Калимдорская экспедиция 18. Туманное утро

Гильдия Шестой взвод
Аврелий Сендек
Ференс Дамтар
София Холлуорд
Якоб Джеймс Томпсон
Джейн Салливан


Оглавление


Стр. 1. Туманное утро
Стр. 2. Оборона лазарета
Стр. 3. Короткая передышка

Туманное утро

Шёл четырнадцатый день плавания. Утренний туман окутывал всё вокруг, но по всем расчётам эскадра адмирала Робертсона должна была быть не более чем в десятке морских миль от занятой Альянсом бухты на восточном берегу Калимдора. Нужно было только прорваться через береговые патрули из небольших флотилий Орды, а там уже рукой было подать до Крепости Северной Стражи, чьи батареи в купе собственной убойной силой линкора и фрегатов были способны остановить натиск всего вражеского флота.

- Видимость не более полмили, адмирал, - доложил некогда третий, а ныне первый лейтенант Честертон, передавая свою подзорную трубу адмиралу Робертсону.
- Хорошо, лейтенант. Хорошо. Всё идёт по плану. Передайте на "Вихрь" и "Мор" сигнал держаться как можно ближе, в пределах видимости. На левом и правом фланге соответственно. Лейтенант Леман же пусть направит свой "Пеликан" вперёд, на разведку патрулируемых вод.

Седьмой час утра. Склянки должны были пробить в ближайшее время, но до тех пор матросы с ночной - или же "собачьей" - вахты продолжали сохранять остатки бодрости и выполнять свои обязанности на верхней палубе. Приходилось периодически поправлять паруса, ориентируясь на изменения ветра, корректировать курс поворотами рангоута - всё так же, как и обычно.

Нижняя палуба была погружена во мрак и тишину. Ни одна из масляных ламп не была зажжена, и ни один из портов не был открыт ввиду их полного отсутствия под ватерлинией. Все уже давно привыкли и к этому, и к мерному плеску волн о борта "Громовержца", и к покачиваниям гамаков вместе с покачивающейся в обратную сторону палубой.

Новобранцам даже удалось привыкнуть к сержантским побудкам. По крайней мере, большинству новобранцев и к большинству сержантских побудок.

- Пятый пехотный! - объявлял побудку сержант Бент по мере того, как другие сержанты из других взводов зажигали масляные лампы. - Встаём, бойцы, не время дремать! Высадку проспите, ещё столько же в Штормград будете тащиться!

Вот что-что, а сержантские побудки Лэд Плант ненавидел настолько, что как-то приучился просыпаться за пару мгновений до встряхивающего всю палубу окрика. А вот перспектива повторного плаванья заставляла задумываться о том, что взять и помереть - не такая уж и плохая идея. Поэтому уже спустя пару мгновений он покинул свой гамак.

- Рядовой Плант, где дрыхнет твой капрал? - спросил его Бент, проходя как раз рядом с закутком его взвода.

Выбрался из своего гамака и рядовой Дамтар, пнув заодно Сендека. Потягиваясь и зевая, Ференс отчаянно пытался проснуться и быстренько собраться.

- Капрал... Да, видать, где-то там, - Плант неопределённо махнул в глубину закутка.
- Медленно всё, слишком медленно. Вставайте и просыпайтесь живее - если на абордаж кого брать будем, времени позевать не останется.
- Абордаж всяко веселее, чем драить палубы, - пробубнил Лэд.
- А ты сюда веселиться пришёл, боец? - хмыкнул сержант.
- Никак нет, мы за унылостью, - поддакнул рядовой, выбираясь из своего закутка.
- Хорошая шутка, рядовой... Вопрос, верно? Или это кто-то другой?

Мимо пробежала кучка матросов, уже успевших проснуться и направлявшихся на верхнюю палубу, подменяя своих товарищей. Навстречу им потихоньку спускались те самые товарищи с собачьей вахты, мечтавшие о том, чтобы наоборот отоспаться после целой ночи работы. Сержант Бент не стал дожидаться ответа.

- Так точно. Вопрос, сэр.
- К бесам. Рядовой Вопрос, рядовой Шутка или кем бы ты там ни был - наматывай портянки, и жди дальнейших приказов. Плант, что ты возишься - одевайся скорее!

Лопатный штык - не самая приятная вещь, чтобы прятать её в одежде, но контрабандную экипировку пока никто не заметил. Трудновато одеваться и прятать лопату одновременно, но Плант стоически превозмог это испытание.

Откуда-то с верхних палуб прибежал мальчишка во флотском мундире. Кажется, мичман Коллинз - один из тех молодых людей, который проходил подготовку на "Громовержце" перед тем, как получить полноценное офицерское звание и в перспективе возглавить команду одного из кораблей. А до тех пор он командовал разве что небольшим баркасом при погрузке на корабль да бегал по поручениям старших.

- Сержант! Сержант, прошу прощения! Вы не видели майора Гиббса? А майора Харрисона? Лейтенантов? - запыхаясь, выпалил мичман.
- Спокойнее, мистер Коллинз. Спокойнее. Вам нужно что-то передать?
- Да, сэр. Командирам батальонов и всех их подразделений: "Пеликан" докладывает о патрульной эскадре в опасной близости от нас, вся пехота должна в скорейшем порядке занять свои боевые посты!
- Эскадра? - почесал сержант Бент подбородок. - Хорошо, я передам командирам, когда встречу. Можете возвращаться.
- Никак нет, сэр - мне нужно найти их лично. Прошу прощения! - не дожидаясь дальнейших ответов, мичман юркнул куда-то между бродящих по палубе солдат и матросов в поисках старших офицеров.

Сержант Бент хмыкнул, глядя ему вслед:

- М-да, поспей за таким. Третий взвод, вы слышали распоряжения - всем немедленно экипироваться и занять боевые посты на оружейных палубах. И только попробуйте замешкаться в потёмках!
- Кто ж меня за язык-то тянул... Заказывали веселье - получайте, - вздохнул Плант и бросился выполнять приказ.

Спуск в трюмный арсенал, несколько минут в переборе оружия при тусклом свете масляных ламп, лязг и звон металла, передвигаемого из стороны в стороны.

- Нечего выбирать оружие и доспехи по полчаса, - скандировал над ухом сержант Бент. - Надевайте первую кирасу, которая подойдёт, и хватайте первый клинок, который хорошо лежит в руке. Уже потом будете думать, кто куда задевал свою любимую ковырялку и какие на ней были пометки.
- Адамер, засранец ты паршивый, где кремень в твоём мушкете? - кричал в другом конце трюма сержант Бент из шестого стрелкового батальона. - Вывалился? Ах вывалился, ублюдок?! Ищи немедленно, гадёныш, иначе ты у меня сам из порта вывалишься! Сменные кремни на что выдавались?!

Гомон периодически прерывался ещё более громким лязгом мечей - кто-то с перепугу успевал натолкнуться на стойку с оружием и опрокинуть её набок, чудом не обрушая её на кого-нибудь из своих соратников.

- Желторотики. Ничего, привыкнут, - снисходительно вздохнул сержант Бент, краем глаза наблюдая за окружающими сборами. - Ну, что там с вами-то, птенцы? Наточили клювики-то? Кого ещё ждём?

Планту как-то удалось оказаться в первых волнах вооружающихся, что почти дало ему наборчик по размеру. Правый наплечник, правда, выпирал, но это всё же лучше, чем могли себе позволить ребята в конце.

- Дедушку Зиму, - буркнул Ференс, прилаживая амуницию и проверяя ремни, - и Его Величество Вариана....

- И вновь превосходное замечание, рядовой Шутка. Проявишь себя в первых рядах, повысим до капрала Уморы. Если хорошо переносишь картечь, конечно.

Аврелий, тем временем, с прагматичностью и стяжательством Горных Волков уже успел отыскать своё снаряжение и подгонял рядовых, периодически тыча носом некоторых в те доспехи, которые им подойдут.

- Капрал Сендек! - окликнул его сержант. - Все готовы?
- Так точно, сэр! - рявкнул Аврелий, ударом кулака вправляя последнему неудачнику шлем.
- Интендант Сендек, - хохотнул Ференс, - иди сюда, Сталь, ты ему сейчас голову проломишь!
- Да ну-у..., - недоверчиво посмотрел на держащегося за упомянутую часть тела бойца Сендек.
- Вот это я понимаю, выучка! Научи своего дружка такой же дисциплине, - кивнул сержант Аврелию на Дамтара. - и, глядишь, ему даже тумаки с гауптвахтой не понадобятся. А теперь слушайте сюда. Наше место на третьей орудийной палубе. Самой верхней, не считая, собственно, верхней. Будете помогать канонирам, по мере нужды подменять их. А как только запахнет жареным - сразу собираемся для абордажа.
- Таскать ядра в доспехах? Я уже начинаю скучать по швабре, - хохотнул Плант, проверяя ремешки.
- Не, нихера, будем пинками подгонять, - мотнул головой Аврелий.
- Лучше вы будете таскать и гонять ядра, чем они будут гонять вас. Так, наш черёд. За мной, вверх по трапу, лёгким бегом!
- Отряд! По одному в шеренгу за мной! Быстра! - скомандовал Аврелий и побежал за сержантом.

Выполняя команду, Ференс двинулся за Сталью, прекрасно зная, кого надо держаться в бою.

Вдоль всей орудийной палубы уже были открыты порты. Канониры, а вместе с ними и солдаты, кто насколько мог протиснуться, прильнули к ним и внимательно высматривали всё, что только можно было высмотреть в плотном утреннем тумане. Командование сказало, что вражеские корабли где-то рядом, но впоследствии обитателей нижних палуб не известили ни о том, как скоро произойдёт стычка, ни с какой именно стороны должна подойти эскадра Орды.

- В общем так, бойцы! - привлёк внимание латников Сендек. - Ща как начнётся бой, смотрите, где кому чем помочь надо! Когда пойдёт резня - окружайте полукругом проломы, щиты вперёд, не давайте проломиться! Всем ясно?!
- Угу, как же иначе.
- Ну... ты от меня далеко не отходи, ага.
- Куда ж я денусь. Берни не видел?
- Не-а, его, наверное, к стрелкам упихнули. Ну. Он же стрелок. Хы-хы, Берни-стрелок.
- Дурацкая была идея, Сталь, ой какая дурацкая.
- Чья? - не понял Аврелий, глядя в сторону орудийных портов.
- В армию валить.
- Да ну, ты че, ща немного повоюем - и будет у нас бабло, и натырим ещё чего, и спрячемся, как Берни приказывал.
- Эх, ладно. Сняв голову, по волосам не плачут. А что вообще случилось, я, если честно, не совсем понял.
- Да хер его знает, вроде к нам плывёт кто-то. Только, походу, заснули они в пути, - с лязгом пожал плечами Аврелий.

Раздалась пушечная канонада, где-то в тумане мелькнули вспышки от выстрелов. Корабельные залпы на большой дистанции не хвастались своей точностью, а в тумане и вовсе делались наугад, но часть ядер всё-таки попали в корабли эскадры, включая и сам "Громовержец". "Вихрь" и "Мор", державшиеся рядом с "Громовержцем", развернулись в сторону залпа и дали ответную череду выстрелов, чтобы тут же приняться разворачиваться полумесяцем, погружаясь в туман и готовясь выцепить из него подобравшиеся ордынские корабли.

Впрочем, даже бывалым солдатам едва ли было дело до особенностей морских манёвров и баталий. Важнее было то, что сражение завязалось. Темпы его были ещё более размеренными, чем в случае со стрелковыми батальонами, постреливающими друг в друга между продолжительными перезарядками, а военные корабли не хвастались особой скоростью передвижения, жертвуя ей в угоду прочности и смертоносности. За первые полчаса боя даже непуганые солдаты успели привыкнуть к звукам выстрелов то вдалеке, то едва ли не у самого уха, когда какой-нибудь силуэт мелькал перед правым бортом "Громовержца", а едкий пороховой дым и постоянный плеск от ядер в воде и вовсе был уже делом самим собой разумеющимся.

По-настоящему внимание пехотинцев привлёк только полёт нескольких дюжин ракет, с диким свистом выпущенных со стороны одного из крупных силуэтов кораблей. Привлекало даже не их отличие от обычных ядер и куда менее предсказуемая траектория полёта, сколько непонятные крики, раздававшиеся вслед за ними. И кричали, судя по всему, не матросы.

Тук. Тук. Тук. Размеренный стук раздавался где-то под пушечным портом, у которого был расположен третий взвод, когда канониры уже успели отстрелять свой запас боеприпасов и охлаждали орудие в ожидании новых ядер из трюма.

- Фицрой, что там внизу за чертовщина? - хрипло спросил один из матросов, стягивая свою бандану и вытирая ею покрытое гарью и пороховой сажей лицо.

Упомянутый Фицрой, кудрявый матрос лет тридцати, осторожно высунулся из порта и осмотрелся по сторонам. И тут же, схваченный кем-то, с криком полетел в воду. А затем в порт влетела крепкая плетёная верёвка, петлёй обвила оттащенную пушку и крепко натянулась, опасно сдвигая артиллерийское оружие в сторону порта.

- Плант, Фер - за мной! Остальные - смотрите, чтоб с других портов не ворвались! - крикнул Аврелий, обнажая оружие и поднимая щит, после чего рванул к верёвке.

Забыв вообще о мече, Ференс совершил героическую попытку спрятаться за щитом если не целиком, то большей частью. Идея уйти в мечники все больше казалась ему идиотской.

Напряжённое мгновение тишины прервал до боли знакомый крик на другом борту "Громовержца".

- Что, Валли, думал в лазере отлежаться? Не выявили осложнений за неделю, сучёнок? В строй, гнида, к остальным стрелкам! Я тобой щели затыкать буду!

Вытащив меч из ножен, Плант разочаровано хмыкнул. Лаптой ему было бы сподручнее, но выбирать не из чего, и он кинулся за капралом.

Но отвлечься не было возможности. Вслед за этим криком где-то там же, под пушечным портом, послышалось шипение. А затем в порт влетела гренада с горящим запалом.

- Разбежались от этой херни, быстра! - тут же крикнул обернувшийся на шум Аврелий.

Латник успел отпрыгнуть ещё до взрыва, после которого снова поднял щит и двинулся к порту.

Попытка скрыться была не такой неудачной, как казалось вначале - мотивация в виде гренады помогла Ференсу отскочить в сторону, едва ли не присев за щитом. Высунувшись оттуда после взрыва и заметив в стороне удаляющегося Сендека, парень поспешил за товарищем.

О какой "хрени" орал капрал, Плант понял лишь тогда, когда фитиль уже догорал. Прыгать уже не было времени, поэтому ему ничего не оставалось, кроме как рухнуть на пол, надеясь, что это уменьшит количество соколков, которое ему придётся выдирать из задницы. От прогремевшего взрыва слегка заложило уши, но то ли удача в тот момент была нужной частью к парню, то ли "консервы" действительно были так прочны, как их расписывали, но существенных ранений парень не получил.

Вслед за взрывом, ухватившись за верёвку, в порт вскочила пара гоблинов с кинжалами причудливой формы, которые, судя по всему, использовались ещё и как альпинистское снаряжение. Только теперь можно было догадаться об источниках прежних криков - на скрытом в тумане ордынском корабле нашлось несколько отъявленных самоубийц из Картели Трюмных Вод, которые ради посулённой им награды готовы были оседлать взрывоопасные ракеты и высадиться диверсантами на "Громовержец".

Укрывшийся за щитом Ференс не сразу заметил прибавление вооружённых существ на корабле, пока чей-то крик не привлёк его внимание. Достав меч из ножен, парень начал наступать на одного из гостей и, подобравшись, по его мнению, достаточно близко, замахнулся и рубанул по гоблину, но промахнулся - лезвие прошло в нескольких сантиметрах о груди зеленокожего.

Но тот, почуяв намечающийся выпад, поспешил уйти в сторону. Его крюконосый товарищ, вооружённый такими же кинжалами с закорючками, как и первый, нырнул под оборону капрала Сендека и нанёс выверенный и меткий удар в сочленения его доспехов, чтобы тут уже выхватить оружие обратно и уйти с его пути.

Мелкий зелёный засранец сумел обойти щит Аврелия - тот, всё же, привык держать в руке здоровенный башенный, а не мелкий пехотный. В ответ на нанесённые ранения, Сталь с рёвом пнул гоблина латным ботинком, что явно было болезненно для последнего.

Пинок был болезненным, а общий расклад сил, похоже, был не в пользу диверсантов. Осознав эту ситуацию, один из гоблинов поспешил уйти в сторону, выхватывая на ходу ещё одну гренаду из-за пояса, поджёг её запал, замахнулся и... Его руку оторвало взрывом, а сам он, истошно вопя, упал на палубу и забился в конвульсиях.

Отряхнувшись и полностью отойдя от взрыва, Лэд кинулся к гоблину, отвлечённому Ференсом и, желая вернуть должок, ткнул мечом зелёного засранца, оставив тому довольно глубокую рану.

Воспользовавшись моментом, Ференс, немного не в себе от общего накала страстей и взрывов, подбежал к гоблину и, не теряя времени, начал яростно рубить тело гоблина, пока тот не превратился в совсем неприятный труп.

Рядовой Валентайн, невзначай подвернувшийся под руку (не зря его вытащили из лазарета, оказывается) выхватив клинок, полоснул ближайшего к нему гоблине в область ключицы. Наотмашь. Горизонтально. В общем и целом - это был крайне хреновый удар.

Судя по звонам клинков и выстрелам, ещё несколько диверсантов в то же время вводили в замешательство остальную команду корабля на разных палубах и на разных бортах. Где-то их было больше, где-то - меньше, везде уходило разное время на то, чтобы расправиться с хитрыми зелёными диверсантами. К счастью, за время этих разборок никто не успел ни подорвать пороховой склад, ни перерезать тросы штурвала. Но, пока команда "Громовержца" была связана боем, корабли Орды успели выйти из тумана, а один из них, приблизившись к правому борту, начал абордаж линкора.

Если бы у Альянса и Орды была единая классификация военных кораблей, то ордынская посудина была бы минимум на один ранг ниже "Громовержца". Собственно, она была ниже даже буквально и насчитывала от силы две орудийные палубы, но команда "Волчьего воя" - а именно так именовали ордынский корабль - явно рассчитывала на прибытие подкрепление за время абордажа.

Множество абордажных крюков полетело в сторону "Громовержца" - какие-то цеплялись за борта верхней палубы, какие-то попадали в порты расположенных ниже орудийных палуб, какие-то со звоном стукались о деревянную обшивку и с характерным всплеском падали в воду.

- Не давайте им взять нас на крюки! - прокричал сержант Бент, и по всей палубе ему вторили аналогичные приказы остальных командиров.

Аврелий со стоном выпрямился и крикнул:

- Отбрасывайте крюки! Рубите канаты! - и поковылял к ближайшему орудийному порту.

Сначала делай, потом думай. Таков был девиз Планта по жизни, и едва стоило приказу стихнуть, как он мухой метнулся к ближайшему крюку и, обрубив канат, скинул его в воду.

В то время как рядовому Планту удалось скинуть лишь один из абордажный крюков, в их раскрытые порты успело заскочить четверо ордынцев с "Волчьего воя" - пара раздетых по пояс орков, вооружённых абордажными топорами, тролль с кукри и некая эльфийка крови с кинжалом в зубах.

Последняя оказалась самой проворной из всех - на несколько мгновений вперёд предвидя выпад, который для неё готовил рядовой Дамтар, она ловко ушла в сторону для того, чтобы всадить в него собственный кинжал. Правда, её удар не попал в сочленение доспехов, и смог лишь оставить солдату ссадину и значительно повредить наплечник.

Клыкастый тролль с заплетёнными в косички волосами под банданой, скалясь в ухмылке, насел на рядового Валентайна - его готовность к обороне была похвальной, но маг-самоучка управлялся с холодным оружием куда хуже, чем прирождённый воин племени Чёрного Копья, и после нескольких лязгов клинков всё-таки получил свой удар.

Аврелий же, вырвавшись вперед, превозмогая раны и боль рубанул наотмашь мечом по бородатому орку, оставляя тому нехилый порез на груди.

Тот же, получив подобный удар, был сбит с толка и промахнулся своим выпадом по рядовому Дамтару - его абордажный топор прошёл над головой солдата и с треском вонзился в деревянный рангоут мачты, проходящий через все палубы корабля.

Его лысый соплеменник, прорычав "Лок-Тар!", в то же время бросился на другого мечника, рядового Дамтара. Топор оставил вмятину в его окованном щите, но сам солдат выдержал натиск и остался целым и невредимым.

Эльфийка крови тем временем продолжала наседать на рядового Дамтара, пробуя его оборону и пытаясь нащупать слабые места в его доспехе. К сожалению, в схватках с бронированными целями у неё было куда меньше опыта, и, нанося врагу очередной, не более чем болезненный укол, она уже всерьёз подумывала переключиться на более легко облачённого рядового Валентайна.

Тролль к тому моменту как раз наседал на него с прежней ухмылкой, но в этот раз маг-самоучка, на свою беду пошедший в стрелки, уже подстроился под его стиль нападения и на удивление успешно парировал каждый из его выпадов кукри.

Бородатый орк, получивший свой удар в грудь от капрала Сендека, всерьёз разозлился и, как только вытащил свой топор, увязший в рангоуте, тут же забыл про свою предыдущую цель и переключился прямо на него. Яростный крик не предвещал ничего хорошего: мощный взмах топора не удержал ни щит, ни доспех капрала.

Сендек отлетел назад и зацепил головой орудие, после чего успешно вырубился.

Воспользовавшись тем, что лысый орк переключил своё внимание на Ференса, Лэд быстро нанёс два чувствительных удара в бок зеленокожему, заставляя его не игнорировать молодого солдата. Лэд хотел продолжить битву с лысым орком, но на него бросился его раненый бородатый сородич, совершенно открытый для удара. "Инициатива наказуема", - прошипел Лэд, оставляя на теле орка длинный порез. Орк взвыл и попробовал атаковать рядового в ответ, но, будучи серьёзно раненым, он с трудом ворочал своим оружием и промахнулся.

А тем временем тролль продолжал свой безудержный натиск. Кукри - страшное оружие, но страшное прежде всего с точки зрения наносимых им ран, а вот с практической точки зрения это крайне и крайне посредственная штука. В общей свалке рубить им не очень сподручно - коротковат, легко напороться на контратаку противника в момент замаха. Однако в этот раз неизвестный сын Чёрного Копья был убеждён, что угодит в цель без особого труда - стоящий перед ним белобрысый солдат открылся как вчерашний рекрут.

А тем временем для рядового Валентайна время замедлилось. То, что он "не совсем побеждает", было заметно, но он никогда и не был первым фехтовальщиком своего взвода. Он всегда полагался на грязные трюки, подначки и своевременное жульничество.

Как, собственно, и сейчас. Творение волшбы посреди боя - настоящее искусство. Звание боевого мага получают лишь одни из сотен и не зря. Место чародея - в башне, среди книг и роскоши, а не на поле брани, уж слишком много времени занимает любое мало-мальски заметное влияние на окружающий мир.

Совсем другое дело - изменять собственный Узор.

Времени было мало, а потому пришлось пойти ва-банк, дав троллю время на нанесение настоящего, смертельного удара.

Правильное движение ладонью. Пара слов, произнесённых даже не шёпотом, а, скорее, его далёким эхом. Росчерк острием клинка вокруг себя.

Всё это имеет смысл.

И когда тролль, казалось бы, уже должен был вскрыть рядовому Валентайну плечо... ничего не произошло.

Во всяком случае, с Ивом.

- За короля и королевство! - рявкнул маг, перехватывая поудобнее клинок и переходя в наступление. Он был счастлив.

Тролль ударил от всей души, нанеся поистине страшную рану. Самому себе. Потому, что в тот момент, когда нож-кукри пересёк невидимую границу, его лезвие попросту исчезло в воздухе лишь для того, чтобы спустя мгновение возникнуть на уроне бедра самого фехтовальщика.

"Вот теперь повоюем, сукины дети!", - ухмыльнулся опьянённый успехом блондинчик, как тут ему моментально напомнили, где его место.

Кабы не наспех созданный щит, быть бы рядовому убитым на месте. Бросив бесполезные попытки вскрыть закованного в тяжёлые доспехи латника, эльфийка в один миг оказалась поблизости с чародеем и ткнула его своей ковырялкой в бок. Конечно же, защита сработала, но и в тот же миг рассыпалась, словно и не было её.

Эльфья магия? Черт его знает.

Зеркальный щит едва не убил тролля и эльфийку крови - поняв, что белокурый стрелок вовсе не так прост, как казалось, они поспешили посторониться и переключиться на более привычного противника, рядового Дамтара. Тот, впрочем, успешно сдержал натиск - удары эльфийки снова были слишком слабы, а тролль и вовсе едва ли держался в сознании, чтобы хотя бы нанести по нему удар вскользь.

Столь же безуспешным оказалось совместное нападение двух орков на рядового Планта - тот оказался настолько живуч, что не получил ни синяка за то время, пока сдерживал этих огромных зеленокожих воителей. Старый и бородатый безуспешно взмахнул топором в одном лишь стремлении попасть по нему, а удар молодого и лысого, хоть и попал по латнику, снова увяз в его щите.

Воспользовавшись произведённым впечатлением, Валентайн пошёл в наступление, нанеся серию ударов, которая, согласно его плану, должна была покончить и с троллем, и с эльфийкой. Но первый оказался слишком живуч (чудовище стоит на ногах даже после колющего удара в спину), а вторая - слишком резвой.

Удача вскружила голову рядовому Планту, и, как любой нестреляный юнец, он допустил ошибку. Чуя лёгкую добычу, он решил добить лысого орка, но удача имеет свойство заканчиваться. Удар, который должен был положить конец жизни жертвы ушёл вбок из-за того, что Плант проскользил на кишках разорванного гранатой гоблина.

Ференсу снова повезло - удар эльфийки скользнул по доспехам, а тролль вообще промахнулся. Горный Волк, тем временем, успел миновать орка и нанести меткий удар прямо в сердце длинноухой захватчицы. Эльфийка лишь успела удивлённо посмотреть на полоску стали, вошедшую в её тело, после чего обмякла и упала на доски палубы.

Орки и тролли при виде смерти соратницы, даром что эльфийского происхождения, пришли в ярость и скопом напали на Ференса. Тот же, однако, блокировал каждый из их ударов своим щитом, а те, что проходили сквозь него, не наносили ему никаких повреждений через стальные пластины доспеха. Тролль же и вовсе пал от удара в спину от всё того же белокурого стрелка.

- Да, чтоб тебя! - в сердцах крикнул Лэд, проскальзывая на теперь размазанных по всей палубе внутренних органах гоблина, пытаясь задеть мечом бородатого орка. При этом он всё же умудрился неглубоко задеть орка, но потерял равновесие и грохнулся сверху на пушку, возле которой лежал раненый Аврелий.

После блокирования ударов орков - спасибо урокам Аврелия - Ференс бросил взгляд на своего павшего товарища. Он не был точно уверен, жив Сталь или нет, хотя и сомневался, что удар головой обо что-то может его убить. Это явно не было самым слабым местом у латника. Как бы то ни было, Дамтар разозлился на зелёных за своего товарища и обрушил сокрушающий удар на лысого орка. Меч, описав горизонтальную дугу, отделил зелёную голову от тела, после чего та покатилась по палубе.

Его изнурённому яростной схваткой старому и бородатому соратнику было отмерено лишь немногим больше. Обессилев и отчаявшись, он едва мог двигаться, но для него это было вопросом чести: умереть на коленях, опустив оружие, или же испустить дух, бросаясь в свою последнюю атаку.

"Лок-Тар... Огар", - прошептали разбитые и иссохшие губы клич отцов и дедов, чтобы сразу же после этого исказиться в последней гримасе гнева. Старик бросился на одного из латников, занося топор в немеющих руках, чтобы в итоге лишь напороться на меч и, стиснув зубы, повалиться на спину.

ID: 13667 | Автор: Ferrian
Изменено: 9 июня 2014 — 10:57

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
12 июля 2013 — 9:19 Ing

Не прошло и месяца =)