Антиквариат из Ордил'Арана Все оттенки недоумения

Гильдия Северный Калимдор
Тесмена Блёклые Сумерки
Инвар Воронье Крыло

В эту ночь чародейский круг во дворе Инвара полыхнул неожиданно рано: не в предрассветные сумерки, а в час, когда стоит ненадолго оторваться от хлопот и подкрепиться. Давешние опалы высокорожденной, видать, и вправду понравились — именно эти камни блестели сейчас в тёмном кружеве дорогого её наряда и вторил вычурным оправам затейливый узор на верхнем платье.

На чародейку воззрились, кроме инваровых, целых две пары глаз: восторженные чудесным появлением маленькой чародейки глаза-плошки юного гиппогрифа (с момента, когда Тесмена видела птенца в последний раз, он изрядно подрос) и удивленные — молодой часовой, очевидно, его хозяйки.

Часовая перевела недоуменный взгляд на Инвара — это что еще вообще такое, дескать? Тот только отмахнулся.
— Элун'Адоре, — протянула часовая.

Тесмена ласково улыбнулась эльфу, кивнула незнакомке в знак приветствия и заодно подарила той долгий изучающий взгляд.
— Говорят, твоя ленивая хозяйка наконец-то сподобилась тебя назвать, — проворковала птенцу высокорожденная, присев, чтобы сподручнее было его приласкать.

Птенец был совершенно счастлив появлению высокорожденной, что и говорить — пострекотал, подставил под ласковые руки голову. Зато у его хозяйки, судя по перемене в лице, мнение на этот счет было совершенно иное:
— Простите? — вскинула бровь часовая.

— Хм-м, да? — подняла глаза Тесмена, не переставая, меж тем, оглаживать малыша.
Она уж хотела взять его на руки, да для таких маневров птенец успел и подрасти и отъесться.

— Так я, знаете ли, и есть та самая "ленивая хозяйка", — фыркнула часовая. — Ринна Шепот Луны. Очень приятно. И думаю, что обвинять меня в чем бы то ни было, включая мою так называемую лень — несколько... Не в вашей компетенции.
Ох, не привыкла к такому непочтительному обращению дочка высокой жрицы да доблестная часовая...

Высокорожденная снисходительно улыбнулась: вижу, мол, кто ты такая.
— Ой ли? А на каком году твоей жизни, Ринна, мать тебе имя дала? После того, как ты форму одела или чуть пораньше?

— А с какой это стати я вообще должна перед вами отчитываться за свои дела? — тряхнула синей косой часовая. Уж у нее представление о собственной лени было совсем иным. — Как и когда мне называть своего гиппогрифа — не ваше дело. Потому потрудитесь держать собственное мнение там, где ему положено быть.
Птенец, разобрав первые агрессивные нотки, притих и только переводил глаза с хозяйки на чародейку и обратно.

— Ты погляди, Инвар, какая вспыльчивая, — протянула чародейка, прижав к себе притихшего гиппогрифа. — Так ведь и зашибёт питомца, случись тому не так встать или не туда посмотреть.

Инвара на прежнем месте уже не было. Пока женщины пререкались, он устроился в кресле в дальнем конце террасы и наблюдал за развитием событий из своего темного угла. Еще и посмеивался, наглец.

Часовая же закатила глаза и пробормотала:
— Гиппогриф-то тут при чем...

— При том, что не бусики себе выбираешь, — назидательно заключила Тесмена, поднявшись с травы.

Часовая только фыркнула в ответ и раздосадованно махнула рукой.
Птенец же воспользовался возможностью удалиться от источника шума — резво потопал к Инвару, забился под кресло и обиженно уставился на эльфиек — нет бы меня гладили, так кричат.
— Тала'дор, — позвала часовая. — Не обижайся. Пойдем играть.
Гиппогриф пострекотал — но своего убежища не покинул.
— Тала'дор, — настойчивее позвала хозяйка. Птенец не отреагировал. Помрачневшая часовая вопросительно воззрилась на Инвара — а тот, тем временем, вовсю наслаждался разворачивающимся действом и ни вмешиваться, ни помогать не спешил.

Чародейка же с довольной улыбкой поднялась на террасу, заняла соседнее кресло и, как ни в чём не бывало, поинтересовалась у Инвара:
— Лунное сияние у тебя ещё осталось?

— Осталось, — протянул Инвар, поднимаясь. — Тала'дор, ты оттуда вылезать собираешься?
В ответ раздалось обиженное пощелкивание.
— Довели бедолагу, — покачал головой эльф и скрылся в доме.

Часовая тем временем уселась на ступеньку и старательно засопела, пытаясь справиться с возмущением.

— Может, ты ещё и лягушек не будешь? — поинтересовалась Тесмена, чуть свесившись через подлокотник.

Из-под кресла звонко клацнули клювом и брыкнули копытцем.

— У меня в саду их множество, только успевай ловить, — продолжила эльфийка.

Но и такие перспективы действия не возымели: птенец даже зашипел из своего укрытия.
— Оставьте его в покое, — Инвар уже вернулся. — Обе.
Птенец было жалобно заклекотал, но и его перебили:
— Ты тоже не верещи, они не тебя обижают.
Усаживаясь и разливая принесенное вино по бокалам, эльф окликнул часовую:
— Ты. Придешь в полночь. Свободна.
— Но... — и куда она спорить полезла, несмотря на богатый уже опыт общения с этим длинным упрямцем...
— Дверь там, — качнул головой Инвар.
Повисла пауза.

— Что, Нериллин давно не заглядывала? — подбирая сумку, желчно осведомилась часовая. — А то, смотрю, опять почтенный Инвар вразнос пошел.
— Не в твоей это компетенции, — не менее желчно ответствовал эльф.

Пройти через весь дом стоило хотя бы для того, чтобы оглушительно хлопнуть дверью.

— В «Спящем Солнце» новый повар, — Тесмена потянулась за бокалом. — Хотела спросить, не составишь ли мне компанию, да, вот, отвлекли.

— Не сегодня, — покачал головой эльф, передавая чародейке бокал. — Гиппогрифов еще погонять нужно, да и этого, — выразительный кивок, — успокаивать.

— С такой-то хозяйкой… — вздохнула женщина и вдруг хитро улыбнулась: — А что, Инвара Воронье Крыло можно заклинать именем сестры?

Накалять обстановку репликой о том, что высокорожденная тоже хороша, и за язык ее никто не тянул, Инвару не хотелось.
— Внучки, — раздраженно нахмурился он. — Считается, что перебранки с ней благотворно на меня воздействуют.

Тесмена уставилась на Инвара с весьма обескураженным видом: истинная степень родства между ним и пресловутой Нериллин совершенно не желала укладываться у эльфийки в голове. Нет, она, конечно, видела на Тельдрассиле и уйму молодых калдорай, и совсем маленьких детей, но привыкла считать это или причудой нового времени, или признаком вопиющей беспечности со стороны, казалось бы, умудрённых летами родителей.

— Что? — покосился на чародейку эльф. — Да, та тощая зеленая дылда — дочь моего сына.

— Я поняла, — растерянно пробормотала та и жадно осушила бокал с вином чуть ли не наполовину.

Тут настал черед Инвара недоуменно уставиться на гостью: причина растерянности высокорожденной явно от него ускользала.

Чародейка же была слишком поглощена собственными переживаниями, чтобы заметить этот немой вопрос. Сын! Внучка! Видит небо, этих эльфов, что жили себе на свой манер за пределами Города, действительно могло быть сколько угодно, но поди к этому привыкни.
— Что ж, тогда не буду тебя отвлекать, — сказала она наконец, неожиданно бодро. — Загляни, как освободишься. Посмотрим, хороша ли местная дичь с заморскими плодами и специями.

— Загляну, — все с тем же озадаченным выражением лица протянул Инвар — и одной Богине известно, сколько бы еще так просидел, если бы под креслом не завозился птенец и не отвлек внимание на себя.

ID: 13549 | Автор: Too fabulous for this shit Nerillin
Изменено: 28 июня 2013 — 20:38

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
30 июня 2013 — 17:45 Леани

Сложно все.
И в этом - особая прелесть :)