Калимдорская экспедиция 18. Туманное утро

Гильдия Шестой взвод
Аврелий Сендек
Ференс Дамтар
София Холлуорд
Якоб Джеймс Томпсон
Джейн Салливан


Оглавление


Стр. 1. Туманное утро
Стр. 2. Оборона лазарета
Стр. 3. Короткая передышка

Оборона лазарета

Лазарет "Громовержца" располагался на третьей орудийной палубе, выше которой была только верхняя палуба под открытым небом. Той же палубе, которую в составе прочих оборонял третий взвод мечников под командованием сержанта Бента, когда на неё в многочисленном составе высаживалась абордажная команда "Волчьего воя". Канониры оттащили пушки на безопасное расстояние от портов и закрыли их, чтобы препятствовать проникновению врагов, но абордаж до последнего не желал оканчиваться в пользу какой-либо из сторон.

Борта и перегородки снова задрожали от залпа, прошедшего по линкору от одного из соседних кораблей. Медицинский саквояж доктора Олдриджа, лежавший на операционном столе рядом с одним из раненых матросов, подскочил на месте, и какая-то из склянок вылетела и вдребезги разбилась о палубные доски. Корабельный врач раздражённо вытер руки, наложив компресс, и бросил взгляд на дверь, запертую на засов.

- Проклятые абордажники, чтобы им неладно было. Никогда не знаешь, кто начнёт ломиться - подстреленный юнга или здоровый орк с мясницкими тесаками, - он из предосторожности посмотрел в сторону остальных обитателей лазарета. - Якоб, ваш пистолет заряжен?

- Да, док, - откашливаясь в очередной раз, ответил рядовой, сидя на кушетке в полуобморочном состоянии то ли из-за болезни, то ли из-за страха. - Мы так и будем тут сидеть? А если нас таки возьмут на абордаж?

Мисс Салливан, кажется, выглядела более решительной – возможно, сказывалась меньшая острота болезни, а, может быть, и тот факт, что девушка устала постоянно находиться в напряжённом бездействии ещё со времён отплытия. Она с не менее выразительным взглядом посматривала на дверь, стараясь удержать себя в более-менее спокойном состоянии и мыслить трезво, продумывая возможные варианты событий.

- В таком случае оставьте по пуле на каждого, кто здесь находится, - на всякий случай в очередной раз осматривая раненого матроса, ответил доктор Олдридж. - Эти дикари и варвары не знают о гуманности и правилах обращения с военнопленными, которые приняты в королевствах людей и эльфов, и в лучшем случае снизойдут до того, чтобы убить нас по-быстрому.
- Что?! - воскликнул Якоб.
- Вы чему-то удивляетесь? - мрачно усмехнулся доктор. - Неужели вы думали, что они предложат вам ночлег на захваченном корабле, еду из его запасов и партию в твист каждый вечер до тех пор, пока вас не высадят дома, где-нибудь в Восточных королевствах?

Джейн промолчала, вместо каких-либо слов поднявшись и принявшись описывать линии шагов вокруг кровати.

- Пока этого ещё не случилось, я могу вам помочь, сэр? – только обратилась она к доктору негромким голосом. – Всё лучше бездействия.
- Можете, мисс Салливан. Перетащите этого доходягу на койку, а затем размотайте побольше бинтов и перевязывайте остальных, чьи ранения носят исключительно поверхностный характер, и чьи внутренние органы не задеты. Мне нужно решить, что делать с Ньюманом и его ногой.
- Я имел в виду ваше высказывание насчет пули, - в это время откликнулся парень, навалившись спиной на корабельную стену. - И все же - каков ваш план, док? Просто сидеть тут и молить Свет, чтобы в эту дверь не начали ломиться орки?

Девушка кивнула, вновь не произнося лишних слов и не выражая своего мнения относительно происходящего. Закинув руку раненого на собственное плечо и послужив опорой, собственной рукой Джейн поддержала его, помогая в несколько небольших шагов оказаться на одной из ближайших коек. Похлопав его по запястью и постаравшись ободряюще улыбнуться – уж насколько получилось – она было отошла, но замерла на месте, заслышав стук.

Переть здоровенного Аврелия с палубы до лазарета, пути в который ты не знаешь, было тем ещё развлечением. Забавно, но даже снятые доспехи не сделали капрала легче. В отчаянии, рядовой Плант решил постучаться в первую же попавшуюся ему дверь... Ну как постучать... Надрывно ударить раза три ногой, рискуя опрокинуть на себя Аврелия, и тем и закончить.

- Мой план - спасать от кровопотери и инфекции всех, кого сюда доставят, мистер Томпсон. И ситуация снаружи влияет только на то, сколько людей потребуется также привлечь к работе, и сколько медикаментов уйдёт за пару часов. У вас есть оружие, так что будьте настороже и открывайте засов перед тяжело ранеными. Вы спасёте куда больше жизней, если будете охранять присутствующих здесь, чем если будете бегать по палубам и размахивать клинком в поисках быстрой смерти.
- Орки не стали бы стучать, - всё так же негромко заметила мисс Салливан. - Открывать, доктор?

Услышав стук, доктор Олдридж снова посмотрел в сторону двери и кивнул:

- Якоб, откройте.

"И почему сразу Якоб..." пронеслось в голове юноши, когда тот, все также полуобморочно слез с кушетки и, достав заряженный пистолет, ничтожно маленький, а оттого компактный и скрытный, подошёл к двери и, прежде чем отодвинуть засов, спросил:

- Кто там?

Джейн, пока Якоб поднимался, внимательно смотрела за дверью и засовом, на всякий случай будучи готовой среагировать и вытащить предусмотрительно оставленный в левом сапоге нож.

- Орки, корабль захватываем! - надрывно шутканул Плант - Рядовой Лэд Плант, несу тяжелораненного! Да откройте уже, пока вам и мою хребтину лечить не пришлось.
- А мама учила не открывать незнакомцам! - будто парировал шутку Планта рядовой Томпсон. Тем не менее, через пару секунд он убрал засов и открыл дверь, не убирая пистолет в карман. Мало ли.

Чего-чего, а опираться спиной на дверь Лэду явно не стоило. Как только запор покинул своё место, он вместе с раненым капралом ввалился в лазарет.

- Может, снимете? - прошептал Плант, судорожно пытаясь вдохнуть.
- Быстрее, - скомандовал доктор Якобу, уже сам спеша подхватить капрала за одну из рук. - Куда и чем его ранили?

Джейн тем временем подготовила хоть сколько-то достаточное место для нового бедняги на одной из центральных свободных кушеток.

Поспешив закрыть дверь, предварительно оттуда выглянув для некой разведки, Якоб буквально принял на себя здоровенную тушу Аврелия - от этого он сам едва-едва не упал на пол. Мутно различая внутренние ориентиры, он буквально с замаха положил капрала Сендека на подготовленное мисс Салливан место.

- На операционный его, не на койку! - скомандовал доктор, быстро осматривая раненого. - И говорите уже, что с ним.
- Кинжальная рана плеча, и топор кажется куда-то в грудь. Всё что успел заметить, разоблачал его не я, накинули на меня как самого здорового.

Выдохнув, мисс Салливан движением головы и глаз показала Якобу, что Аврелия стоит подхватить ещё раз - судя по рядовому Планту, это было уже не в его силах - и взялась под одну руку раненого, готовая перетащить его на другой стол.

- Кажется, здесь сейчас станет на один труп больше... - прошептал Малыш Томми, перетаскивая Аврелия на стол. - И это явно не про здоровяка.
- По крайней мере, Якоб, вас не ударяли топором, - в голосе Джейн проскользнула нотка строгости.
- И не подпалили гранатой, - поддержал линию девушки Лэд. Воздух пришёлся Планту по вкусу, и спустя три вздоха он уже был на ногах, разминая затёкшие руки.
- Зато я уже успел испытать ощущение, будто я уже в плену у орков, - отозвался рядовой Томпсон, размещая тело на операционном столе.

"Что же тогда с тобой будет в Калимдоре", - пронеслось в голове девушки, однако она тут же одёрнула себя. Сейчас совершенно не время для самовыражения.

- Крепкий, - хмыкнул доктор Олдридж, осматривая уложенного на стол капрала Сендека. - Возможно, повреждены несколько костей грудной клетки, но дыхание проходит относительно стабильно. Мисс Салливан, подайте мой стетоскоп и помогите стянуть его рубашку.

Обернувшись назад, в сторону медицинских инструментов, разложенных на столе доктора, Джейн максимально быстрыми движениями выбрала нужный и подала доктору Олдриджу. Спустя секунду она уже обратила своё внимание на раненого; аккуратно и следя, дабы не повредить костей или тканей, стащила рубашку с Аврелия и бросила на один из ближайших стульев.

В это время как пессимистично настроенный Якоб сел обратно на кушетку, опершись спиной о стену.

Плант, огляделся и вернул забытый в суматохе запор на место. Похлопав, деревянный брус он тихо прошептал: "Ты уж не сплошай".

- Да, пара рёбер сломана, - констатировал корабельный врач. - К счастью, обломки смотрят наружу. На одну проблему меньше. Сделайте для него примочку - у него сильная ссадина на голове. Со временем придёт в себя, но будет лучше, если перед этим не истечёт кровью.

Вновь залп ядер ударил в борт "Громовержца". За дверью и перегородками тем временем начали подниматься крики, и звон стали ещё более громким, чем прежде. Судя по скрипу трапа, уходящего на верхнюю палубу, часть абордажной команды "Волчьего воя" прорвалась сквозь ряды защитников на палубе и хлынула вниз, на орудийные палубы. Прямо мимо лазарета.

Девушка, напряжённо сжимая губы, кивнула, вновь отходя к столу с инструментами и находя на нём бинт. Несколько движений - и вот уже он сложен в несколько раз, ещё несколько - смочен в нужном растворе с корой дуба и, наконец, бережно приложен к ране на голове пострадавшего.

- Может, кому-то из вас, - после услышанного шума Джейн перевела взгляд с Томпсона на Планта, - стоит стоять у двери на стрёме с каким-либо оружием?
- Стоит, - невозмутимо согласился Плант и покосился на Якоба.
- Даже не смотри на меня так, - злобно и холодно прошипел Якоб.
- Ну попробуйте ещё препираться, - жёстче проговорила мисс Салливан. - Жить хочется, нет?
- Мисс Салливан, или вы, рядовой - возьмите его пистолет, - проронил доктор Олдридж, вправляя сломанные рёбра раненого. - Похоже, ни первичные половые признаки, ни даже наличие заряженного оружия так никогда и не сделают из него мужчины.
- Да пошли вы все к черту! - в ярости проронил Малыш Томми. Как ему казалось, все валят на него - теперь ему ещё и стой в полуобмороке на шухере. Не проронив и более слова, он спрыгнул с кушетки, убрал засов и вышел.

Проводив взглядом Томпсона, Джейн покачала головой, возвращаясь к столу и меняя примочку, постепенно намокшую уже от крови.

Плант всё так же невозмутимо подобрал выкинутый запор и поставил ближе к двери.

Последний жест Томпсона был ошибкой. Большой ошибкой. Едва он выскочил из лазарета, как на него обратило внимание несколько ордынцев, пробегавших неподалёку с кортиками и топорами наперевес.

Увидев практически рядом с собой двух неприятелей и спешно осознав ситуацию, в которой он оказался, Якоб успел увидеть неистовым полётом все эпизоды своей жизни и прикинуть все возможные варианты их окончания.

- Да сколько можно... - автоматически сорвался шёпот с его губ.

Но мешкать было нельзя, как и сдаваться. Скорее от безысходности перед ситуацией, чем от страха, Малыш Томми сделал то, что смог - наставил пистоль на орка и выстрелил.

Тролль инстинктивно отскочил с места в сторону и пригнулся прежде, чем понял, в кого именно стреляли. Орку же этот выстрел оставил лишь мелкую царапину, и скорее разозлил его, чем вынудил отступить. Он только ускорил свой бег и взмахнул обухом топора, чтобы ударить Томпсона в плечо и едва не повалить его на землю.

Шум боя был слышен, и его источник явно не заставил бы себя ждать, раздумывая, стоит ли заходить в лазарет на огонёк. Джейн уже готовым движением успела вытащить нож из сапога и твёрдо сжать его в своей руке, готовая или броситься в бой, или, обороняясь, защищать себя и раненых.

На нижнюю палубу метнулся знакомый сидящим в лазарете товарищам блондинистый рядовой. Завидев группу неприятеля, сгруппировавшуюся у двери в кубрик, он прильнул к стене, и начал что-то нашёптывать на свой клинок.

В то время как рядовой Томпсон мог укрыться обратно в лазарете, он решил попытаться ударить одного из нападавших штыком своего пистолета в глаз. Выпад не удался, а подоспевший тролль вонзил в его левую руку кортик, который прошёл сквозь плоть до самой кости, едва не отрубая конечность. Крича от боли и истекая кровью, Якоб облокотился на стену и принялся медленно сползать на палубу.

Шум драки поймал Планта врасплох, и хотя выбегать навстречу битве, ещё не достав меч, - это крайне хреновая идея, его не остановило. А стоило бы, ибо вылетев на орка с троллем, он нелепо махнул мечом, естественно, никого не задев.

Перед в несколько рывков оказавшейся около дверного проёма и выглянувшей из-за него с противоположной от рядового Планта стороны Джейн Салливан открылась безрадостная картина. Как и можно было понять по звукам битвы, здесь приходилось несладко, но истошный крик Томпсона дал понять, насколько плохи дела. Следуя за Лэдом и стараясь не попасть под его собственный удар, девушка почти на инстинктах, не задумываясь, рванула к троллю и всадила нож туда, куда могла дотянуться – в его бок.

Нож не смог нанести большей раны, чем обыкновенного скользящего пореза. Отвлёкшись от оседающего рядового Томпсона, тролль переключил внимание на неё и выскочившего перед ней мечника из лазарета.

Попытка поскорее скрыться с глаз после слабого тычка ножом была напрасной - клыкастый расправился с ней даже быстрее, чем с Томпсоном. Всего один удар кортика под лопатку разорвал мышечные ткани и пронзил лёгкие.

Мысль о том, что, возможно, не стоило действовать по наитию и поддаваться секундному неразумному порыву, пронеслась в голове Джейн Салливан слишком поздно. Как поздно было и предпринимать что-то - резкая и острейшая боль не преминула стать жёстким уроком. Шум вокруг постепенно стал невнятным гулом, а цвета и свет вокруг девушки померкли, оставляя лишь робкую надежду на то, что когда-то они вернутся вновь.

Одноухий орк тем временем бросился на второго выходца из лазарета - рядового Планта. Но доспех, вопреки всем и без того перенесённым повреждениям, всё ещё держал удар, а его владелец лишь немного пошатнулся.

Дерьмо. Плант оказался в таком, глубоком дерьме, в котором не то чтобы закопаться, в нём плавать можно было... Или это всего лишь кровь двух человек, с которыми он спокойно разговаривал всего пару минут назад? Приняв на доспех топор орка (как он вообще держался?) Лэд с яростным криком бросился на обидчика, твёрдо намереваясь пустить тому кровь, что и произошло. Сильный удар, но пришёлся неточно, как жаль.

- Брэйден, Холлуорд! Огонь! - раздался где-то в стороне от лазарета выкрик капитана Магуайра, командира того взвода стрелков и целой роты из шестого стрелкового батальона. Следом за криком раздался выстрел его гравированного пистолета. Неизвестно, куда ушла пуля, но этот выстрел послужил сигналом для всех последующих выстрелов с той же стороны.

Корабль накренялся из стороны в сторону, волны то и дело захлёстывали за борт, норовя забрать к себе в пучину очередного вояку. Пока что подобная участь обошла Софи стороной. Девушка не заставила себя долго ждать. Она прицелилась, инстинктивно прикусив губу. Все-таки промах – то, что ожидало вероятнее всего в таких погодных условиях. Однако новобранке повезло. Должно быть, это всего-навсего удача. Прогремел выстрел, пуля продырявила грязную плоть тролля и застряла где-то в области грудины.

Высокий стрелок мгновенно прицелился в тролля и нажал на курок. Оружие сработало чётко, раздался выстрел, мушкет изрыгнул пламя, а когда дым от выстрела рассеялся, тролль уже лежал на палубе, буквально сметённый огнём двух стрелков.

Он даже не успел услышать и обернуться. Череда выстрелов истерзала его спину, тролль выронил кортик из обмякших рук и повалился на палубу лицом вниз, рядом с рядовым Томпсоном, сползшего вниз по стенке, и рядовой Салливан, упавшую пластом прямо через порог лазарета. Ему было суждено пасть в шаге от обеих своих жертв.

Его более статный зеленокожий соратник, услышавший первый выстрел, пытался прикрыть его собственной грудью, но напрасно - орку просто не хватило манёвренности. Того, что произошло, было уже не изменить. Он остался один на один против мечника и трёх стрелков.

Плант, воспользовавшись тем, что внимание врагов переключилось, втащил помирающую девушку внутрь, и, захлопнув дверь, налёг на неё.

- Док, у вас сегодня сверхурочные! - крикнул рядовой.

Орк бросился на стрелков - в частности, на одного из них, с каштановыми волосами и такой же щетиной, который принялся спешно перезаряжать мушкет сразу после выстрела. Кажется, он и был тем самым "Брэйденом", или что там выкрикивал на своём всеобщем их командир.

Проблема для орка заключалась в одном. Их командир умел не только кричать и делать сигнальные выстрелы. Он умел помимо этого орудовать своей саблей, что не преминул продемонстрировать - едва увидев, что зеленокожиый бросается к одному из его подчинённых, он первым же делом обнажил холодную сталь и бросился навстречу. Клинок прошёл прямо между его рёбер в половину своей длины.

Что ж, противник остался только один – орк. И он нёсся прямиком на Брэйдена. Надо было действовать. Перезарядка мушкета, прицел – рутина, тем более можно было попасть в своего. Остался лишь один вариант, и юная Холлуорд не пренебрегла им. Всё произошло в считанные секунды: ружье с грохотом встретило деревянную палубу, меч выскользнул из ножен, а сама черноволосая ринулась навстречу здоровенному детине. Рывок, ещё один. Секунды текли невыносимо долго. Однако это был конец. Удар. Меч вошёл по самую рукоять, с хрустом разрывая сухожилия и терзая бренную плоть. Орк был обречён.

Тонкие струйки пота стекали вдоль длинной напряжённой шеи, проделывая извилистые дорожки по покрытой грязью и копотью коже. Девушку немного трясло от напряжения. Она вытащила свой меч из мёртвого тела и вытерла алую кровь о собственную штанину.

Дым от выстрела все ещё не рассеялся, а Брэйден уже начал перезаряжаться. Облегчённо посмотрев на поверженного орка, солдат продолжил спешно забивать пулю в ствол мушкета. Это действие ещё не стало для него привычным, но в то же время уже была видна некоторая сноровка.

- Можете выходить! - крикнул в сторону прикрытой двери лазарета капитан Магуайр, в адрес того спасённого ими мечника, который только что скрылся за ней вместе с тяжело раненой женщиной. - С этими двумя покончено!

Ожидая отклика, в течение нескольких секунд он занялся тем, что, извлеча свою саблю из тела орка, вытер её о ловко извлечённый из-под мундира платок из плотной ткани и вернул обратно в ножны. Рядовой Холлуорд он одобрительно кивнул и коротко заметил:

- Хорошая сноровка, рядовая. Но ружьё лучше держите на заплечном ремне - оно вам ещё понадобится.

Кивнув cама не зная чему, Софи подняла мушкет и нацепила на ремне через плечо. Теперь можно и отдохнуть.

- Благодарю вас, командир. Служу своей родине, - сухо отчеканила, потупив взгляд на труп, в чьих глазах навсегда застыла злоба и ненависть.

Лэд выдохнул, и, сняв помятый шлем, открыл дверь.

- Вы вовремя, - сказал он, и, скользнув взглядом по Магуайру, тихонько заметил, - Везёт же мне на старших чинов натыкаться.
- Полагаю, в знак благодарности вы могли бы обращаться к офицеру на "сэр", рядовой, - усмехнулся капитан Магуайр и повысил голос, чтобы его мог услышать стоявший в дверях мечник. - Из какого вы взвода? Кто ваш командир?

Брэйден, не выпуская ружье из рук, проследовал за капитаном Магуайром и встал немного позади офицера.

- Извините, сэр, не сразу заметил, сэр! Пятый пехотный. Лэд Плант, - заучено отрапортовал фразу рядовой. - Командир... Сержант Бент. Нахожусь здесь по его приказу. Оттаскивал капрала Сендека.
- Это батальон, рядовой Плант. Не взвод. Сержант Бент, говорите? - капитан на мгновение задумался. - Ах да. Третий взвод младшего лейтенанта Джойса, верно? Смышлёный юноша, когда-нибудь... Ох, Свет...

Он снова бросил взгляд на лишившегося чувств солдата за спиной мечника, и только теперь узнал лицо одного из стрелков четвёртого взвода. Тех новобранцев, что находились под его непосредственным командованием.

- Рядовой Томпсон. Проклятье. Что он делал за пределами лазарета? И кем была та, кого вы уволокли вовнутрь? Салливан?
- Так точно, сэр! Он вышел посмотреть, не приближается ли опасность, но… эти двое застали его врасплох, - ответил Плант, пытаясь почесать голову, но, наткнувшись на синяк, прекратил этот жест.

Капитан поднёс пальцы к шейной артерии тяжелораненого и лишившегося сознания рядового. Пульс был слабым, но надежда ещё оставалась.

- Быстро, помогите мне с Брэйденом поднять его. Держите руку, крепче - он и так потерял достаточно крови. Нужно провести срочную перевязку в лазарете. Эти абордажники могут ворваться сюда очередной волной.
- Есть! - сказал Плант, но не удержался и еле слышно сказал: - Этот всяко легче, чем Аврелий.

Брэйден немедленно закинул мушкет за спину и подбежал к раненому. Осторожно перехватив Томпсона за ноги, разведчик посмотрел на Планта и негромко произнёс: - Понесли.

Подхватив пацанёнка за руки, Плант понёс раненного Якоба в лазарет.

- Док, знаю, вас раздирает на части, но этот клиент уже собрал манатки на тот свет! - произнёс он в дверях.- Куда его?

Доктор Олдридж нервно вытер окровавленные руки о свой фартук, прерывая перевязку лежавшей на столе рядовой Салливан, и кивнул на скамью неподалёку. Но потом увидел, что в случае с Томпсоном было уже не колющее ранение и потенциально задетое лёгкое, но наполовину потерянная рука, державшаяся на одних лишь сухожилиях, хрящах и честном слове. Тихо выругался.

- Кладите его сюда. Только перенесите эту раненую в койку. Свет, с каких пор больные сами выбегают из лазарета навстречу рубакам...
- Док, мне доводилось зашивать людей, вернее, себя, я могу попробовать перевязать Салливан, - предложил свою помощь Лэд, задним умом поняв, что он ответственен за ранение Якоба.
- Она уже перевязана - лучше обмотайте жгутом руку этого Томпсона. Вот здесь, выше раны. И держите крепче, пока кровь не остановится.
- Есть! - сказал Плант, и искренне пожелав тому парню немного удачи в том, чтобы оставить при себе свою руку после его лечения кинулся выполнять распоряжения доктора.

Брэйден вопросительно посмотрел на Олдриджа. - Нужна моя помощь, док?

- Спасибо, молодой человек - с остальным справимся сами, - осматривая Томпсона и придерживая его руку в раздумьях о том, что с ней делать, ответил доктор Олдридж. - Лучше проконтролируйте, чтобы никто из этих варваров не врывался сюда снаружи. И никто не вырывался туда отсюда, изнутри. Я не могу лечить людей с туберкулёзом и переломами, когда они же впоследствии бросаются под ножи и топоры.
- Так точно, - Брэйден снял мушкет с плеча, проверил, взведён ли курок, направился к двери и занял наиболее удобную с его точки зрения позицию для обороны.
- Как он, Джон? Ещё жив? - тихо поинтересовался стоявший на выходе из лазарета капитан Магуайр, который на пару с рядовой Холлуорд уже сами стерегли лазарет, пока остальные оттаскивали туда рядового Томспона.
- Так точно, сэр. Думаю, доктор сделает все возможное, - при виде офицера парень встал по стойке смирно. - Если я сейчас не оторву ему руку... сэр, - Плант запоздало вспомнил о чине говорившего.

Раздался очередной залп. Сначала с бортов "Громовержца", а потом и по бортам самого "Громовержца". Линкор, уверенно принимая удары по своему крупному корпусу, лишь лениво покачивался то в одну, то в другую сторону, но эти пушечные выстрелы всё равно продолжали нервировать - они не только могли пробить борта и случайно вынести любого человека на любой палубе, но и просто оглушали сами по себе. У некоторых канониров, потерявших в пылу сражения свои специальные головные уборы и не озаботившихся даже затычками, можно было заметить кровь, идущую из ушей.

- Наши солдаты уже занимают их палубу, - стараясь отвлечься от беспокойствах о своих солдатах, оставшихся в охраняемом ими лазарете, капитан Магуайр кивал через пушечный порт в сторону "Волчьего воя" - Их попытка абордажа сходит на нет. Они уже пытаются резать канаты и забирать крюки обратно. Защищайте это место, рядовые, отстреливайте всех варваров, которые только появятся на нашей палубе, и уже скоро мы будем в Крепости Северной Стражи. Осталось совсем немного.
- Так точно, сэр, - Брэйден отсалютовал капитану. Подойдя к иллюминатору, разведчик осторожно выглянул наружу. Вражеский корабль был ниже на палубу и из иллюминатора открывался хороший обзор. На верхней палубе корабля уже завязался ожесточённый рукопашный бой. Кивнув сам себе, Джон укрылся за одним из ящиков и приготовился в случае необходимости открыть огонь в сторону лестницы.
- Немного очень любит растягиваться до бесконечности, сэр. Ой, как любит, - протянул Плант, оставляя руку Якоба в покое. - И что-то мне подсказывает, время сюрпризов только начинается.

Неожиданно через порты рядом с рядовым Брэйденом на палубу снова пролезло несколько ордынцев - в этот раз ещё одна парочка гоблинов, вооружённых более традиционно, чем прежние, залетевшие на корабль на ракете, и тролль в цветастых одеяниях с томагавком. Кажется, на "Волчьем вое" весьма любили троллей.

- Цельтесь в гоблина с топором! - громко приказал капитан Магуайр, поднимая свой кремнёвый пистолет в сторону одного из засланцев.

Все они мигом бросились к рядовому Брэйдену, оказавшемуся зажатым между портами, через которые они заскочили. Выстрел капитана Магуайра только задел наиболее опасного гоблина с топором, но не смог его остановить. Капитан проскрежетал зубами и схватился за рукоять своей сабли.

В то время не менее опасный низкорослик с ружьём нацелился на беднягу Брэйдена, оказывая тем самым братскую поддержку яростному малому с топором. Но увы, в порыве не задеть брата, пуля угодила не столь удачно, как хотелось - из-за атаки топориста пуля угодила ниже, в предплечье.

В голове Планта щёлкнул неверный выключатель, и, несмотря на приказ, он бросился на гоблина-стрелка, но не успел. Выстрел уже прозвучал, и рядовой, раздражённо рыкнув, оставил стрелку диагональную рану на всю его грудь.

Раздался визг. Визг гоблина-стрелка Шилинга и, практически одновременно, Трибинга - гоблина с топором, который на кураже и в ярости накинулся на Брэйдена с таким напором, что перепрыгнул через укрытия и, приземлившись ему на грудь с яростным намерением раскромсать его. Топор злобного карлика впился в ребра.

- С топором, разрази вас гром! С топором! - выкрикнул капитан Магуайр, уже бросаясь вперёд с обнажённой саблей. Было слишком поздно. Ещё один из его людей пал в схватке.

Оторопев, Джон даже не успел взвести курок и тут же получил несколько ударов топором. Выронив мушкет и неуверенно зашатавшись на ногах, внезапно ставших ватными, с каким-то немного обиженным выражением лица, парень рухнул на спину.

Один из гоблинов, раненый стрелок с разряженным ружьём, потянулся за гренадой на своём поясе, едва рядовому Планту стоило оставить его и переключиться таки на его собрата с абордажным топором. Он уже готов был поджечь фитиль, чтобы погубить их всех - своих, чужих, раненых в лазарете. Нужно было немедленно остановить его, пока ещё была возможность.

Пытаясь исправить допущенную ошибку, Плант сделал выпад в топорщика, зная, что откровенно запоздал. И тут он понял, насколько любит твёрдую землю, которая не шатается у тебя под ногами, делая потенциально смертельный удар лишь длинной раной на груди гоблина.

Капитан Магуайр, подняв саблю перед собой и направив её остриём прямо в сторону гоблина-подрывника, со всей скоростью бросился на него. И проскочил мимо, когда "Громовержец" тряхнуло от корабельного залпа по его левой скуле - он едва удержал равновесие, но не смог в ту же секунду добить подрывника, а самое главное - открылся для атаки его соратников.

Трибинг был достаточно ловок и подвижен, чтобы почти не отреагировать на встряску "Громовержца" и, с криком берсерка превозмогая внезапный удар Планта, хорошенько прицелиться по предплечью менее подвижного Магуайара, открытого для удара. И ему это удалось - топор, словно с неукратимой жаждой крови, мертвой хваткой засел в предплечье офицера, добираясь до кости и не выпуская жертву просто так.

В то время как гренадер, находящийся на грани смерти, пытался поджечь фитиль здоровенной, полноценной связки динамита - и, словно по велению богов, от тряски он не смог нормально поджечь фитиль и тот тут же потух. Сквозь кровь на зубах, скрежеща, он попытался повторить попытку, будто одержимый идеей взорвать палубу к чертям.

Оказавшийся на палубе людского корабля и почти стукнувшийся головой о низкие потолки тролль чуть присел, перебрасывая из одной руки в другую украшенный мехом и бахромой томагавк. Прогорлопанив что-то на своём языке как раз в то время, когда корабль затрясло и, судя по всему, проклиная людишек вплоть до их девятнадцатого колена, он быстрым, ловким и удивительным для тряски прицельным движением атаковал открывшегося для атаки офицера, метя чётко в его шею. Наполовину засадив томагавк и наблюдая за неестественно изогнувшейся шеей, тролль крякнул и смачно плюнул на врага с очередным своим воплем, будучи явно довольным, как хлынувшая из шеи человека кровь окрасила его лохмотья.

Из горла капитана Магуайра раздался лишь хрип, перемежающийся с неестественным бульканьем. Медленно оседая на землю и из последних сил пытаясь удержаться на ногах, он схватился за свой воротник, начал судорожно терепить пальцами в поисках раны, пытаться зажать её рукой - но охладевающие пальцы лишь зацепились за выглядывающую из кармана цепочку карманных часов. Судорожный рывок разорвал её, разметая звенья в стороны.

Неподалёку лежал рядовой Брэйден с глубокой раной от топора в груди. Где-то в лазарете умирали рядовые Салливан и Томпсон. Падая на колени и орошая палубу кровью, бьющую из его горла, офицер успел лишь бросить последний взгляд на своих солдат. На тех самых стрелков, которые под его командованием проходили подготовку и должны были участвовать в победоносной войне. Но им не было суждено. Как и ему.

Остался лишь Плант. Бедняга Плант, ослушавшийся приказа и оставшийся теперь один на прицеле как минимум двух злых гоблинов - один из них, с топором, в жаре битвы, накинулся на него, в то время как второй-таки наковырял в своей сумке небольшую гренаду и кинул её в солдата - и вновь увы, от тряски она покатилась куда-то в сторону, почти не задев никого.

Трое против одного. Ладно, забудем о полудохлом гоблине, двое. Кем бы Плант не был, но точно не дураком, чтобы оставаться одному против такой оравы в одиночку. Как бы это ни было подло по отношению к павшим союзникам... Нельзя же исправиться, будучи мёртвым? К тому же, настолько знакомая теперь гоблинская граната снова покатилась по палубе, что только утвердило его приступить к... Будем предельно честны, он приступил к паническому бегству. С этой же гранатой ему не повезло, как с той, и отступал он с длинной царапиной на лице.

Тролль, обернувшийся и хотевший было подарить смерть и последнему оставшемуся человеку, обнаружил, что тот трусливо скрылся за ближайшей дверью. Оглушительно рассмеявшись, он сел на корточки и парой ударов отделил голову офицера от тела, после чего лишил её и обоих ушей. С чрезвычайно удовлетворённой ухмылкой он осмотрел свои трофеи, кивком указывая на них своим браткам-гоблинам и будто бы предлагая делёжку.

По палубе пронесся вихрь чистой арканной энергии. Хотя "вихрь" - это скорее красивое название, не имеющее ничего общего с реальностью. По сути своей это был мощный разряд какой-то магической бурды, оставивший здоровенную дыру в обшивке.

А уж то, что осталось от штурмовавших лазарет врагов, теперь нужно подметать в совочек.

- Живые есть? - деловито поинтересовались на всеобщем.
- Тваю-ю-ю ма-а-а-а-ать, - не слишком вежливо проявил признаки жизни Плант, отряхиваясь от... Теперь уже строительного мусора. - Это где это таким трюкам в стрелках обучают?

ID: 13667 | Автор: Ferrian
Изменено: 9 июня 2014 — 10:57

Комментарии (1)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
12 июля 2013 — 9:19 Ing

Не прошло и месяца =)