Единым духом Приют Янтарной сосны (5)

Анфисса Серебряный Ветер
Иллиас Расколотое Древо

Анфисса вернулась примерно через час. Она, несомненно, постучалась бы, если ее руки были бы свободны. А так ей пришлось толкнуть дверь плечом и буквально ввалиться в комнату. В одной руке эльфийки была тарелка с каким-то местным кушаньем: то ли каша, то ли рагу, а в другой большой глиняный чайник, этой же рукой она прижимала к груди свои вещи.
Пробурчав что-то неясное, она поставила снедь на стол.
- Это они называют "кулешом", говорят "таким потрепанным жизнью, как вы, "мы", будет полезно". Что ж, попробуем.
Вычищенные сапоги охотница поставила поближе к камину, оставшись лишь в толстых вязанных носках, и, поджав ноги, удобно устроилась на стуле напротив Поварро.
- И травяного чая еще дали в придачу, - Анфи кивнула на чайник.

Работа была в самом разгаре, но Поварро прервался сразу же, как эльфийка переступила порог. Ступка, полупустая баночка темно-синей жидкости, травы и все остальное скрылось со стола.
Отрезав по паре ломтей хлеба и сыра, друид осторожно попробовал кулеш.
- Неплохо, - после кратких раздумий резюмировал он.
- Что у тебя тут? Алхимическая лаборатория? - заметив реагенты спросила эльфийка. Впрочем, ответ сейчас ей был не так уж и важен. Она наложила себе хорошую порцию этой каши и принялась с аппетитом ужинать.
- Почти, - уклончиво ответил целитель. Вдруг он осознал, что Анфисса вполне может и не принять его идею.
- Я нашел способ избавить тебя от боли в шрамах, - сказал Поварро, когда их тарелки практически опустели. Кто знает, эффект его работы вполне может быть куда сильнее простого утоления боли, но говорить об этом пока рано. Отложив ложку, ночной эльф разлил по кружкам дымящийся чай и осторожно отпил несколько мелких глотков.
- И что же за способ? - охотница вопросительно вскинула бровь и отпила чаю.
- Раскраска, - последовал короткий ответ. - Повторить контур твоих шрамов специально приготовленными чернилами - и с болью справиться это точно поможет. Как минимум...
- Но... Я не хочу избавляться от этой боли, сейчас это единственное, что связывает меня с ним, - Анфисса сокрушенно покачала головой и встала с места. Порывшись в карманах, достала гребень и попыталась расчесать волосы. Выходило скверно.
- Но да, думаю, это было бы неплохой идеей. Ритуальная раскраска. Это позволит отразить новый этап в моей жизни, - эльфийка подошла к окну, всматриваясь в залитый лунным светом овражистый берег реки, холмы и редкие молодые ели. Отбросив гребень, постоянно путающийся в прядях, она вернулась обратно за стол.
- Хорошо. Краска будет готова примерно через день, - выдохнул друид. Понаблюдав за попытками Анфиссы расчесать волосы, он спросил:
- Тебе помочь? Смешно представить, но когда-то я сам отказался от таких длинных волос, потому, что трудно было с ними в одиночку, - воспоминания о такой далекой молодости сами собой вызвали улыбку.
- Нет, спасибо, - чуть более резко, чем ожидала, ответила эльфийка и отбросила копну волос за спину, - Что за чернила?
Немного расстроенный отказом, Поварро отложил посуду в сторону и снова достал полупустой пузырек с краской.
- Здесь и пигмент морозника, и громовой зев, и вытяжка из северного лотоса, и ледяной краситель... Довольно много всего, - он поднял пузырек выше, под льющийся из окна лунный свет. - Сейчас она темновата, надо дать ей время настояться - получится чуть светлее, - ночной эльф перевел взгляд на спутницу.
Охотница скептично посмотрела на пузырек с мутной жидкостью, но промолчала. Все же она не алхимик, не начертатель, да и травница, как оказалось, не самая лучшая.
- Хорошо, - пробубнила себе под нос и пошла на кровать, ту что стояла ближе к окну.
- Завтра после обеда мне снова идти к скорняку и, боюсь, надолго. А сейчас пора отдыхать. Даже не верится, что все закончилось...
- Ночь же в разгаре, - несколько недоуменно пробормотал целитель. Впрочем, Анфи практически не спала днем, так что ее можно понять. Быстро и без лишнего шума добавив все необходимые компоненты в недоработанную краску, он поставил пузырек на подоконник. Иные начертатели верили или даже пытались научно доказать, что лунный свет, тем более в такое время, положительно влияет на особые свойства чернил.
Вскоре он сел на свою кровать, но сон не шел и друид просто прикрыл глаза.
Анфисса отвернулась к окну и укрылась покрывалом. Какое-то время она смотрела на яркое око Элуны, но вскоре накрылась с головой и уснула. Впервые за долгое ей наконец приснился сон.
Ближе к середине ночи Поварро осторожно, чтобы ненароком не разбудить охотницу, поднялся с кровати и тихо вышел.
Отойдя на небольшое расстояние от приюта, Поварро уселся на землю в сени массивной ели и вытянул перед собой обожженную руку. Он пытался вернуть дар исцеления, искал ответа в Изумрудном сне, даже молился, но все его попытки были обречены на неудачу.
Какое-то время друид еще сидел, прислонившись затылком к шероховатому стволу, смотрел в звездное недо невидящим взором, но вскоре со вздохом встал на ноги и вернулся в их гостевую комнату. Спать все так же не хотелось.

ID: 12832 | Автор: Безумная кошатница Анфи
Изменено: 23 марта 2013 — 18:12