Новая листва Пятиветвия

Гильдия Отравленный рой
Ланиур Нор'Диэль
Линдинэль Нор'Диэль
Лилталомэль Нор’Диэль
Тесмена Блёклые Сумерки
Лорейн
Белладонна
...и еще миллион персонажей Gjyr


В небе над Ясеневым лесом волочились низкие тучи, бросавшие густую тень на сумеречный подлесок.
Свежел воздух от просверков пока еще далеких молний. По забытой, но не исчезнувшей дороге катила повозка, мелькающая среди ясеневого древостоя.
Экипажем никто не правил: он скрипел по широким расползшимся плитам сам по себе и, направляемый невидимой рукой, шел ровно и бойко. Вздрагивали ветхие дверцы из белого дерева, украшенные резьбой того пресыщенного стиля, что давно позабыт.
Окрестность неуловимо менялась: деревья высажены, вероятно, искусственно, по замыслу здешних хозяев, и почти не утратили строгой симметрии, несмотря на века запустения. Рассыпались поросшие травой мощеные площадки с расколотыми вазонами, статуями и гротами, ушедшими под древесные корни. Дальше виднелся белый дворец Пяти Ветвей, стены которого чередовались с живыми изгородями, а башни и аркады - с деревьями и искусственными холмами.
Повозка укатила к парадному портику, миновав площадку с высокой мраморной статуей, которой надлежало встречать гостей.

Ланиур: - О, Королева! - Ланиур первым выбрался из кареты, поправляя складки на своем платье. – Что за захолустье!? Лили, Линди, я хочу обратно домой! Как оно все…вульгарно, - высокорожденный брезгливо поджал пухлые губы, от чего те стали тонкими, словно ниточка. Даже яркий наряд цвета канарейки не мог скрыть его недовольство относительно данного места.

Линдинэль: - Зачем принимал приглашение тогда? - сухо спросила Линдинэль, выбираясь из кареты следом за братом. - А собирался-то как... Большая часть ненужного барахла - твои платья. Мы вполне могли поехать налегке без тебя.
Свои впечатления относительно представшего взгляду пейзажа она не торопилась высказывать вслух.

Лилталомэль: – Остынь, Линди, – осторожно ступив с подножки кареты на дорожку, Лили уже вовсю тренировала обаятельную улыбку, готовясь предстать перед публикой. – Он бы ныл, даже если бы нас пригласили в дворец, целиком из золота. Чего, к сожалению, ещё ни разу не случалось, но уверена, даже тогда наш братец бы нашел к чему придраться.
Небрежным движением откинув волосы она огляделась, ища взглядом других гостей или столь любезно пригласившего их хозяина поместья.

Тесмена: Чуть поодаль от статуи некрупный древень придерживал под руку маленькую эльфийку, светлокожую и светловолосую. Гостья куталась в ажурную шаль, укрывавшую её с головы до ног и сколотую на груди вычурной брошью с опалом.
Как только мир перестал кружиться перед глазами, Тесмена тут же оттолкнула слугу и в свой черёд осмотрелась — с дежурной улыбкой на всякий случай.

Лорэйн не спеша вышла на обветшавший за годы забвения балкон. Мелкие осыпавшиеся со стен камушки и куски отвалившейся штукатурки, сдавшейся под напором вечнозеленых вьюнов, крошились под ногами в песок. Калдорейка прибыла раньше других, желая занять подходящее место в дворце для своего подарка, и теперь сверху разглядывала нарушившую предгрозовое затишье вычурную карету.
Заприметив первых гостей, ступивших на каменные дорожки, она довольно улыбнулась и оглянулась куда-то назад, где в темнеющем проеме за ее спиной можно было различить резные очертания, укрытые алой шелковой тканью.

Привратная статуя, возвышающаяся над небольшой мозаичной площадкой, издревле стояла с воздетыми ладонями, между которыми впервые за многие годы засеребрился огонь, как было тогда, когда Пять Ветвей принимали гостей в последний раз.
В хаосе, привнесенном временем, нападки которого не прошли бесследно для построек и садов, чувствовалось величие, заставлявшее выглядеть мрачные полудикие руины привлекательнее... Побыв здесь немного, гость, чуткий к токам магии, понимал причину подспудной силы: вокруг пьедестала статуи бурлила лей-линия, в прошлом наполнявшая Пять ветвей энергией.
От невидимых отсюда входов потянулась вереница слуг в неброских серых одеждах с цветочными гирляндами. Не больше дюжины в век оскудевших пиров не так уж и мало. Их глаза тревожно блестели, движения не такие ловкие, а слова приветствия менее искушенные, чем встарь..
- Семарнис, владетель Пятиветвия, ждет всех в тени дворца и шлет благодарность за приезд!
Слуги, шелестя цветами, помогали гостям и привели нарядного трента с льдисто-белой звонкой кроной, которому отдавали тяжести.

Ланиур: - Прекрасно… - маг раздраженно повел плечом. – Пока все выглядит так, словно мы с вами нищие родственники, которые решили внезапно нагрянуть и припасть к ногам горделивого старикашки. Почему хозяин не встречает дорогих гостей, которых он сам же и пригласил? – камень на груди высокорожденного разгорался все ярче и ярче, играя гранями, а лицо становилось все более мрачным.

Линдинэль: - И это я должна остыть?.. - с ироничной улыбкой спросила Линдинэль сестру. - Похоже, наш братец сейчас тут все сожжет.
Через мгновение улыбка сменилась на вежливую, а удовольствие от наблюдения за распаляющимся близнецом было сокрыто глубоко внутри. Лишь озорные искорки поблескивали в серебряных глазах. Линдинэль была готова предстать перед публикой в лучшем свете.

Лилталомэль: Бросив косой взгляд и оценив масштаб бедствия, Лили быстренько нырнула в карету, после чего вытащила весьма объемную на вид сумку (чья вместимость была ещё многократно увеличена магией). Переведя дух, она неопределенно махнула в сторону сумки рукой, обращаясь то ли к слугам, то ли к древесному чудищу, взяла сестру и брата за руки и потянула их за собой вперед, где уже выстроились в ряд тихие эльфы с гирляндами в руках.
– Ладно, ладно, – бормотала она. – Нас уже встречают, видите? Мы же не хотим произвести плохое впечатление?

Тесмена: Заросли и запустение — вот и всё, что встретилось дарнасской волшебнице в условленном месте. Хмурая эльфийка нервным, суетливым движением поправила шаль: она уже упрекала себя за принятое приглашение, за чрезмерные надежды, порождённые безыскусностью столичных нравов — но вот из-за толстых стволов показалась, наконец, прислуга.
Небольшой, но увесистый зачарованный сундучок без лишних слов был перепоручен провожатым, а Тесмена торопливо зашагала по извилистой дорожке.

Лорэйн: Высокорожденная на балконе еще раз внимательно осмотрела всех прибывших и, словно утверждаясь в собственных мыслях, покачала головой:
- Как я и сказала, опоздает. - Столкнула с перил усохший лист и скрылась в темноте дворцовой комнаты, волоча за собой непомерно длинный шлейф. Нужно было встретить гостей.

Белладонна: На фоне наливающегося густой синевой неба очертания башен дворца казались изумительно четкими; вырезанными из старых воспоминаний и оставленными здесь в ожидании грозы. Белладонна усмехнулась своим мыслям и провела когтями по древним стенам - приветствие старых друзей или прощание с отринутым прошлым. Сегодня ее настроение было невероятно благодушным. Открытое темно-лиловое платье смотрелось странно вкупе с испещренными отметинами руками, но ни на каплю не уменьшало ее очевидной самоуверенности. Кое-что оставалось привычным: каменные аспиды на запястьях всё так же взирали на мир слепыми малахитовыми глазами. Она вышла к гостям Семарниса, приветственно кивнув, и последовала вперед за слугами.

ID: 14732 | Автор: Flo
Изменено: 26 ноября 2013 — 0:57

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
27 ноября 2013 — 15:18 #bitchboss Saint F.

Я когда Семарниса представляю, основываясь на твоем описании, хоть убей - у меня Лагерфельд перед глазами.