Mychar закрывается 1 мая 2021 года
Пожалуйста, сохраните необходимые вам публикации и изображения до истечения срока.

Погружение Очеловеченная Ашджалад (16)

Шиоми


А Лина из-под челки следила за царственной нагой. Опасный поворот. Провоцирует или действительно что подозревает? Девушка затаила дыхание.
- Разве я не был бы уже убит и моя плоть не досталась бы вашим питомцам, озвучь я в тех покоях что-то, что угрожает дворцу или его обитателем, сказав опасную правду, которая должна была бы принудить вас напасть сразу? - Джаррет посмотрел в глаза наги, считая, что сейчас будет лучше не отводить взгляда. В нем отражалась стальная уверенность, и лишь отчаянно пульсирующая на виске жилка, скрытая прядью волос, говорила правду. - Я пришел искать здесь могущественных друзей. Таких же, как я.
Шиоми поняла к чему клонит чешуйчатая. Зря Джаррет с эльфийкой надеялись на двадцать приливов, необходимых нагам, чтобы выяснить правду - змеемордые уже знали что к чему, и действительно оставалось только задаваться вопросом, почему "гости" все еще живы. Впрочем, нужно было послушать что скажет эта, раскинувшаяся на троне.
- Дворец огромен, и даже доносу требуется время, - заверила венценосная особа. - Стража может уже искать вас, чтобы вывести на чистую воду.
Чувствовалось, что беседа увлекла ее.
- Но мне не хочется, чтобы вы лишились жизней, не высказавшись об этом. Моя Ниретис ненавидит небо, опасаясь, что в него можно упасть. Я же провожу здесь время иногда. Подводные силы, я бы осыпала золотом того, кто научил бы мое небо сверкать солнцем или луной.
А таким оно было в последний раз на моей земле, - когтистые ладони хлопнули дважды, и в пасмурной завесе заалело скрытое тучами пламя. Серая изморось, нагонявшая меланхолию, зарядила острым барабанящим ливнем, а зал окутался сдавленным красным светом. Небо будто горело и рвалось.
- Мой вопрос, верно, неучтив, но кто же вы, светлейшая? Мне неизвестно ваше имя, неизвестен и титул. Быть может, вы представитесь? Кроме того, о каком доносе может идти речь, если я говорю чистую правду и пришел сюда без единого злого намерения? - продолжил говорить Валентайн, стараясь не обращать внимания на то, что происходило вокруг.
Лина изумленно рассматривала огненное зарево. Кажется, она видела что-то подобное совсем недавно там, во сне. Когда все живое горело, а неживое плавилось. И та женщина, упавшая не в пылающую трещину, а в воду и раковина закрыла за своей пленницей створки. Так странно, почему ей вдруг это вспомнилось....
"Светлейшей" не понравилось, что небесная феерия не отвлекла мысли человека, и она сжала и без того тонкие губы.
- Я устала слушать, как ты пытаешься защитить свою жизнь, ведь только виноватым приходится оправдываться. Мои дочери во всем разберутся, есть есть необходимость. Пока живи и смотри.
Красные отсветы сделали ее серо-голубую кожу темно-пепельной. Золотые кольца в перепончатом венце сверкали.
Тяжесть дыма, курившегося над урной, уже ощущали все. Он не затруднял дыхание, но мысли понемногу плыли. Небо казалось больше, чем есть, и выглядело совсем настоящим.
Джаррет позволил себе усмехнуться. Вернее всего, если за ним ещё никто не пришел, то ничего и не будет, а говоря лишнее, он может выдать себя. Существуй угроза, она бы уже материализовалась. Прищурившись, он последний раз бросил взгляд в глаза наги и перевел взгляд на представление, устроенное ей. Бесспорно, оно впечатляло. В нем было что-то... Разрушительное, отчасти близкое Валентайну по духу. Итак, мужчина сейчас просто наблюдал, ни о чем не думая, но мысли внезапно стали приходить сами. Там, в темных коридорах, его пытались поймать или убить. И это было уже после откровенного разговора в покоях. Черт, а что, если это всё-таки связано? Нужно найти Азарию...
И Шиоми долго глядела в полыхавшие небеса. Она подошла к трону, раздумывая сколько же лет этой наге. Рыжая считала, что продолжать их небольшое представление больше нет смысла и рассматривала нагу, словно сравнивая с чем-то:
- А ты, похоже, тоже боишься упасть в небо, если с тех пор больше его не видела. - Шиоми помолчала и решилась спросить:
- Нам передали послание. "Перламутровый первенец во дворце". Не знаешь, что бы это могло значить?
Опять. Морок. Лина постаралась сохранить здравомыслие, задерживая дыхание. Но клубившийся дым тягуче окутывал девушку. А глаза не могли уже оторваться от страшной картины. И только вопрос, так неожиданно заданный Шиоми, заставил отвлечься от завораживающего действа.
Валентайн укусил губу. Выступила капля крови. Теперь, после слов Шиоми, его легенде точно конец, пусть она скорее всего и не сохранилась до этого момента, рухнув прахом уже как несколько часов. Опасность в его представлении теперь стала осязаемой. "Что же теперь делать?". Джаррет не мог найти ответа на этот вопрос.
- Мутное пророчество, которое истекло из уст моего первенца, - ответила нага. - Но это неправда. Моя старшая дочь давно не служит роду, а пророчествует в храме Бездны и не выходит оттуда. В храм не могу войти даже я.
Из-за дыма (или на самом деле?) почудились крылатые тени и огненные метеоры, несущиеся в тучах и сжигающие их. Все отражения госпожи сейчас любовались красками разрушения.
- И что же гласит лживое пророчество? - Отблески небесных огней полыхали в глазах Шиоми и запутывались в промокших волосах. Казалось, так и должно быть. - Хорошо в них не верить. Я раньше тоже так умела.
Женщина смотрела на ярившееся пламя, где скользили тени. Вряд ли ей еще когда-то доведется увидеть происходившее так, как было на самом деле.
- Что люди, естественно, разрушат все созданное таким трудом. Один или два человека, за которыми пойдут рабы. Я верила в неподкупность моей пророчицы, но на глубине ей, возможно, стало невыносимо скучно, и она решила побаловать моих завистников, разделив их позицию.
- Очеловеченная Ашджалад, так меня назвали. Изумительно.
Ее интонации заманивали, как змеи, и беседа с правительницей дома уже могла показаться приятно щекочущей нервы.
Или небесный огонь вкупе с чадящей урной так возбуждали голову.

ID: 12678 | Автор: Flo
Изменено: 4 марта 2013 — 0:11