Антиквариат из Ордил'Арана Оправа для чародейки

Гильдия Северный Калимдор
Тесмена Блёклые Сумерки
Инвар Воронье Крыло

Древень-прислужник принёс в Рут'теран письмо: свиток на валиках тёмного дерева, скреплённый узорчатой лентой. Тушью по шёлку выведена цветущая ветка миндаля. Рядом — монограмма чародейки и несколько строк:

«Только вчера они были робкими бутонами, а теперь расцвели и дразнят, жестокие, сладким своим ароматом: ведь их целует солнце, их ласкает ветер, мне же и в этот долгий день спать одной.
Взойдёт луна — спрошу её об удаче: может, следующим утром сквозь шелест ветвей я услышу и шум крыльев ворона.»

К хозяйке древень вернулся с белой хризантемой в ветках - а заскучавшие было рут'теранские сплетницы мгновенно выдвинули с десяток новых версий разворачивающегося действа.

·

Уже светало, когда на пороге лавки объявился Инвар — как обычно, мрачный, как обычно, в черном. Тем белее казался лепесток миндального цветка, приставший где-то по пути и легкомысленно устроившийся на рукаве.

Дверь была заперта, но стоило появиться именно этому эльфу, как за ней зашуршало, заскрипело, и древень-прислужник впустил Инвара.

Лавку тускло освещала всего пара-тройка небольших светильников. Жаровни в зале были потушены, но запах благовоний всё ещё насыщал воздух. Древень чуть посторонился и придержал занавеси для гостя, сопровождая того к лестнице наверх, с низкими, под стать хозяйке, перилами.

Высота перил вызывала у эльфа легкое раздражение: резное дерево было слишком приятным на ощупь, но не наклоняться же было, в самом деле. Впрочем, раздражение разных степеней тяжести у длинного Инвара вызывало почти все, что находилось в доме чародейки, и по вполне объективной причине: было или коротким, или низким. Благо, хоть дверные проемы не норовили припечатать в лоб.

Одна из раздвижных дверей на верхнем этаже, особенно многостворчатая и богато украшенная резьбой, в этот раз была открыта. Оказывается, за ней скрывались ещё одни резные перила и вид на цветущий сад.

Тесмена стояла у ограждения с бокалом сладкого ликёра и любовалась цветами — пока её не отвлёк шум шагов. Эльфийка обернулась, улыбнулась долгожданному гостю и, чуть коснувшись губами кончиков пальцев, отправила тому воздушный поцелуй.

Атласный блеск её антрацитового платья дополняли только кружево в тон, на воротничке и манжетах, кулон с крупным опалом в изящной оправе, и одно-единственное кольцо из такого же голубоватого металла. Пышная, тщательно напудренная коса, была украшена лишь небольшим резным гребнем из тёмного дерева, а серёжек в ушках и вовсе не было.

Этим вечером высокорожденной не раз пришлось наступать на горло собственной песне, горько вздыхать и над ворохом платьев, и над шкатулками с драгоценностями, но таков уж был замысел: каждая деталь её наряда была подобрана так, чтобы кричать о том, какое неизгладимое впечатление Инвар Воронье Крыло произвёл на Тесмену Блёклые Сумерки. А то, что при этом она чувствовала себя не вполне одетой — так может оно и к лучшему?

Гость старания чародейки, несомненно, оценил: перестал омрачать своей угрюмой физиономией такой чудесный рассвет и даже улыбнулся как следует, почти ровно — неужто тренировался на досуге? Богиня весть. Воздушный поцелуй же был пойман на лету и прижат ладонью к груди в полупоклоне.
Пара шагов — и щеку маленькой чародейки щекотнуло легким, осторожным даже, прикосновением, а сверху раздалось ироничное:
— Луна, верно, благосклонна к твоим просьбам.

— Ох, слышали бы тебя жрицы, — пробормотала Тесмена сквозь блаженную улыбку.
Она чуть прижалась к эльфу, прикрыв глаза, но вскоре, с видимой неохотой, отстранилась — нужно было куда-нибудь пристроить полупустой бокал, пока он не выскользнул из рук.

Благо, совсем рядом стоял и длинный столик, и кушетка и кресла — так, чтобы вид на сад мог дополнить и неторопливую беседу за чашечкой чая. На полированной столешнице, в расписной вазе, красовалась белая хризантема. Рядом с ней теснились не менее изящные и расписные тарелочки с сыром и фруктами, открытая бутылка, ещё один бокал и несколько небрежно сложенных свитков. Среди всех этих вещиц, будто бы невзначай, приткнулась и раскрытая шкатулка с драгоценным камнем: крупным и гладким каплевидным опалом.

— Если парочка этих самых жриц не прячется в твоем саду, я совершенно спокоен, — Инвар чуть качнул головой и отошел к столу.

Ликер щедро плеснулся в оба бокала. Свой эльф почти проигнорировал: пригубил и отставил до лучших времен. Без внимания остались и закуски. Зато шкатулка с камнем вызвала заметный интерес. Инвар окинул опал оценивающим взглядом, провел пальцем по полированному бочку, неопределенно хмыкнул.
— Неплох, неплох, — снисходительно прокомментировал он. И вопросительно посмотрел на чародейку: откуда, дескать, и что здесь делает?

— Прислали в уплату за чары, — ответила Тесмена и вздохнула с досадой:
— Ума не приложу, что с ним теперь делать. Местным ювелирам отдавать — только портить.

Инвар покивал, выражая согласие с недовольством Тесмены по поводу уровня местных мастеров. Взял камень в руки, покачал на ладони, подставил под свет, сосредоточенно и детально осмотрел каждый блик, даром, что на зуб не попробовал. И лукаво сощурился, развернувшись к чародейке:
— Уж не предлагаешь ли ты мне вспомнить старые времена и всё, чему я так толком и не выучился?

— По-моему, это предлагаешь ты, — в жёлтых глазах чародейки засверкало веселье. — А я соглашусь. Не хочу ни продавать его, ни отсылать обратно, ни хоронить среди бесполезного хлама.

Камень лег на темную ткань платья Тесмены. Инвар критически его осмотрел, перевернул, снова перевернул и, наконец, удовлетворенно покивал. Усмехнулся:
— Оправу бы где-нибудь набросать... Тогда и посмотрим, так же ли низко я паду в твоих глазах, как местные ювелиры.

Высокорожденная улыбнулась в ответ, глянула на Инвара, на приземистый столик с закусками — и поманила эльфа за собой.

За очередной раздвижной дверью, открывшейся, стоило только чародейке подойти поближе, находилась, судя по всему, то ли её библиотека, то ли мастерская. Вдоль стен выстроились высокие шкафы с книгами и свитками: и открытые, и с застеклёнными дверцами. У окна стоял широкий рабочий стол, — аккуратно прибранный, — но вслед за чародейкой в комнату пробрался древень, вытащил чистой бумаги, письменные принадлежности, придвинул массивное кресло — и удалился.

Инвар не без вздоха уселся за стол, под которым было совершенно некуда деть ноги: колени норовили подпереть столешницу, да и кресло было явно низковато. Более-менее угнездившись, придвинул поближе чистый лист, повертел в пальцах камень, покивал каким-то своим мыслям — и начал расчерчивать бумагу длинными уверенными штрихами: контуры камня, завитки оправы, тени и блики.

Минутами напряженной тишины позже эльф, наконец, откинулся на спинку, развернул листок к чародейке и вопросительно на нее воззрился.

Тесмена всё это время никак не могла определиться: то ли эльфом любоваться, то ли за работой его следить.
— А оправа, — выдохнула она рядом с ухом Инвара и вытянула на уровне его глаз ладошку с единственным кольцом, — сплав будет такой же?

Инвар помялся, заключил ладошку чародейки в свою, выдохнул:
— Вот этого обещать не могу. Составить такой же сплав попробую, но не уверен, что действительно помню все пропорции.

И эльф задумчиво покачал головой. Подумать только: день только начинался, а эта маленькая чародейка уже свила из него пару сотен метров отличной веревки.

ID: 13056 | Автор: Ever-facepalming Nerillin
Изменено: 12 мая 2013 — 1:50

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
28 апреля 2013 — 2:52 Леани

Они совершенно прекрасны.
Включая древня! :)

28 апреля 2013 — 5:34 Ever-facepalming Nerillin

О, да :3
*собирает дедушку тряпочкой в ведерко*

28 апреля 2013 — 10:56 esmene
*собирает дедушку тряпочкой в ведерко*

Ох-ох-ох, ежели Инвар выполнит задуманное, придётся и Тесмену собирать в блюдечко для варенья.

28 апреля 2013 — 10:52 esmene
Включая древня! :)

Бонус: На самом деле в играх приняли участие разные древни, но уверенно отличать их друг от друга может лишь сама чародейка :)

28 апреля 2013 — 14:06 Леани

Обожэ, их несколько!
*схлопнулась*

28 апреля 2013 — 15:41 esmene

/me коварно хохочет и делает новую зарубку на... на... на крышечке ноутбука, вот!

28 апреля 2013 — 15:48 esmene

Бонус номер два:

Фотосессия была маленько не про то, но эта картинка вполне в тему беседы :)

29 апреля 2013 — 0:42 Леани

*слюни и безумный взгляд*

29 апреля 2013 — 1:18 Ледолап

Годнота.