Погружение Пламенные речи и холодные головы (18)

Шиоми

- Вы что, до сих пор не в курсе? Нет, что, серьезно? - Такое изумление читалось на ее лице, что казалось вот-вот она грохнется в обморок. - Да действительно, откуда бы остались у вас надзиратели? Культист попал сюда не просто так, ему помогла эльфийка, дочь матери Перламутровых, что прибыла с поверхности. Андарот, помнишь, все про манускрипт говорил? Так вот это не смола на полу, а древняя магия того манускрипта! Он перебил половину дворца, пока его не поймали, но эльфийка все еще внутри и жаждет мести. Это наш шанс и мы хотим бежать. Нужно помочь ей уничтожить хвостатых!
- Дочь наги - эльфийка? А вы все еще не ели? Голодные приблуды. Пойдемте, осталось немного в котле...
Шиоми цапнула Лину за руку, показывая, что объяснится с ней позже. Сейчас нельзя было упускать момент. Лина издала короткий неопределенный звук и запустила пятерню в светлые влосы. Все же рыжая, она и есть рыжая. Почувствовав красноречивый жест Шиоми, Лина чуть кивнула головой, надеясь что этого вполне достаточно.
- Да-да, пойдем перекусим, поговорим с вашими ребятами, потолкуем и с другом-надзирателем... Веди, парень, - ответил рабу Валентайн, закончив с пистолетом и вернув его на исходное положение.
- Надзирателей здесь нет сейчас. Они, похоже, разбираются с тем, что произошло. Я видел одного снаружи. Рыскал вдоль луж, смотрел.

Очаг пребывал впотьмах, лишь из колодца в своде пещеры проникал зелено-голубой свет морского дня. Одного этого колодца хватило бы, чтобы утопить рабов разом, подавив всякое сопротивление.
- А если он в нее попал, то скорее всего уже и издох, - жизнерадостно заметила Шиоми. - Мы сами видели мертвых змеемордых в коридорах.
- Как... Злорадно, - в свою очередь заметил Джаррет, с интересом осматриваясь, - а здесь всё неплохо продумано. Я так понимаю, мы уже пришли?
- Как... Догадливо, - подтвердила Шиоми. - Тут живут покорные рабы чешуйчатых, низко склоняющие головы перед господами.
- Да. Миски ищите справа от входа, только не гремите.
Скудный свет падал прямо на зеленевший бок котла. Там оставалась лужица супа.
- Да-да, не греметь, это ведь главное, - Джаррет пошел прямо туда, где можно было найти миски, во всяком случае, по словам раба. Взяв пару, он прямо-таки летящей походкой пробежал через грот, вскочил на самый высокий камень в пещере и, не обращая внимания на возможные возражения, начал сильно стучать посудой: - Подъем!
В ответ - тишина. Где-то даже послышался искусно подделанный храп.
- Рехнулся, - буркнула Лина. Но во взгляде, устремленном на Джаррета, был заметно откровенное любопытство.
Джаррет начал стучать мисками сильнее и кричать громче, намного громче. Честно сказать, он не был большим любителем подобных представлений, но ничего больше ничего не оставалось:
- Встаем, встаем! Время собрания! Поднимайте свои ленивые зады, рабы, и тащите их сюда. Тащите побыстрее!
Шиоми громко рассмеялась:
- Сборище серых мышек, что забились в норы. Даже когда змей нет, они боятся нос показать! Ну же, вам самим от себя не тошно, нажьи рабы? Дворец атакуют и нагам не до вас, вставайте, если не хотите умереть под руинами!
Нашелся один горластый, прохрипевший в темноте:
- Сукины дети, ща стражевая колдунья услышит ваши вопли и острастки ради приоткроет колодец. Надеюсь, вас раздавит вода, чтоб не мешали нормальным людям пережить этот проклятый день.
- Эй, мужик, выходи-ка сюда и скажи мне это в лицо, твою мать. Давай, вылезай! И остальных с собой прихвати! Идите все сюда, пока наг здесь нет, и я скажу вам вещи, которые вы давно хотите услышать. Я дам вам то, чего вы хотите больше всего - свободу! Хватит спать, давайте, вставайте! - закричал Валентайн в ответ и с грохотом бросил миски на пол.
Обладатель сиплого голоса зашаркал, поднимаясь и наведываясь к очагу. На его помятом загрубелом лице недовольство заметно даже в темноте.
- Ну? - промычал он, упершись в Джаррета взглядом. - Расскажи, в какой обстановочке ты хочешь сесть жопой на ятаган мирмидона?
Еще несколько человек перестали притворяться и оживились. Всем было интересно.
- Итак, сегодня, в этот день, вы сбросите с себя рабские оковы! Вновь станете свободными людьми! Станете такими, какими вы были раньше, и для этого нужно сделать всего лишь один решительный рывок! Давайте, поднимайтесь все и идите сюда, слушайте, слушайте потому, что я не буду повторять это дважды! Так вот... - Валентайн взял паузу, давая высказаться рыжей, которая, видимо, безумно этого хотела.
- А что, нельзя придумать менее тоскливую речь, соответствующую смертникам, которыми мы все станем, если пойдем за тобой? - спросил кто-то с пола. Да, это был гном. Никто не заметил, как он подобрался к котлу.
-...сегодня многие из вас видели, как мы уходили с культистом, - тут же продолжила за ним Шиоми. Не то чтобы она рвалась кого-то в чем-то убедить, но краем глаза внимательно отмечала сколько людей прислушивается. Слова гнома не заставили ее запнуться ни на секунду, наоборот, она стала говорить еще громче. - Во дворце неспокойно, и мы скажем вам что происходит! Андарот принес во дворец древнюю магию, призванную положить конец правлению наг, и коридоры полны мертвых мирмидонов. Это не смола на полу, - она указала рукой туда, где темнели вязкие лужи, - это работа магии. Все хвостатые сейчас заняты тем, что пытаются с ней бороться, и им нет дела до рабов. Мы сами спокойно вернулись сюда и, как видите, все еще живы.

А Лина незаметно подошла к гному и стараясь говорить как можно тише, поинтересовалась.
- Скажи мне, а случалось здесь раньше такое? Мятеж.
- Таким образом, это самый подходящий момент для того, чтобы ударить в самое сердце дворца и положить конец правлению хвостатых! Ты, гном, говоришь, что это всё самоубийственно, но ответь мне на один вопрос... Ответьте на него все вы! Вам хочется дальше работать на этих наг? Пресмыкаться перед ними и лизать их хвосты, чтобы они не делали вам больно? О таком жалком существовании вы мечтали, когда были детьми?! - вещал Джаррет, оживленно жестикулируя. Он стоял на этом камне, возвышаясь над всеми в пещере, и казалось, ничто не смогло бы его оттуда столкнуть. Его сильный, уверенный голос отражался эхом от стен пещеры, а во взгляде многие могли бы заметить блеск... Блеск свободы, - Вы хотите умереть здесь, на этом чертовом, всеми богами забытом дне, где вас мучают эти рыбы? Я не хочу, и поэтому призываю вас к действию. Повторяю, сейчас они как никогда уязвимы! Это ваш шанс вернуть то, что они отняли у вас, ваши жизни, вашу свободу! Вы слышите меня? Вы хотите вернуть их?!
- Здесь мы якобы предоставлены сами себе с самых первых дней, - мрачно резюмировал сиплый, отвечая за гнома. - Думали: что за рабство такое нелепое? Ну, некоторых. покрепче, забирали на какие-то работы, других еще куда-то - хрен знает. Как поступали с красотками, сами видели. А другие просто торчали без дела, заползающие наги лупили на нас свои зенки, спрашивали всякую чушь, изучали, били.
Но никто особо не стерег. Наш малыш-гном даже как-то в тихий час выбрался отсюда и пошел по недозволенным пещерам, пока его не поймали и не отрезали по два пальца с каждой ноги. Да у них даже наказания дебильные, клянусь квалдирской почкой!
- Потом они приоткрыли вот это, - поддакнул гном, глядя вверх, откуда сочился свет, - когда рабы не слушались. Мой друг попал под струю и разбился насмерть, ударившись о пол.
- И что, - сохраняя маску брезгливости на лице, спросила Шиоми, - вы собираетесь терпеть это всё и дальше, сидеть запертыми в этой каменной клетке до скончания времен? Бояться сделать что-то не в угоду змеерожим, чтобы не расшибиться в лепешку или не нарваться на ятаган? Какая же невыносимая судьба вас ждет.
Она осмотрела всех собравшихся сначала с жалостью, а потом ее взгляд словно просветлел, ликуя над темными, сломленными людьми. Губы ее тронула снисходительная усмешка, а в голосе появились вкрадчивые нотки:
- А что если я скажу вам, что мы в этот раз не с пустыми руками пойдем на наг? - Она достала из кармана манускрипт, чтобы все его увидели. - Что теперь нам под силу одним желанием забирать у них жизнь, что мы можем отомстить за украденные годы? Неужели вас никто не ждет дома? Матери, жены, дети. Неужели вы не хотите вновь выпить горького эля в шумной таверне! Зажить не как пресмыкающийся раб, а как свободный человек!
- Ну вот и желайте свои желания, будучи в первом ряду. А мы пойдем где-нибудь позади, пока ваши желания забирают жизни, ага, - предложил кто-то в редкой толпе.
- Что же вы решите, а? Давайте, скажите что-нибудь, пора бы уже. Вы хотите того, что предлагаем вам мы? Вы хотите изменить свою жизнь? Вы хотите, мать вашу, возмездия?! - продолжил рвать глотку Джаррет, - Если да, вы должны быть сильными! Вы должны хотеть своего освобождения! Возьмите же в руки оружие и обратите его против ваших врагов!.. Ах, парень, вот ты, я тебя вижу... - человек сбавил тон. По сравнению с предыдущими криками, сейчас он говорил совсем негромко, - Ты, верно, большой храбрец, дружище. Давай, иди сюда, и покажи другим, какими они не должны быть. Жалкими, трусливыми, довольными своей жалкой жизнью здесь, в рабстве. Давай! - он вновь повысил тон, - Неужели вас всё действительно здесь устраивает?! Я пришел сюда и бросил этот клич, надеясь повести в бой настоящих людей, сильных и смелых, но я вижу лишь тех, чья воля сломлена пленом, тех, кто не заслуживает никакой участи кроме смерти в забвении! Почему, мать вашу, почему?! Да, это опасно, да, сражаясь за свободу, вы можете умереть, но разве эта славная смерть не лучше глупой гибели в скользких руках наг?! Проснитесь же!
- Проспитесь сперва, - фыркнул еще один. - Вы себя едва ли слышите.
- Все хотят свободы, - согласился сиплый.
- Просто не нужно поддаваться горячке и обдумать сперва, - вновь поддакнул гном.
- Пойдем спать, Джон, ораторам надо остыть.

ID: 12842 | Автор: Flo
Изменено: 24 марта 2013 — 0:39