Антиквариат из Ордил'Арана Все сорта коварства

Гильдия Северный Калимдор
Тесмена Блёклые Сумерки
Инвар Воронье Крыло

Драгоценные перья были переданы древню, для сохранности. Тесмена шепнула слуге очередную порцию распоряжений, и тот, неторопливо перебирая корнями, отправился обратно в лавку.
— И как же их готовят, осьминогов? — с очаровательной улыбкой Высокорожденная вернулась к беседе.

Инвар чуть было не ляпнул обычное в таких ситуациях: "Молча," — но вовремя передумал.
— По-разному, — процедил он, смерив чародейку подозрительным взглядом. — Варят, запекают, обжаривают. Способов подачи же — великое множество.
Потоптавшись на месте пару мгновений, эльф добавил:
— Дайте мне пару минут, — и, не дожидаясь ответа, развернулся и скрылся в дверях.

Чародейка тихонько фыркнула и, проводив взглядом эльфа, принялась рассматривать террасу. Гиппогрифов она сочла за лучшее предоставить самим себе — кто знает, что может быть на уме у этих животных? — и тихонько дожидалась Инвара подальше от гнёзд.

Гиппогрифы в ответ чародейке уделили ровно столько же внимания: спали, флегматично чистили перья и не менее флегматично обменивались посвистами, щелчками и прочими не поддающимися классификации звуками.

«Пара минут» показалась чародейке чуть ли не вечностью, наполненной подозрительным шуршанием, коварно стихавшим, стоило ей обернуться.

Мрачный Инвар материализовался в дверях. Как выяснилось, переодевался: на нем образовалось нечто длиннополое, без каких бы то ни было изысков и украшений — и не менее мрачного и лаконичного черного цвета.
— Пойдемте уже, — буркнул он. Подставил было по неизвестно когда образовавшейся привычке локоть, но, оценив масштабы трагедии, именуемой разницей в росте, замялся. Неужто опасался, что и это чародейка сочтет за издевку?

И верно — женщина, только что бросавшая на него восхищённые взгляды, нахмурилась и брезгливо скривила губы.
Тесмена отстранилась, собравшись было оставить Инвара наедине со всеми его шуточками. Да разглядев его смущение — и протянув паузу, чтобы как следует тем насладиться — фыркнула и сладко улыбнулась.
А затем легонько прижалась к эльфу и погладила, провела пальцами по его локтю — лишнее это, мол. Убери.

Убрать так убрать, дважды просить было не нужно. Руки деть было особенно некуда — потому Инвар сложил их за спиной и учтиво кивнул в сторону дорожки к выходу со двора (по дарнасской традиции, сквозь нарочито неплотно подогнанные камни пробивалась трава) и... Улыбнулся? Показалось. Не может такого быть. Не с этим мрачным типом, от взгляда которого в особенно плохие дни, по свежей местной легенде, вяли соседские хризантемы.

·

— Так места у пирса не в почёте? — всё сыпала вопросами болтливая чародейка по дороге к морю. — Мне казалось, там-то как раз и рыба свежее, и вид получше…

Чудно это было, непривычно: полагаться в кулинарных делах не на собрата-высокорожденного, а на местного жителя. Но в том-то и дело, что им, при всей их невзыскательности (ну вот один так называемый «парадный» наряд её спутника чего стоит), здешние порядки известны много лучше.
— Где же тогда стоит провести чудесное утро за беседой, сперва воздав должное таланту повара и винодела?

Инвар хмуро молчал почти всю дорогу, изредка только направляя чародейку: "Налево, направо, осторожно, олень..." — и неудержимо двигался в направлении известного ему одному места "с лучшим видом на рассвет".

Хозяйкой этого самого места оказалась полноватая эльфийка с шикарной бирюзовой косищей — в руку толщиной, не меньше! Инвару, окликнувшему ее по имени, досталась хитрая улыбка, Тесмене — не менее хитрый изгиб брови. Сощурившись, Ашай промурлыкала, что лично проконтролирует процесс приготовления блюд.

Открытая терраса, возведенная прямо над плещущимися волнами, была почти пуста. Мечтательного вида девчонка в одеянии храмовой послушницы в дальнем углу за публику могла не считаться. Пирса с этой террасы, благодаря кроне унесенного недавним катаклизмом в море дерева, видно не было — а заодно и восточных кораблей с их круглоухими пассажирами, и мрачноватого вида часовых, да и портовый шум сюда не доносился.

Хозяйкина косица удостоилась мимолётного оценивающего взгляда Высокорожденной. Остальная же обстановка едальни, ничем более не примечательная, вызывала лишь сомнения — не окажется ли местная стряпня столь же разочаровывающе обыденной.
Но жить сомнениям довелось не дольше, чем Тесмене понадобилось, чтобы подойти к перилам: вид отсюда открывался и впрямь восхитительный. А что же будет, когда взойдёт солнце?
— Как прекрасно, Инвар, — маленькой чародейке пришлось по вкусу место у края террасы. Пусть ветер всё порывался растрепать волосы, зато ничего не мешало созерцать лунные блики на волнах.
— Под такой вид осьминогов здесь могут подавать хоть сырыми, вряд ли кто-нибудь заметит. Здесь всегда так тихо?

— Почти всегда, — пробубнил Инвар. — Ашай занимается всем этим, по большей части, для себя и своей весьма многочисленной родни, нежели для посетителей. Хотя, для такой погоды и этого времени суток народа действительно мало.

Пахнуло чем-то сладким, острым и пряным одновременно: давешняя обладательница шикарной косы выгружала на стол с широкого подноса блюда, тонкостенные бокалы зеленого стекла и приборы — а заодно и декорированную мхом бутылку. Последняя немедленно подверглась дотошному осмотру со стороны Инвара.
— Обижаешь, Воронье Крыло, — вкрадчиво проговорила хозяйка. — Когда это тебе в моем доме подавали поддельную дрянь?
Удивительно, но тот, вопреки обыкновению, даже не огрызнулся в ответ.

Перед эльфийкой оказалось пряно пахнущее блюдо, узкие полосы тёмного мяса вперемешку с овощами.
— А я здесь так почти никого и не знаю, — проговорила Тесмена, когда Ашай ушла, хитро улыбнувшись напоследок. — Не настолько моё ремесло почётно, как умение управляться с гиппогрифами.

Содержимое декорированной мхом бутылки плеснулось о тонкое стекло.
— Нильмешское, восьмилетнее, — прокомментировал Инвар с едва заметным на фоне его мрачного лица одобрением. — А что до знакомств, так вместе с тем вы лишены и большей части связанных с ними неприятностей. Отдельные личности могут быть весьма... Назойливыми.

Тесмена придвинула к себе наполненный бокал, покачала его, вдохнула аромат и пригубила вино. Эльфийка даже закрыла глаза, чтобы ничего не помешало ей оценить букет. Покатала напиток на языке, чуть помедлила — и улыбнулась.
— Чего она хотела, та Часовая? — кажется, именно об этой назойливости решил поговорить её собеседник. — Ко мне они однажды подсылали чужестранцев, чтобы устроить всё так, будто я торгую краденым.

— Чтобы я был, хм, поучтивее в следующий раз при разговоре с каким-то ее высоким начальством, если такое вообще когда-нибудь еще случится. Начальство, надо сказать, было весьма щедро и премного благодарно за работу, так что я, наверное, действительно перегнул. — Инвар хмыкнул. — Потом, впрочем, это зеленое недоразумение собрало в кучу пару прошлых фактов, и пару таких, от которых ощутимо тянет плесенью. Славно попрепирались.
И эльф невозмутимо пригубил вина из своего бокала.
— У вас, верно, публика бывает и... попричудливей, — последнее слово он процедил с особенным недовольством.

Тесмена фыркнула, потом тихонько рассмеялась и кивнула:
— Порой мне кажется, что каждая тварь, которая только есть в мире, считает себя обязанной появиться мне на глаза.

Свежий ветер снова взъерошил ей волосы и напомнил о том, что не стоит пренебрегать блюдами, источающими столь дивные ароматы, — остынут ещё. Сперва эльфийка занялась своей тарелкой, отделила тоненький ломтик мяса и — не без настороженности — попробовала труд подопечных Ашай. Потом отведала по чуть-чуть с оставшихся тарелок с закусками, чтобы ничего не пропустить. А на то, что досталось Инвару бросила вопросительный взгляд.

Тарелка подвинулась на пару дюймов к Тесмене: к содержимому Инвар еще почти не притронулся, да и большую часть внимания уделял выдержанному нильмешскому. И не без плохо скрываемой радости отметил:
— Мне повезло: гиппогрифы слишком ценны, чтобы их перепродавать всякому сброду. Н-да, Альянс — то еще сборище, — процедил он. — Впрочем, все познается в сравнении. Тролли смотрелись бы в вашей лавке еще... Экзотичнее. Не говорю уже о тауренах.

— На чучело я бы, может, и согласилась, — вновь фыркнула эльфийка. — Чтобы отпугивало остальных. А вы видели их... этих существ живьём?
Опустевший бокал Тесмена поставила поближе к Инвару — пусть наполнит; приподнялась на стуле, чуть наклонилась к чужой тарелке, и ловким движением сняла пробу и с этого блюда.
В конце концов, чародейка остановила свой выбор на моллюсках в сливочном соусе. А что делать — еды на столе было столько, что хватило бы на четверых таких эльфиек. Со всем сразу не справиться.

Бокал немедленно наполнился снова, а Инвар, наконец, занялся своей порцией.
— Изредка приходится бывать в Ночной Гавани, по делам с Кругом, — с известной долей досады протянул он. — В последнее время тауренов и троллей там действительно многовато. Остается надеяться, что это, равно как и все эти политические альянсы, временно.

Тесмена рассеянно кивнула.

·

За время трапезы и неторопливой беседы небо посветлело, и, наконец, окрасилось красным и оранжевым: над морем показался краешек солнца.

Тесмена молчала и задумчиво крутила бокал в ладонях, очарованная игрой бликов на беспокойных волнах. Таких огромных пустых пространств она, считай, почти не видала. Да и моря-то не видела, пока её жизнь снова не рассыпалась на части и не совершила очередной поворот.
Растревоженная эльфийка вдруг почувствовала себя совсем крошечной и беззащитной. Да что там — ещё недавно она была уверена, что не переживёт зимы. Время… Время развеет в пыль всё, чем была Тесмена Блёклые Сумерки, как лучи солнца затмевают лунный свет.
Чародейка шумно выдохнула и стиснула ладонями полупустой бокал.

Инвар, к тому моменту относительно просветлевший в лице — вино, несомненно, делало свое дело, — чуть приподнял бровь.
— Тесмена, с вами все в порядке? — осторожно и максимально дружелюбно, чтобы чародейка не заподозрила очередной мировой заговор против ее самооценки, спросил он.

— Да, ничего страшного, — тихонько ответила эльфийка. — Просто это была очень длинная и хлопотная ночь. Наверное, мне лучше пойти домой.
Она фыркнула, изогнув губы в вымученной улыбке, допила остаток вина в бокале одним глотком и добавила:
— Но кто знает, куда унесёт меня этот портал?

— Есть только один способ это проверить, — флегматично пожал плечами Инвар — и усмехнулся. Вышло кривовато, надо отметить, да и немудрено: подобные глупости он делал, по свидетельствам очевидцев, только по большим праздникам. Ох уж это нильмешское...

— Здесь? — взгрустнувшая чародейка чуть оживилась. Портал-то она имела в виду тот, дальний, до которого усталым ногам идти и идти. Но этот эльф — верно ли слышат её уши?! — кажется, упрашивал её колдовать?!

— Есть вероятность, что во-он та, — Инвар бесцеремонно ткнул пальцем в сторону все еще сидящей в уголке храмовой послушницы, — барышня может на вас кому-нибудь настучать. Но! По закону, вы имеете право этим заниматься, где пожелаете. Или все-таки не имеете? Что за порядки...
Эльф вздохнул и перевел на Тесмену ироничный взгляд своих лисьих глаз.

— Ну я же не глефомёт протаскивать собираюсь, право слово! — проворчала чародейка, мельком глянув на послушницу. О, суровых взглядов жриц она видела предостаточно, но что с того? Лавку-то держать ей позволили. Да и нельзя упустить случай похвалиться мастерством перед благодарным зрителем.
По всему видать, и здесь не обошлось без коварного нильмешского! Чародейка выудила из кошелька стопку монет — за вино и дары моря такой хватит с запасом. Поднялась со стула и, цепко ухватив спутника тоненькими пальчиками за ладонь, потянула и его за собой:
— Инвар, вы мне нужны. Только если мы сейчас окажемся у вас дома... — тут чародейка хихикнула, — будем считать это побочным эффектом.

Тот, конечно, поднялся.
— Главное, чтобы не в каком-нибудь из гнезд, — хмыкнул он. — Гиппогрифы посетителей не оценят, пусть даже таких...
Каких именно "таких", эльф решил не уточнять. Коварного нильмешского на большие рассыпания в любезностях уже явно не хватало.

— Ш-ш-ш, — Тесмена встала на цыпочки, чтобы прикрыть болтливому эльфу рот ладошкой. И так ведь мешал сосредоточиться.
Пальчики чародейки соскользнули Инвару на предплечье, сама она опустилась на пятки, закрыла глаза и несколько раз медленно вдохнула и выдохнула — а затем сделала резкий жест свободной рукой. И, кажется, в ней была зажата какая-то безделушка всё из того же вышитого кошелёчка.
Окрестные предметы медленно подёрнулись дымкой, перед глазами полыхнуло, и на долю мгновения закружилась голова.

·

Эльфы оказались в садике ровно за лавкой Тесмены, среди невысоких кустарников с яркими цветами, рассаженных притворно-хаотично, чародейских символов, выложенных камушками в траве, да фонариков и столиков из звёздчатого обсидиана, поблескивавшего в лучах солнца.

Реакция неизвестной послушницы на этакую выходку осталась при ней — где-то далеко внизу, у подножия Тельдрассила. Хитрая Айша наверняка отпустила пару весьма двусмысленных шуточек, но и она, и ее многочисленная родня, и тронутые солнечными бликами волны Сокрытого Моря — все теперь было далеко. Инвар усмехнулся, осмотрев окрестности.
— Можно даже считать, что я вас проводил, — хмыкнул этот феерический нахал. Чародейкину ладошку, впрочем, сбрасывать со своей руки он не спешил.

— О, — хитро улыбнулась чародейка, чуть отстранившись только для того, чтобы шагнуть вбок, на одну из широких, врытых в землю ступенек. Теперь ей не нужно было запрокидывать голову, чтобы глядеть на Инвара, их глаза оказались почти на одном уровне.
— Я как раз подумала, не угостить ли вас чашечкой чая...

Инвар медлил пару мгновений: судя по сосредоточенному выражению лица, сверял свое не вполне четкое расписание дел с образовавшимися возможностями.
— И действительно, почему бы вам этого не сделать, — с неподражаемой снисходительностью и вполне настоящей полуулыбкой протянул он.

ID: 12980 | Автор: Ever-facepalming Nerillin
Изменено: 12 мая 2013 — 1:49

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
16 апреля 2013 — 10:07 Леани

Это прекрасно.

Налево, направо, осторожно, олень...

А это прекрасно отдельно. :)

*оформляет подписку*

16 апреля 2013 — 10:11 Toorkin Tyr
Налево, направо, осторожно, олень...

читать скороговоркой!)

16 апреля 2013 — 10:20 Леани

Именно так и да. :)

16 апреля 2013 — 10:10 Toorkin Tyr

вы ж мои няхи.

16 апреля 2013 — 11:30 Ever-facepalming Nerillin

Уруру. А главное, игралось на одном дыхании - и время пролетело незаметно :)

16 апреля 2013 — 11:19 Чудесная Риканда

Бедный Инвар, ну он попал... ^_^

16 апреля 2013 — 11:29 Ever-facepalming Nerillin

Беда с этими старыми фетишистами.

16 апреля 2013 — 13:42 Too-ticky

Беда с этими хитрыми Высокорожденными, всех наших эльфов разберут :с
Отыгрыш чудесен)

16 апреля 2013 — 14:11 Ever-facepalming Nerillin

Изысканная чародейка, увы, дала сто очков вперёд любой дарнасской красотке в глазах ностальгирующего деда. Кабы он ее не придушил в порыве ностальгии, мда.
Спасибо :)

16 апреля 2013 — 15:10 esmene
Кабы он ее не придушил в порыве ностальгии, мда.

Кабы она сама его за дверь не выставила за такие фокусы: путать её, единственную и неповторимую, с призраками прошлого.

16 апреля 2013 — 17:55 Леани

Наш человек, наш. :)

16 апреля 2013 — 15:05 esmene
Бедный Инвар, ну он попал... ^_^

Вот почему никто не порадуется за маленькую чародейку?
Ведь та встретила эльфа, которому она по вкусу именно такая, какая есть.

Хотя кого я пытаюсь обмануть! ;) Ох, чую, напьётся ещё Инваровой кровушки эта сердцеедка.

16 апреля 2013 — 15:10 Ever-facepalming Nerillin
напьётся ещё Инваровой кровушки эта сердцеедка

Главное - дозированно. Отравится еще, опять ее откачивать.

16 апреля 2013 — 15:11 Чудесная Риканда
Ох, чую, напьётся ещё Инваровой кровушки эта сердцеедка.

О чем и я!

16 апреля 2013 — 15:17 esmene

А с другой-то стороны ежели приглядеться, окажется, что и дедуля не так-то прост.
Знает к чародейкам подход, да-да :)

16 апреля 2013 — 18:12 Dea

Шарман, черт возьми =]

16 апреля 2013 — 18:46 Ever-facepalming Nerillin

Спасибо!
Надеюсь, порадуем еще :)