив быстрый и скептический взгляд на тана.
Дорнн говорит: Итак... Для начала расскажите мне, кто вы вообще такие? В смысле, кем были до вступления в Орден и почему решили стать послушниками Церкви?
Илия перевел взгляд на девушку, предлагая ей начать первой.
Антуанетта говорит: Дочь охотника. После переезда в город была на побегушках у служителей Света. Всевозможных, - послушница сделала паузу и продолжила, - в надежде, что в ней мне место найдется. Не находилось... До этого момента.
Дорнн говорит: А причина?
Антуанетта вздохнула и вновь увела взгляд куда-то в сторону, будто бы в глаза жреца посмотреть не могла совсем:
Антуанетта говорит: Загладить вину.
Дорнн говорит: Какую вину? Не бойся, уж я-то тебя точно винить не буду. Просто и мне, и тебе так будет легче... работать вместе.
Dorrn.jpg
Антуанетта говорит: Вину? Испытываю её лишь только потому, что отец ушел, - с одним единственным смыслом сказала послушница.
Илия говорит: А я не знал иной жизни, кроме как в монастыре, где я провел пятнадцать лет, постигая мудрость Света и учась жизни. А сейчас я нахожусь в испытательном паломничестве. И магистр Штерн оказал мне милость, приняв в орден.
Дорнн говорит: М-да... Ситуация. Ну хорошо. Теперь последний вопрос: раз вы теперь, в сущности, состоявшиеся жрецы... Вы умеете призывать на помощь Свет?
Антуанетта растерялась. Махать палкой учили, а использовать силу Света - нет.
Илия потупился.
Илия говорит: Мне говорили, что когда я молился, у ближайших братьев исцелялись царапины и синяки. Но это была долгая молитва.
Дорнн говорит: Ну ладно. Всё, в общем-то, просто отлично. Пойдёмте немного прогуляемся, заодно и поговорим.
Илия пожал плечами.
Дорнн говорит: Во-первых, вы, как я вижу, весьма хорошо подкованы в теории Света, я правильно понимаю?
Антуанетта говорит: Верно.
Дорнн говорит: Отлично. Значит, грузить вас столь обожаемой людьми теорией я не буду.
Дорнн говорит: Ограничимся лишь одной аксиомой, на которой держится вся дворфийская церковь Святого Света.
Илия приподнял бровь. Одна аксиома? Интересно, интересно...
Дорнн говорит: Если ты веришь в Свет и в добавок знаешь, что всё делаешь правильно, то достаточно попросить, как следует попросить, а не банально воскликнуть "Свет, помоги!" - и Свет придёт к тебе на помощь. Важно лишь верить. Всё остальное - лишь расширение и углубление этого правила.
Антуанетта изящно изогнула бровь и поглядела на дворфа, мол, что, прямо так? Никаких молитв?
Дорнн говорит: М-да... Кое-кто за такие слова меня бы уже сжёг, но не важно. Отталкиваясь от этого, перейдём дальше.
Илия внутренне содрогнулся. А если не уверен, что поступаешь правильно? А что бы на это сказал отец-настоятель...
Дорнн говорит: Помните, я говорил "как следует попросить"? Под этим делом я имел ввиду в первую очередь традиционные молитвы.
Антуанетта вздохнула то ли от облегчения, то ли от двусмысленности сказанного.
Дорнн говорит: Молясь, мы концентрируемся на нашей Вере, желании помочь кому-то или же покарать врагов. Смотря для чего вы призываете Свет.
Антуанетта говорит: Карать врагов? Каким образом, если Свет есть жизненная энергия... Связь, побуждающая творить добро?
Илия переминался. Ему хотелось спросить, но он не решался перебить святого отца, как это делала Мари.
Дорнн говорит: Так и есть, девочка. И Свет, как жизненная энергия, есть противоположность всему тому тёмному, что есть в мире, в первую очередь колдовству, демонам и нежити. Да и вообще, по совести говоря, всему тому тёмному, что есть в каждом живом существе. Но это очень опасный путь, потому говорить мы о нём не будем, и даже не задумывайтесь о нём.
Дорнн говорит: Кхм... Ладно, о чём бишь я? Ах да.
Антуанетта не стала вставлять свое слово еще раз. Все-таки в понимании воздействия силы Светва на врагов существует множество теорий и предложений.
Илия снова хотел спросить, но осекся. Чем больше он услышит, тем больше у него будет информации.
Дорнн говорит: Главное, как я уже говорил, не просто бубнить заученные слова молитвы, а действительно Верить и Желать сделать то, о чём ты просишь. В частности исцелить больное или раненое существо, ведь это наша главная задача, стоявшая перед жрецами ещё со времён возникновения вашей Империи Аратора.
Дорнн говорит: Так, ладно, что-то лекция затянулась... Вопросы есть?
Илия поднял глаза.
Илия говорит:А как же принципы уважения и милосердия, святой отец? Ведь и враг "просто" молится. И получает силу, обрушивающуюся на нас. Если считать, что ты прав, а твой враг нет - то чем мы лучше врагов?
Илия разгорячился, но вовремя осекся. Надо было ждать ответа.
Дорнн говорит: Хорошо. Упорство, уважение и сострадание - это, безусловно, важные принципы. Но разве Алый Орден не следовал тем же принципам? Ведь Орден - наследник благословенной Светом Серебряной Длани. Уж кому как не им знать, как жить по этим трём заповедям?
Илия удивленно поднял бровь.
Дорнн говорит: Увы, но всё это относительно, мой друг. Даже самое доброе существо и самые жизнелюбивые слова можно извратить до того, что они станут верными поборниками зла. Но для того, чтобы всего этого избежать, тебе дана голова на плечах. Я надеюсь, это так?
Илия говорит: А причем тут Алый орден, святой отец? Алый орден - это часть верующих в Свет, но не все верующие. Или вы считаете нас рыцарями-фанатиками?
Дорнн говорит: Я отвечаю тебе на твой вопрос, парень. Я просто привёл пример, что даже соблюдение трёх добродетелей - не гарантия того, что ты станешь "лучше противника".
Антуанетта задумалась. В словах дворфа был резон, но, несомненно, неугомонный Илия всегда найдет к чему и как придраться, да и спор поддержать.
Илия прищурился, но молча склонился. Он уже понял подоплеку философской базы местного жреца и решил просто подождать продолжения.
Дорнн говорит: Потому нужно думать, парень. Да, заповеди необходимо знать. Они почти столь же важны, что и та аксиома, о которой я говорил ранее. Но чтобы не стать поборником зла. вам следует думать и анализировать. И тогда вы, возможно, останетесь на стороне добра. Но, впрочем, это всё дела далёкого будущего.
Дорнн говорит: Сейчас наша задача - научиться призывать Свет, а для этого важна лишь пресловутая аксиома.
Антуанетта в речи дворфа смутило слово "возможно", странно. Неужели он сомневается?
Дорнн говорит: Не нужно делать такое лицо, девочка. Многие паладины и жрецы, которые мудрее и нас с вами и даже мудрее вашего наставника, поддались силам зла. Они очень коварны. Но в конечном итоге добро всегда торжествует.
Дорнн говорит: Привет, Двудгор. Ну как, трудитесь?
Антуанетта потупила взор. Этот дворф умудрился посеять сомнение в её сердце.
Мастер: Дорнн, Илия и Антуанетта подошли к группе с шаманом Двудгором
Дорнн: Привет, Двудгор. Ну как, трудитесь?
Фарстер обернулся на голос и так и застыл с сорванным растением в руке.
Авеэль молча, внимательно смотря, куда ступает, пытаясь сравнивать то, что знает, с тем, что есть...
Двудгор говорит: Я дал тану слово, и я сдержу его, добывайте все нужные травы и грибы. Потом у меня задачка посерьезней.
Авеэль кивает.
Илия покосился на Фарстера и вопросительно кивнул на его ногу.
Двудгор говорит: А проверю то, что собрали, если ничего ценного не видите. Я осмотрю, и двинемся дальше, ребятки.
Фарстер кивнул на шамана, попрыгал на месте и покрутил ногой в ответ на немой вопрос брата.
Дорнн: Мда... Наш шаман, похоже, вновь погрузился в мир духов. С ним это бывает. Ладно, пойдём, проведаем лесорубов, авось по пути наткнёмся на то, что я искал.
Илия поджал губы. Какое ребячество - так носиться на незажившей ноге.
Дорнн говорит: А пока снова поговорим о Свете. Итак, вы боитесь, что всё же падёте на сторону сил тьмы, так?
Антуанетта по пути осматривала здешние красоты. Во второй раз, стоит отметить. И верно говорят, все новое видится лучше старого.
Илия говорит: Нет.
Антуанетта говорит: Нет.
Дорнн говорит: Ну что же. Тем лучше будет эффект.
Илия несколько высокомерно посмотрел на дворфа. Заблуждающийся говорит об эффектах?
Дорнн говорит: Тек-с, наша вырубка во-о-он там. Судя по моему опыту, там уже есть для нас работёнка.
Антуанетта поймала взгляд Илии. Как быстро его мнение меняется.

ID: 13745 | Автор: Magister Антодиас
Изменено: 21 июля 2013 — 21:48

Комментарии (1)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
21 июля 2013 — 3:27 Magister Антодиас

Наконец-то редакция и оформление этого огромного лога завершена. Спасибо за активную помощь IV.