Viva la Conquista! Глава тринадцатая. Новая земля

Валеор Эдмунд Североградский
Педро Рамон Веласкез де Кастилия-Романья
Алоринна Тинориэн
Анита Бренненханд-Блэйк
Дагнар Перо Феникса

— Всегда приятно решить дело миром, — философски заметил он, хотя его обычный нравоучительный тон мало подходил его внешнему виду. Сейчас, без доспехов, меча, с растрепанными мокрыми волосами, он больше походил на бывалого пирата, не хватало лишь трубки да банданы на голове.

— Ну, любой моряк знает, что морские великаны не отличаются умом и сообразительностью, да и чрезмерной агрессивностью тоже, — пожал плечами Веласкез. — Однако меня посетила идея: вероятно, тут есть колонии великанов, раз мы встретили этого. А если так, то не попытаться ли нам сделать их нашими союзниками?..

С этими словами капитан вновь разжег потухшую было трубку. Только сейчас кто-то из экипажа обнаружил, что под шумок кое-кто уже смылся с выигрышем за спорное пари. Раздались крики возмущения. Проклиная вынужденную беготню, снова выбралась на верхнюю палубу Анита. Весь лоск салонной дамы с ней слетел разом, как всегда бывало под действием потрясания.

— А круто вы его! Уговорили. Это, ведь, элементаль?

Следуя примеру капитана, закурила и она. Было заметно, как дамская трубка слегка дрожит в руке.

— Нет, госпожа Анита, это не элементаль. Это был морской великан, — покачал головой капитан, отвечая Аните.

Тем временем Алоринна выбралась из своего импровизированного укрытия, и виновато потупив глазки, попросила у Педро прощения.

— Вот уж, не знала, что такие твари бывают, — она боязливо покосилась за борт.

Чародей старательно делал вид, что его тут нет и вообще он в трансе.

— Что, неужто никогда не слышали об этих тварях? — удивился капитан, — А мне казалось, что человек вашей эрудиции обязательно должен знать о морских великанах, Анита.

— Знать обо всём невозможно, — проворчала она в след идальго и облокотилась на борт. Хотелось ещё немного покурить, глядя на первые звёзды.

Капитан хохотнул напоследок, после чего направился к себе в каюту.

Походив вокруг мага в глыбе льда, паладин задумчиво потер бороду. Способов извлечения людей изо льда он не знал, да и вряд ли они существовали. Вздохнув, он понял, что маг увильнул от ответственности за свой проступок, и направился обратно на палубу на свое излюбленное место. Заприметив стоящую неподалеку Аниту, он несколько секунд просто смотрел на нее, о чем-то размышляя, а затем решительно подошел поближе.

Нет, сейчас она не была готова к компании. Вдохнуть побольше дыма, расслабиться... "Ты на корабле, детка, засунь своё переменчивое настроение куда подальше улыбайся, чёрт возьми"

Любопытство разбирало не только паладина. Довольно много людей подходили и тыкали глыбу льда. Некоторые неплохо устроились рядом. Ещё бы, ведь от неё веяло прохладой, а день выдался жарким.

— Разве у вас нет способа его расколдовать, господин Валеор? — обратилась Анита к подошедшему рыцарю.

Решив, что нечего тут просто так стоять, смекалистый народ уже тащил воду в вёдрах. Магу вроде ничего, а им будет холодная вода.

— Э! Не над расколдовывать! Пущай стоит, воду охлаждает, раз деньги отдавать не хочет, — пробурчал кто-то из матросов, пробегая мимо с ведром.

— Нет, к сожалению, — пожал плечами паладин, садясь на ящик рядом с Анитой и наблюдая за облачками дыма. — Такое заклинание очень трудно развеять. Практически невозможно. Придется ждать, пока оно не спадет само. — Он помолчал, а затем вздохнул. Тем временем экипаж уже соорудил навес надо всем этим делом и притащил лавочки. Получилась довольно удобная, прохладная беседка.

— Вас что-то тревожит? — поинтересовалась собеседница как можно более небрежно.

— Меня? Да нисколько, — невозмутимо ответил Валеор, проводя пятерней по волосам. Одеться он так и не потрудился, и закрадывались подозрения, что он сделал это специально. — Я всегда готов к неприятностям. Впрочем, предпочитаю, чтобы случались куда более приятные вещи.

— Прошу простить мою мнительность... — Анита неловко улыбнулась. Не смотреть на рыцаря было трудно, но она очень старалась не смотреть.

— Вам не за что просить прощения, леди Блейк, — кивнул мужчина, внимательно наблюдая за реакцией Аниты. Он был далеко не так прост, как казалось бы, но редко позволял кому-то увидеть свою настоящую сущность. — Я рад, что вы наконец соизволили выйти из каюты после долгих дней вашего добровольного заточения. Свежий воздух пошел вам на пользу. Ваша ужасная бледность почти сошла на нет.

— Спасибо, сэр, вы неоправданно добры ко мне, — похоже, она совсем растерялась. Что ж, произвести впечатление этот человек умел. Вопрос только в том, что ему надо.

— Неоправданно? — он вскинул брови и покачал головой, будто не веря своим ушам. — Анита, вы спасли меня от демона, вы бесстрашно бросились в бой против сил тьмы, не побоялись гнева нашего капитана и даже были брошены в темницу из-за того, что воспользовались своими способностями ради спасения другого человека. Это вы были неоправданно добры ко мне и всей команде корабля. Я прошу прощения за то, что относился к вам.... с подозрением и неприязнью. Я признаю это, и признаю также, что это было ошибкой. Вы оказались гораздо лучше, чем я мог подумать.

Иммортэль скривилась, будто укусила лимон. "Лучше, хуже, вам-то какое дело". Её вдруг взяла непонятная злость. То ли на себя, то ли на этого блистательного воина, образ которого не давал ей покоя вторую неделю кряду.

— Прошу прощения, сэр, — в голосе не осталось и следа от прежнего тепла и смущения. — Я, пожалуй, пойду. Надо ещё подготовить пару сюрпризов нашим... конкурентам.

С этими словами она оттолкнулась от борта и пошла к себе, нервно попыхивая трубкой.

— До встречи, Анита, — спокойно произнес ей вслед паладин, не потеряв ни капли своей учтивости, хотя прекрасно видел, что девушка раздражена. И раздражена из-за него. Почему-то этот факт бесил еще больше.

Матрос, облокотившийся на перила неподалёку, слышавший этот разговор и наблюдавший за играми магов, проводил взглядом Аниту.

Тем временем к глыбе подошла Алоринна, с явным интересом рассматривая работу мага. Сама она в криомантии была не сильна, поэтому она с тоской размышляла, как же было бы здорово ей научиться выполнять такой же заклинание.

«Интересно, а что будет, если...» Эльфийка приложила ладони к глыбе, и вспомнила, чему ее учил друг ее наставника, умелый криомант Гробовщик. «Обратиться к структуре льда, и разрушить ее... кажется, так...».

Спустя секунду раздался оглушительный треск, и глыба льда раскололась.

— Получилось, получилось! — радостно завизжала чародейка, потирая руки. Впервые у нее получился этот трюк!

Тут же раздались недовольные крики экипажа, которых обдало осколками льда.

Сам же маг тоже не выглядел особо счастливым: его трясло от холода.

— Вот и зачем так резко-то? — проворчал он.

— Лёд не нужен? Заберём? — спросил кто-то. Видимо хозяйственные матросы уже положили глаз на крупные осколки льда.

— Да берите, не жалко, — отмахнулся Рел.

— Что, холодно? Давай согрею, — любезно предложила эльфийка, — только надо отойти, чтобы других не задеть.

— Эм... возможно не стоит? Право, не стоит утруждаться, я как-то лучше сам, — заподозрил неладное чародей. Его явно хотят погреть с помощью магии. Бочком, бочком и вот рядом оказались сразу двое матросов. Впрочем один из них тоже сообразил, что что-то тут неладно и поспешил смыться, делая вид, что страшно занят.

— Да ладно тебе, я хорошо обращаюсь с огненной магией, — доверительно сообщила молодая чародейка не терпящим возражений тоном, после чего схватила Релара за шиворот и потащил на палубу, где свободного места было побольше.

От такого Релар несколько растерялся, что и позволило, застав его врасплох, вытащить куда надо.

— Честно, не тратьте силы, тут жара вокруг, высохну, — издал последнее возражение чародей голосом тонущего.

— А теперь... — протянула Алоринна, хитро прищурившись и закусив губу с видом циркового фокусника, — Стой и не шевелись!

Волшебница сделала короткое движение рукой, и вокруг Релара взвыла небольшая огненная буря. Впрочем, уже через полсекунды она обрела четкие очертания — огненные струи извивались вокруг мага, как живые.

— Ну ка-ак? — живо поинтересовалась эльфийка.

Тот перестал жмуриться и ощупал себя. Вроде цел.

— Кажется, нормально, — даже улыбнулся Рел, — Отличное заклятье! Но не слишком ли много потребляет сил?

Только сейчас стали заметны чуть опалённые волосы на макушке.

Тут эльфийка вновь провела рукой, убирая щит.

— Да, хороший щит. Но, по правде говоря, для нас, начинающих магов, оно и правда энергоемкое, — заметила она.

Один из членов команды недовольно проворчал:

— Вы бы тут поосторожней с огнём. Огонь на корабле — злейший враг.

...и верно, после заклятия на палубе осталось большущее обуглившееся черное пятно. Алоринна прикрыла рот ладонью, горестно представляя себе ругань капитана. Рел и эльфийка принялись болтать о какой-то магической тарабарщине, сыпать терминами и заниматься не пойми чем. Без интересных зрелищ команда начала расползаться по местам.

***

Галеон "Санта-Эрмандад" к утру все так же продолжал дрейфовать — вопреки ожиданиям, штиль на утро не исчез. Команда, пользуясь такой небывало длинной передышкой, мирно завтракала, расположившись на палубе — их примеру следовали и офицеры во главе с самим капитаном. Педро решил напоследок перед высадкой ни в чем себе не отказывать, и кок почти истощил запасы офицерской кухни, потчуя донов всевозможной снедью — жареная рыба, вина, салаты, жирное мясо и многое другое источали изумительные ароматы, проникающие в том числе и за двери кают-компании. Анита ела мало, больше пила. Ещё бы, на берегу придётся держать ухо востро, и сегодня, должно быть, последний день, когда можно по-настоящему расслабиться перед опасным путешествием вглубь архипелага.

Примеру Аниты следовала и Шерион. В отличие от своего спутника, с удовольствием доедающего уже вторую порцию, она съела всего-то половину своей. Девушка больше посматривала вокруг, да прислушивалась, вяло ковыряя вилкой в тарелке. Релар каким-то чудом умудрялся и жевать, и общаться с офицером сидящим рядом. В этот раз начинающие чародеи щеголяли в своих мантиях, на этом настояла Шер.

А вот капитан себя сдерживать не привык. Не то, что бы он был алкоголиком, или что-то в этом роде — просто не видел особого вреда в паре бокалов вина. То же самое можно было сказать и о эльфийской волшебнице — несмотря на свои размеры и невинный вид, уплетала она так, что ее прыти мог бы позавидовать самый заядлый едок. Как-то само собой так вышло, что подле капитана собралась весёлая шумная компания, не отказывающая себе в крепких напитках и еде. С другой стороны стола офицеры вели себя несколько сдержаннее. Кое-кто вообще не притрагивался к вину и с неодобрением посматривал на своих коллег. Компания действительно получалась неплохая. Анита хоть и держалась немного в стороне, но в ней понемногу просыпалось любопытство. Она легонько ткнула локтем в бок Шери.

— Ты сегодня без своего блокнота? — спросила колдунья с непривычно милой для себя улыбкой.

— А? — от неожиданности спросила Шер. Она с интересом посматривала на внезапную собеседницу. Последний раз общались с ней в непринуждённой обстановке аж в Штормграде, а потом всё как-то не выходило. — Да, в каюте остался, — спохватилась и ответила чародейка, — в карман не влез. Всё думаю перешить, чтобы помещался, да руки не доходят.

— Просто... мне давно любопытно. Что ты пишешь и рисуешь? Если это не слишком личное.

Шер ненадолго задумалась и, собравшись с мыслями, выдала:

— Наверное, всё же личное. Это мои мысли. Мне куда проще воспринимать их в виде зарисовок. Зачастую выходит куда информативнее, чем если записывать словами. Да и мне просто нравится делать зарисовки.

Она тряхнула головой, поправляя лезущую в глаза длинную белую чёлку.

— В какой-то степени это можно назвать дневником. Хотя, наверное, нет. Это сложно объяснить, привычка ещё с учёбы, на лекциях зачастую проще нарисовать, чем записать.

Чародей ка глянула на Аниту:

— А у вас не бывает такого?

— Когда-то, ещё девчонкой, на ферме... — та мечтательно улыбнулась, — я вела дневник. Втайне от матери. Но о чём там было — уже не помню. Должно быть, романтическая чушь, мечты о рыцарях.

Колдунья усмехнулась в своей манере. Нечто между откровенной издёвкой и самоиронией.

— Потом от этих рыцарей отбоя нет, — она хмыкнула и остановила руку, потянувшуюся было к кувшину. — Ах, да, о чём я. Было бы здорово, если бы ты нарисовала нас всех... Вместе. Сможешь?

Такая просьба немного озадачила Шери.

— Наверное, но времени уйдёт много. До высадки наверняка не успею, а там уже будет не до рисования. По крайней мере, первое время. Понемногу, думаю, можно будет. Кое-кого уже зарисовывала, но не всех вместе. А зачем это? — она вопросительно глянула на Аниту.

— Зачем? — удивлённо переспросила женщина. — Ну, вот, смотри. Вернёмся мы домой. Когда всё закончится. Ты и Рел вернётесь к учёбе. Эльфы уедут в свой Луносвет, наш капитан отправится в новое плавание... — она подняла бокал и чуть качнула им в сторону дона Педро, после чего залпом допила. — А я... вернусь в свою мастерскую, повешу на стену твой рисунок и буду вспоминать о славных деньках.

Шерион чуть улыбнулась:

— Нам бы сначала закончить всё это. Фактически ещё не начали даже, только приплыли.

Она глянула на остальных и добавила:

— Как будет свободное время — постараюсь сделать зарисовки. А... я слышала, есть такие аппараты гномские, которые сами рисуют, причём мгновенно. И никакой магии!

— Есть, — вздохнула Анита. — И они не рисуют. Это... отпечаток наших теней на амальгаме.

— Наших теней? — Шер вопросительно посмотрела на собеседницу, — Почему-то это у меня ассоциируется с тёмной магией. Это не опасно?

— Этот феномен ещё до конца не исследован, но уже успел обрасти городскими легендами, — начала она тем лёгким вкрадчивым тоном, каким обычно рассказывают страшные сказки на ночь, -— Мол, те, кто подвергся этой процедуре, вскорости умирают при непредвиденных обстоятельствах. А если сфотографировать покойника не позднее, чем через сутки после смерти, можно захватить его душу в плен и заставить себе служить. Этакий вариант вуду. Но мы то с вами современные люди, идущие в авангарде прогресса, верно? — Анита приобняла Шерил по-родственному. Видать, сказалось выпитое.

— Э... да, конечно. Просто технология довольно странная и непонятная. У нас вообще не очень доверяют всяким гномским штукам.

Шер явно чувствовала себя не в своей тарелке от прикосновения Аниты.

— Зато когда они попадают в зелёные лапки гоблинов, то быстренько превращаются в коммерческий продукт. Вот увидишь, лет через двадцать такой приборчик будет почти в каждом доме.

— Хм, мы уже давно сотрудничаем с гномами, но пока в наших домах почти нет их... кхм... приборчиков. По крайней мере, у моих знакомых и у тех, у кого я была в гостях. Слишком уж такие штуки ненадёжны.

Тем временем кто-то затянул лихую морскую песню. Сначала голос был один, затем к нему присоединился второй, третий, и вот уже пели почти все собравшиеся офицеры. Песня повествовала о трудностях морского пути, штормах и опасностях, но, вместе с тем, и о награде в конце, о доме. Шер как-то незаметно для себя прислушалась. Перед внутренним взором развернулась картина одинокого кораблика в бескрайнем море.

ID: 13586 | Автор: WerewolfCarrie
Изменено: 4 июля 2013 — 13:50