Антиквариат из Ордил'Арана Первосортная кель'дорайская придурь

Гильдия Северный Калимдор
Инвар Воронье Крыло
Тесмена Блёклые Сумерки

И была новая ночь, и снова докладывала Айлинна-швея белокурой Жанай, местной торговке снастями, что сосед-то её, Инвар, опять к своей эльдре’таласской чародейке побежал, и дня белого не дождался, чтобы народ не смущать.

Какие только домыслы не соскакивали с длинных их языков! Что работает длинный угрюмый эльф на Надзирательниц (упомянут был и некий прошлый инваров грешок), и что замыслил он всех высокорожденных повывести, и что сам он тех кровей, вот и с причудами… В одном сходились: околдовала беднягу короткоухая, как есть, околдовала!

Околдовала, нет ли, и был ли коварный план — Инвару соседские пересуды сроду были безразличны. В назначенное время на ступеньках чародейской лавки раздались его шаги.

Да только лавкой зал за гладкой дверью и тонкими занавесями назвать-то теперь можно было с трудом. Пусть и широкий прилавок, и стопки свитков, и шкафчики с реагентами, и чудного вида чародейский инструмент оставались на месте, все безделушки, что раньше назывались товаром, пропали.

Получилось просторнее — и, по словам одного из молодых друидов, коего отрядили для переделок и перепланировок, «во всю их зряшнего рода придурь». Комнаты чародейка украсила от души, чего только стоило то истерзанное магией деревце с дымчатыми листьями! Тонкий его ствол и щуплые ветви выступали прямо из резных настенных панелей, корни уходили в мрамор с загадочными надписями да в пол. На бороздчатой коре сидели себе мерцающие лягушки, сестрицы той, что вход сторожит, и зыркали на гостей.

Инвар неопределённо хмыкнул. Как по его опыту, так «придурь» была ещё очень умеренная и вполне здоровая. Оставалось гадать, надолго ли чародейки хватит подстраиваться под местные обычаи, возмутительно, по меркам высокорожденных, скромные.

В глубине зала хлопнуло. Наконец-то из-за занавесей появилась и сама хозяйка и её древень. Прислужник потащил наверх плошку с черенками из сада, а Тесмена поспешила навстречу гостю:
— Чаю? Вина? Торговец должен скоро объявиться.

— Торговец? — эльф вопросительно приподнял бровь. — И да, чаю.

— Тот, что камни обещал привезти.
Чародейка присела на кушетку и жестом пригласила Инвара в свой черёд как-нибудь устраиваться.

Низенькая мебель тоже осталась на своём месте. Казалось бы, рассчитана на посетителей — так могла бы и по эльфийским обычным меркам быть. Но что хозяйке до чужих забот?

Совершенно несоразмерный мебели гость уселся рядом с Тесменой: высотой кушетка была в самый раз для того, чтобы вытянуть ноги и при этом не чувствовать особенных неудобств. Угнездившись, снова неопределённо хмыкнул: при всей чародейкиной любви к драгоценным минералам оставалось лишь надеяться, что достойных оправы камней будет не слишком много.

Древень подал чай, фрукты и сладости — но стоило Тесмене взять в руки чашку, как стукнула дверь:
— Госпожа, — тот самый торговец, молодой эльф, разодетый на манер круглоухих чужестранцев, принялся раскланиваться с хозяйкой — да прервался, заприметив посетителя:
— Я подожду.

— Это Инвар, — чародейка взмахом ладони остановила суетливого гостя, — ему тоже любопытно, что ты собираешься предложить.

Эльф широко улыбнулся, присел на крохотную банкетку и первым делом выставил на столик статуэтку, совсем небольшую, с ладонь. Толстобокие усатые рыбы, вырезанные неведомыми чужестранцами, выпрыгивали из беспокойных нефритовых волн.
— В этих землях умеют работать с камнем, пусть иначе, чем мы.
Следующей оказалась шкатулка с гранатами: и желтоватыми, и тёмно-красными, и травянисто-зелёными.

Шустрого торговца и нефритовых рыб Инвар, считай, оставил без внимания: только и досталось им, что ленивый взгляд да снисходительный кивок. Зато гранаты в шкатулке вызвали знакомый уже чародейке блеск в длинных лисьих глазах. Эльф почти каждый камень осмотрел, придирчиво щурясь: некоторые оставались в ладони надолго, иные возвращались в шкатулку почти сразу, а прочие и вовсе удостаивались лишь мимолетного касания.
— Неплохи, — вердикт был краток: уж парой ли новых колечек, дюжиной шпилек ли, а появятся у чародейки обновки.

В эльфийкины руки заморская статуэтка попала надолго — и так её вертела Тесмена, и эдак, любуясь и вправду тонкой работой. Гранаты же чародейку не удивили: даже хоть один тронуть, проверить, как держат чары, не захотела, лишь поджала губы и спросила:
— И это всё?

Торговец усмехнулся и раскрыл перед высокорожденной ещё две шкатулки: с нефритовыми пластинками, гладкими, пока без резьбы, и с опалами — жёлтыми, как чародейкины глаза, алыми, и даже с одним чёрным, отливающим зеленью.

Опалам хватило всего одного взгляда: хороши были, ох, хороши! Вздох, прорвавшийся таки сквозь стену инваровой невозмутимости, свидетельствовал о том, что треклятых шпилек и колечек у Тесмены прибавится в разы. Эльф осторожно покосился на чародейку, втайне надеясь, что та захочет использовать по какому-нибудь совсем не ювелирному назначению хотя бы половину приглянувшихся ему камней.

— Этот прямо как для тебя, — высокорожденная тронула пальчиком редкий чёрный опал и улыбнулась Инвару. Шкатулку с нефритовыми пластинками она деловито придвинула поближе, взмахнула над ней ладошкой, шепнула заклинание и замерла с крайне сосредоточенным видом, будто прислушивалась.

Инвар только и выдавил в ответ, что рассеянное «угу» и короткий кивок: слишком уж увлёкся двумя крупными овальными желтыми камнями. Вдоволь насмотревшись на игру переливчатых бликов, он повернулся к чародейке, приложил один из камней к мочке её уха, развернул, снова рассеянно покивал и занялся не менее пристальным изучением каплевидных алых.

Тесмена фыркнула и устремила на эльфа укоризненный взгляд. Торговец кашлянул, постарался спрятать улыбку — да мог бы и не пытаться, ни придирчивой его заказчице, ни длинному её приятелю не было до юноши дела.

— Опалы, нефрит и статуэтку, — резюмировала чародейка, по-своему истолковав манеры торговца.

Тот спорить не взялся и лишь добавил, обращаясь к Инвару:
— Если будет угодно, к следующей луне я могу доставить ещё.

— Этого хватит, — мрачно отозвался Инвар, отодвигая шкатулку.
Объёмы работ, конечно, не колоссальные, но и давать чародейке повод злоупотреблять обеими его слабостями — к ней и к опалам заодно — не хотелось. Впрочем, покосившись на Тесмену, от взгляда которой завеяло всеми снегами Нордскола, эльф поспешно добавил:
— Разве что через пару лун… Пожалуй…

Молчаливый древень с пухлым кошельком был тут как тут, предугадывая волю хозяйки. Торговец пересчитал монетки, покивал и снова поднял глаза на Инвара:
— Куда мне прибыть?

— Да сюда же, — кисло ответствовал тот и многозначительно кивнул на чародейку. — Камни, знаете ли, лучше подбирать под того, кто их будет носить.
Одно только Инвара смутно беспокоило: легкость, с которой он во всё это совершенно добровольно ввязывался.

— А, — разочарованно протянул эльф, но тут же поправился: — Да-да, конечно же.
Юноша только успел обрадоваться ещё одному покупателю, обругать себя мысленно за непредусмотрительность и малый запас камней, но, видать, меж этими двумя был свой расчёт.
— Рад был встрече, госпожа. Хранит вас Элуна, — юноша учтиво распрощался и с Инваром, но вдруг спохватился, и, явно смущённый, снова повернулся к Тесмене:
— Вы не могли бы передать письмо для Латты?

Чародейка вздохнула раздражённо и кивнула. К покупкам присоседился лист бумаги, свёрнутый да запечатанный, эльф торопливо раскланялся снова и скрылся с глаз.

Инвар потянулся было к шкатулке, но вовремя занял ладони остывающей чашкой и только кивнул в ту сторону, как бы ненароком поинтересовавшись у чародейки:
— Что ты хочешь?

— Всё, что ты сможешь из них сделать, — ответила та. — Хотя брошь у меня уже есть.

Инвар только плечами пожал: всё, так всё — и откуда только взялась эта внезапная покладистость, одной Богине известно.

— Ещё чаю? — предложила Тесмена.
Древень снова поскрёб корнями вокруг столика: прибрать пустую посуду, отнести наверх статуэтку и шкатулку с нефритом, письмо — спалить в ближайшей жаровне. Опалы, все до единого, чародейка оставила Инвару — видит небо, до чего же занятны были эти жадные взгляды и восхищённые вздохи обычно угрюмого эльфа.

— А вот теперь, пожалуй, вина, — покивал Инвар, ошалевший не столько от такой внезапной щедрости, сколько от груза ожиданий, свалившегося на него вместе с этой шкатулкой.

— Сейчас, — кивнула и Тесмена.
Эльфийка поднялась, чтобы самой выбрать вино поинтересней, да на полдороге передумала и лишь махнула древню:
— То, северное.

Снова устраиваться на подушках она тоже не захотела — а прильнула к Инвару, скользнув ладошками по его плечам и груди, благо, разница в росте с эльфом сидящим такие маневры уже позволяла.

— У меня теперь есть дивная купальня, — проворковала женщина. — Масло с жасмином и кедром и занятное заморское вино…

— Именно занятное? — усмехнулся Инвар, приобнимая Тесмену.

— Странный вкус, — подтвердила она, — но что-то в нём есть.

Эльф чуть сощурился, будто взвешивая варианты, и с сомнением протянул:
— А изысканные закуски вроде обворожительных и весьма коварных чародеек к нему прилагаются?

Тесмена прижалась к эльфу покрепче, запустила пальцы ему в волосы и шепнула в длинное ухо:
— Прилагаются, если кусать осторожно.

— Тогда, похоже, выбора у меня нет, — отозвался Инвар, да таким тоном, будто хотя бы намек на этот самый выбор у него вообще был.

* * *

Те же из кумушек, что не были озабочены теориями приворотных зелий и заговоров с участием Надзирательниц, сходились в одном: странный был у Инвара вкус. Как есть — кель'дорайская первосортная придурь.
— Странный-то странный, — кивала задумчивая Адданар, — да может, что-то в ней, в этой горделивой маленькой колдунье, есть?..

ID: 13284 | Автор: esmene
Изменено: 29 мая 2013 — 11:15

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
29 мая 2013 — 12:09 В основном безвредная Хозанко
Жанай, местной торговке снастями

Выжила, значит...

29 мая 2013 — 12:20 Ever-facepalming Nerillin

Шифруется :3

29 мая 2013 — 12:54 Капитан Гномереган Лурий

Отвечу от лица Даренара:
- Классное название!

29 мая 2013 — 14:16 Zenov

Каждый раз, когда вижу этот лог в трекере, читаю "Первосортная кель'дорайская дурь". И сразу так интересно!

29 мая 2013 — 14:33 WerewolfCarrie

А главное, отражает всю суть отыгрыша ;)