Внимание: материал с «шок-контентом»!
Опубликованный на этой странице текст содержит описание жестоких убийств, пыток, расчленений или отыгрыш гномов.
Не читайте его, если вы младше 18 лет или сторонитесь подобного.

"Призрачный турнир"

Аманда фон Ауффенберг
Артур фон Грейв

Был жаркий солнечный день. Каждое живое существо старалось найти хоть какую-нибудь тень, чтобы укрыться от нестерпимого зноя. Животные толпами сходились к ручьям и речкам Элвиннского леса, чтобы вдоволь поплескаться и напиться холодной воды.

Однако этот день был не только самым жарким, но и весьма знаменательным для жителей города, ведь сегодня проводился ежегодный рыцарский турнир, на который собралась большая часть знати Штормграда. Здесь были самые влиятельные и известные люди города, за редким исключением. Здесь также собралась толпа простых людей, которые хотели немного развлечься да поглазеть на статных рыцарей, которые готовились к турниру чуть поодаль. Разумеется, простой народ размещался внизу арены, а те, кто поважнее, сидели наверху. На самой верхней ложе разместилось всего несколько человек. Это известный глава торговой гильдии Ричард Дэйн, который был известен не только своей хитростью, но и удивительной способностью делать деньги из всего, что видел. Также здесь был не менее известный человек, Мартин Хорин, бывший генерал Штормградской армии, убеленный сединами старик, снискавший большую народную любовь. И последним в этой тройке был Артур Грейв, пожалуй, самый скрытный и богатый из всей троицы. Юноша сидел в центре и наблюдал за турниром без особого интереса. Иногда он опускал руку в небольшую коробочку, которая лежала у него на коленях и в которой хранились его любимые леденцы.

Турнир был не слишком пышным в этом году — большинство паладинов и рыцарей были переброшены в горячие точки мира, где проходили бои с Ордой, а потому в турнире принимали участие в основном молодые бойцы, которых еще не успели отправить на фронт. Украшенные флагами, цветами и разнообразными драгоценностями шатры рыцарей радовали глаз, а лучи заходящего солнца играли мириадами красок, отражаясь от блестящих доспехов и стальных мечей. Большая часть турнира осталась позади, но вперед была и самая интересная его часть — поединки на копьях верхом на боевых скакунах. По традиции открывал эту часть турнира самый старший и опытный среди паладинов — лорд Грейсон. Выехав на середину арены, он проехал несколько кругов, приветствуя ликующую толпу. На песок, утоптанный сотнями латных сапогов и лошадиных копыт, сыпались цветы и ленточки. Лорд Грейсон улыбался, махая рукой зрителям, и выглядел сегодня чуть не на десять лет моложе.

Сейчас на него смотрели все, включая Артура. Однако в отличие от остальных его взгляд был не восторженным, его взгляд был пустым. Очередное лакомство исчезло у юноши во рту, прежде чем он откинулся на спинку кресла и улыбнулся, возвращая своему лицу эмоции. Голубые глаза засветились от счастья, пусть никому и не казалось это странным, мол, юнец же, небось, сам мечтает оказаться на месте паладина, однако для лорда Грейва само понятие счастья было странным и невозможным.

Закончив приветствия, лорд Грейсон выехал на свое место в конце длинной прямой дорожки, разделенной тонкой лентой ровно посередине. Напротив него оказался его соперник. Бой прошел довольно быстро, как и ожидали зрители, Грейсон с легкостью одолел первого противника и скромно поклонился толпе, отсалютовав ей копьем.

Бой за боем проходили как по сценарию, чинно и благородно, и в конце концов Грейсон отступил, дав дорогу более молодым рыцарям показать себя и заслужить свою долю славы. Уход паладина с арены сопровождался настоящим ревом восторженных зрителей, а копыта его лошади давили падающие на песок розы.

Когда солнце уже превратилось в тонкую розоватую полосу на горизонте, а на Элвиннский лес опускались фиолетовые сумерки, на арену выехал последний претендент на победу. Этот рыцарь был немного ниже остальных. Закованный в латы с полностью закрытым шлемом, он ехал верхом на серой в яблоко кобыле, покрытой золотисто-зеленой попоной. В руках у него было копье, украшенное такой же золотисто-зеленой лентой.

Артур сдержанно похлопал удаляющемуся лорду Грейсону, после чего вернулся к разглядыванию оставшихся рыцарей. Сумерки наползали на арену, однако десятки горящих факелов успешно сдерживали тьму... пока что. Юноша едва заметно ухмыльнулся и положил в рот очередную сладкую конфетку. Его соседи ничего не замечали, торгаш с явным ликованием смотрел на одного из своих фаворитов, на которого поставил весьма крупную сумму, а генерал просто лихо потрясал кулаками и вопил что-то на староаратарском.

На противоположной стороне арены другой рыцарь в бело-красных цветах поприветствовал своего оппонента, а затем дал знак, что можно начинать бой. Протрубили фанфары, зрители притихли, и двое бойцов ожидали лишь взмаха флагом. Когда флаг опустился, они медленно поехали навстречу друг другу, с каждым шагом все ускоряя ход. Перейдя на бешеный галоп, они столкнулись в центре арены — копье золотисто-зеленого мазнуло по нагруднику красно-белого, но не сбило его с ног, и рыцарям пришлось разворачиваться для еще одного раунда. Казалось, что силы равны, и ни один из них не был достаточно силен, чтобы сбить своего оппонента с лошади, но в конце концов копье золотисто-зеленого врезалось в шлем соперника, и тот, пошатнувшись, медленно, словно сам воздух замер после оглушительного удара, осел на землю. Его конь всхрапнул и принялся бить копытом, словно побуждая своего хозяина подняться.

Тот все же встал, посмотрел на золотисто-зеленого, чуть поклонился и отсалютовал мечом.

Трибуны зашлись в экстазе — никогда прежде они не видели, чтобы этот рыцарь был сбит с лошади, и сегодня был поистине великий день. Те, кто поставил свои деньги на золотисто-зеленого, вмиг разбогатели. Радости их не было предела, а победитель турнира выехал в центр, купаясь в лучах славы.

Ричард Дэйн был готов от злости проглотить свой миленький бордовый берет, но вот генерал Мартин от восторга даже затопал ногами. Артур положил в рот последний леденец, посасывая его и наблюдая за бешено ревущей толпой. Факелы потухали один за другим, но это мало кого интересовало, даже стража отвлеклась на неожиданный финал турнира, пока не стало слишком поздно, и арена не погрузилась в слишком уж непроницаемую тьму.

Никто уже не обращал внимания на то, что творилось у одного из рыцарских шатров — настало время праздновать победы, и одинокий рыцарь, направляющийся к золотисто-зеленому шатру, уже не вызывал таких восторгов, как полчаса назад. Спешившись у шатра, рыцарь вздохнул, поднял руки и стащил с головы закрытый шлем.

— Ты молодец, — раздался чей-то мягкий голос со стороны, и девушка (а это была именно она), резко обернулась и прыгнула вперед. — Эй, эй! Полегче! Кххх... — паладин закряхтел, когда его сжали в стальных объятиях. Демоны, кто бы мог подумать, что у девчонки такая хватка?! Впрочем, Фаррел уже привык к тому, что Аманда не перестает его удивлять.

— Я победила! Ты видел?! Нет, ты это видел? — закричала она своим пронзительным голосом прямо в ухо несчастного. — Я победила, победила! По-бе-да!

— Да, я тебя прекрасно слышу, а теперь, пожалуйста, прекрати орать, пока я не оглох, — жалобно сказал рыцарь, но на лице его играла довольная улыбка. — Ну что, отметим твою первую настоящую победу?

— Еще как! — с энтузиазмом воскликнула виконтесса.

Шум снаружи внезапно прекратился, но буквально через секунду он сменился на громкие крики, плач и оглушительный вой. Десятки теней напали на своих хозяев и принялись рубить их на части, люди гибли десятками, все ломились к выходу, те, кто падали, уже не вставали. Трибуны залили кровью, тех, кто забрался под скамейки, тени вытаскивали наружу и безжалостно убивали.

Артур спокойно наблюдал за этим массовым смертоубийством, его соседи даже не успели подняться с кресел, когда две тени срубили их головы. Кончик языка слизнул попавшую на губу капельку крови, лорд Грейв поднялся и быстро пошел к выходу из ложа, который вел прямо к его карете. Тени продолжали крушить арену, разве что не разрывая человеческие тела на части.

Как только Аманда услышала крики, она тут же схватила щит и меч, валяющиеся в ее с Фаррелом шатре и кинулась назад. Краем глаза она заметила Грейсона Тенелома, который оседлал лошадь и мчался к трибунам. Девушка ужаснулась открывшейся ей картине: кто мог напасть на мирных граждан столь подло и кровожадно? Но слава Свету, ее братья по оружию не успели уехать, а потому у них был шанс спасти хоть кого-нибудь.

Фон Ауффенберг лишь пожалела, что ее мечта отправиться на фронт так и останется неисполненной. То тут, то там вспыхивал ослепительный Свет, разгоняющий тени, но девушка пока не слишком умела управлять чистой энергией Света, а потому полагалась только на свой меч.
Группа паладинов весьма успешно теснила злобных тварей, однако те огрызались с безумной яростью и многих, очень многих людей спасти не удалось. В конце концов, тени исчезли, растворились в непроглядной тьме. Арена была покрыта кровью, изувеченные тела валялись повсюду, некоторые еще были живы, но спасти их вряд ли удастся, раны были смертельны. Страх поселился в сердцах выживших, лишь немногие из них могли самостоятельно идти, остальные попадали за пределами арены и, либо отключились, либо их начало тошнить.

Артур остановился у своей кареты и жестом подозвал слугу, который все это время охранял собственность хозяина.

— Эдвард, у тебя еще остались те луносветские леденцы? — голос юного лорда был невероятно спокоен и холоден.

— Конечно, господин, — старик протянул парню небольшую жестяную коробочку, из которой тот достал конфетку и положил ее в рот. — Желаете отправиться в поместье?

— Подождем немного, сразу уезжать будет неправильно.

...Аманда стояла на коленях, опираясь о собственный щит, и тяжело дышала. Кто-то прошел мимо, в спешке пихнув ее и даже не извинившись, но она этого не заметила. Ее светлые волосы были покрыты кровью — она пыталась вытащить раненых, некоторых волокла на собственной спине, но все равно не спасла всех. Чьи-то тяжелые шаги за спиной заставили ее вздрогнуть и выпасть из своего ступора, и она медленно подняла лицо, прищурившись и пытаясь понять сквозь затянувший глаза туман, кто перед ней.

— Аманда?.. — голос был ей до боли знаком.

— Фаррел... — тихо просипела девушка и ухватилась за предложенную руку, медленно поднимаясь. Щит ее упал на песок. У нее не было больше сил даже держать его в руках. — Что... что произошло?
Ее друг-паладин нахмурился.

— Не знаю. Лорд Грейсон немедленно отправился в город, доложить о произошедшем Матиасу Шоу и королевской гвардии. Я уверен, что он разберется и виновные будут сурово наказаны. Как сама?

Девушка только молча покачала головой. Она была явно шокирована: до сих пор она ни разу не была на фронте и ей не доводилось видеть столько смертей, жестоких и бессмысленных. Ей не доводилось видеть, как на ее руках умирают раненые. Только сейчас она поняла, с чем на самом деле все это время сражались рыцари Ордена, и с холодной отстраненностью Аманда осознала — сражались не зря. И не ради денег, славы или забавы, а потому, что по-другому было нельзя.

Артур закурил. Сигарета всегда успокаивала его, хотя курил он нечасто, лишь в самых экстренных ситуациях.

— Сэр, думаю, пора уезжать, скоро сюда прибудут паладины и жрецы из Собора.

— Спокойствие, Эдвард, я жду, Осами сказала, что сегодня тот самый день, — юноша стряхнул пепел и продолжил холодно оглядывать пострадавших.

Через несколько минут он увидел ее — она проходила метрах в двадцати, поддерживаемая высоким темноволосым мужчиной с длинным уродливым шрамом через все лицо... Ее светлые волосы были мокрыми от крови, а лицо ее было бледным, как смерть. Молодая, довольно миловидная, хоть и не красавица, она была закована в латы, а ее меховой плащ, накинутый на плечи, был изорван в клочья. Она шла, спотыкаясь, но вроде не была ранена — просто выбилась из сил.

Но вот ее глаза...

В глазах ее застыл не ужас, не ненависть, и не страх — это было выражение непонимания, будто она впервые видела смерть в таком количестве. Это был просто взрослый ребенок — до сего момента. Ей пришлось повзрослеть, никто не давал ей выбора, и она дрожала.

Артур лениво бросил сигарету на землю, провожая девушку взглядом. О, ему нравилось подобное состояние. С трудом сдержав дрожь в руках, он кивнул Эдварду:

— Пожалуй, поедем и побыстрее, — негромко прошептал он, забираясь в карету.

А девушка исчезла — затерявшись в толпе, она пропала, как призрак. Но этот взгляд обжигал, словно пламя. Именно так люди становятся собой, когда стираются границы, именно так они превращаются из граждан в солдат.

Фаррел увидел, что Аманда смотрит куда-то в сторону, и обеспокоенно прошептал:

— Что случилось? Ты что-то увидела?

Та покачала головой.

— Нет. Ничего. Пойдем домой... отведи меня домой, пожалуйста.

ID: 13350 | Автор: Mr Grave
Изменено: 6 июня 2013 — 14:12

Комментарии (4)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
6 июня 2013 — 13:41 Капитан Гномереган Лурий

Интересненько вышло)

6 июня 2013 — 13:48 Мурлыка
просо

Любопытный отыгрыш.

6 июня 2013 — 16:29 Ferrian

Неплохо, но скорее похоже на фанфик, чем на отыгрыш нескольких игроков. Всю первую половину с описанием турнира писал один человек?

6 июня 2013 — 16:48 Mr Grave

Нет, оба писали.