Вскоре загремит пир

Гильдия Отравленный рой
Тесмена Блёклые Сумерки
Лорейн
Белладонна
Затмевающая Бен'эр
...и еще миллион персонажей Gjyr

Наступила глубокая ночь, и слуги рассыпались по дворцу, посланные встретить тех гостей, что по приезду отдыхали в своих покоях.
Зальный сад незаметно преобразился. Появились столы из студеной белой секвойи Зимних Ключей и резные стулья им под стать. Хозяин пира не стремился усадить всех за один длинный, как полотно, стол, а сделал так, что группы мебели дробились на двух, трех, четырех персон и по желанию пирующих объединялись: прислуживающие тренты по зову гостя могли перенести массивное сидение к, например, широкому столу Семарниса или туда, куда будет велено.
Сам Семарнис вынес из кабинетов одних с ним лет кресло, трещавшее от старости, но все равно изящное, и носил на челе обруч мраморного дерева, который ветвился пятью рогами. Вместо вчерашнего широкого молочного шарфа на его плечах покоились два поменьше: искристо-лазурный и густо-красный, драпировавшие белое платье.
Места для гостей, пристроенные к рукотворным прудам, беседкам и ротондам, полнились мягкой тенью и тишиной, но речь хозяина, вздумай он заговорить, будет слышна отовсюду.

Тесмена: Пока древень готовил платье к пиру, Тесмена успела задремать, убаюканная шорохом ветвей на ветру. Спала она беспокойно и вскоре встала, растревоженная видениями о руинах, призраках и склепах: Пятиветвие предстало перед ней ещё одним свидетельством упадка её народа. Впрочем, аромат любимых благовоний, хлопотами расторопного слуги наполнивший к тому времени покои, немного утешил высокорожденную. Когда пришло время, и драгоценности, подобных которым не видали тысячи лет, заняли свои места на тонком кружеве и в напудренных волосах, Тесмена снова лукаво улыбалась.

В саду маленькая чародейка бойко лавировала меж гостями, одаряя их лишь мимолётными знаками внимания — стремилась занять место если уж не за хозяйским столом, то как можно к тому ближе.

Анаре: слушала тревожные порывы ветра, шёпот звёзд, уже почти не слышный, оглядывалась беспокойно, прислушивалась отчаянно - охватившую её тревогу она скрывать не умела, да и не хотела, если разобраться. Ступала медленно и осторожно, одинаково рассеянно улыбаясь всем встречным, и гостям, и слугам. Бродила по залу потерянным огоньком, и не выделяли её среди других гостей ни украшения, ни вычурные наряды. Быть может, только водопад белоснежных густых волос почти до колен мог привлечь к ней внимание, да неподдельная растерянность.

Шейдас: Три поворота налево через один круг, правый коридор на перекрестке, что неподалеку от обрушившейся каменной арки — он знал эту территорию как свои пять пальцев. Правда, у него уже очень давно не было пальцев, так что Шейдас едва ли мог вспомнить, как они выглядели.
Змей метался по нижнему этажу. Нетерпеливо, порой шипя от недовольства и встряхивая треугольной головой. Похоже, он что-то искал. Нечто важное и значимое, судя по охватывавшему тварь нервному мандражу.
- Где же ты прячеш-ш-ш-шься...
Друид скрутился узлом на старой и уже безголовой статуе, бывшей единственной обитательницей маленького сырого зала, застыл и призадумался, напряженно вслушиваясь в гробовое молчание. Просидел полоз в такой позе неприлично долго, настолько, что неискушенному зрителю могло показаться, что он уснул.
- Ну конеш-ш-шно! - вдруг торжествующе шикнул питон и, с характерным шмяканьем шлепнувшись на пол, рванул в сторону древней крипты в северном конце уровня.

Джердаар: Старик Бейл'Аран появился у парадного входа Пяти Ветвей вместе с холодным штормовым ветром, первым вестником приближающейся бури. Рукава и подол его темной, расшитой серебром мантии трепетали под резкими порывами ветра, в то время как длинные белые волосы, как ни странно, без намека на движение покоились на спине и плечах. Припозднившийся гость Семарниса неторопливо, с грацией и чувством собственного достоинства шел по залитой мягким лунным светом дорожке к дверям. При ходьбе он опирался на посох, покрытый искусной резьбой - всякий высокорожденный узнал бы в этой вещи древнее наследие мастерских Зин'Азшари. За левым плечом Джердаара парил в воздухе небольшой деревянный ларь - единственная вещь, которую эльф взял с собой на прием. Под звук шелестящей листвы он поднялся по мраморным ступеням и ступил на мозаичную площадку; навстречу ему сразу же поспешило несколько слуг и трент-носильщик. Отдав древню сундучок с наказом передать хозяину поместья и передав слугам свое приглашение, пусть в этом и не было нужды - они знали, кто стоит перед ними - калдорей поспешил скрыться от непогоды внутри пусть и потерявшего свое былое великолепие, но все еще чем-то прекрасного дворца. Оказавшись в просторном холле, Джердаар негромко произнес в пустоту всего три слова:
- Кажется, я опоздал.

Лорэйн: В ответ пустота рассмеялась уже знакомым смехом, весело отскочившим от стен и остановившимся на одной из лестниц, что вели к гостевым покоям:
- Я ведь предупреждала! - Назидательно произнесла Лорэйн, устроившись на широком мраморном поручне. На ее указательном пальце цветастая бабочка редко взмахивала резными крыльями.

Джердаар: - Здравствуй, Лорэйн. Что же, надеюсь, я не заставил вас ждать слишком долго; неотложные дела не позволили мне явиться раньше, - рассеянно откликнулся Джердаар, осматриваясь вокруг. Он уже бывал здесь когда-то очень, очень давно; в те дни все было совсем по-другому. Качнув головов, седовласый калдорей отогнал на задворки сознания воспоминания из ушедших дней и продолжил : - Пир уже начался?

Лорэйн: - Знаем мы твои "важные дела", - Лорэйн отпустила разноцветную иллюзию и та отправилась вглубь Пятиветвия. Сама спустилась по лестнице и, спрятав руки за спиной, стала удивительно похожа повадками на своего брата: - побродить по пустому дому, предаваться воспоминаниям, так ничего и найдя? Какая скука, - она наигранно зевнула и поманила Джердаара за собой. Рука ее снова утонула в безразмерном рукаве.
- Я уже поприветствовала за тебя хозяина, так что можешь не спешить, тем более, что он сейчас будет занят разговором. Есть кое-кто здесь, с кем я еще не знакома, а ты поможешь мне в наказание за свое опоздание... Начался ли уже пир, ха. - Она медленно отправилась к сердцу поместья, где угадывались отсюда фигуры гостей и однозначно выделила среди них одну: - Ах, да вот же она!
Палец высокорожденной указывал прямо на Анаре.

ID: 14759 | Автор: Flo
Изменено: 29 ноября 2013 — 10:12