Mychar закрывается 1 мая 2021 года
Пожалуйста, сохраните необходимые вам публикации и изображения до истечения срока.

Погружение Очеловеченная Ашджалад (16)

Шиоми

Зал оказался непредсказуемо велик: равнина, мокрая от капающей с облачной пелены воды. Клубящийся газ затянул потолок пасмурными тучами. Колонны, уходившие в рукотворное небо, обшиты деревом корабельных палуб. И правда шел дождь, ронявший тихие капли на лица.
Среди колонн-мачт, исчезавших в низких облаках, была одна особенно крупная, в центре. С порога зала казалось, что она сочится водой, и струи растекались по широким серым плитам, ускользая в крохотные люки. Под колонной, прикрытый спиной громадного каменного трона, кто-то сидел.
Джаррет оглянулся на своих спутниц и негромко сказал:
- Никакой агрессии. Держитесь смирно, я понимаю, что вы напуганы, но теперь всё позади. И не вздумайте достать здесь оружия - это может закончиться вашей смертью, и я ничего не сумею поделать, - договорив, лорд-самозванец двинулся к самой большой колонне, но не прямо, а в обход, по кругу. Таким образом он хотел подойти к трону хотя бы сбоку.
Не зная куда приткнуть нож, женщина тоже подошла чуть поближе. Настолько медленно, насколько это было возможно.
Лина двигалась осторожно и бесшумно, не спуская глаз с трона. Заметив что рыжая по-прежнему с ножом в руках, Лина встала так, чтобы прихваченного у бассейна оружия не было видно.
Каждый шаг не спеша открывал того, кто сидел на каскадном троне, мокром от дождя. Сначала показалась крепкая рука наги с длинными ногтями, блестевшими перламутром. Затем плечо, шея, широкие скулы и голова, покрытая перепончатым венцом, проколотым золотыми кольцами.
Широкий плоский нос с ноздрями змеи, тяжелый подбородок, тонкие темно-лиловые губы и опущенный, отведенный в сторону далекий взгляд рассеченных змеиным зрачком глаз. Нага была столь же каменно-серой, как и поднявший ее жесткий трон, и лишь драгоценный нагрудник живо сверкал.
Колонна истекала водой из множественных отверстий. Трон окружали лужи, в которых дробились отражения неподвижной наги, умножая ее почти осязаемую значимость, подчеркнутую окружением. У широкого хвоста, на нижней ступени, источала тяжелый вьющийся пар украшенная урна. Сперва могло показаться, что сидящая нага не в себе, надышавшись испарениями, которые выписывали медленно тающие узоры вокруг трона.
- Гостям нравится мой дворец? - разом спросили отражения в лужах.
Шиоми помалкивала - вряд ли рабыням дозволялось говорить с нагами, если к ним не обращаются. Она покорно опустила голову, через отражения в лужах наблюдая за хвостатой.
Лина тоже решила проявить благоразумие. И в общем, у них есть хозяин, вот пусть и ведет переговоры. Бросила быстрый взгляд на рыжую и тоже чуть поникла головой так, чтобы можно было незаметно подсматривать сквозь светлую челку.
- Я ни за что не поверю в стыдливость людей, забравшихся так далеко без сопровождения. Говорите.
В тяжелом, как набрякшие над головой тучи, голосе было что-то такое, от чего становилось не по себе.
- Приветствую вас в вашем домене, светлейшая, - наконец заговорил Джаррет, поклонившись. Он не сильно сгибал спину в поклоне; скорее, наклонился совсем немного и кивнул. - Я потерялся, осматривая ваш дворец, и теперь не могу найти дорогу обратно в мои покои. Поэтому я и мои... наложницы сейчас здесь.
Лина пыталась сообразить - как ведут себя рабыни, тем более наложницы. Наверное, молчат, по большей части. Смотреть-то куда нужно - на нее или на хозяина .. мать его.. Этому ее Мейсон не учил.
Шиоми подняла голову и озарила Джаррета многообещающей улыбкой, по сравнению с которой акулий оскал казался вполне себе дружелюбным. Подумав, что теперь-то может что-то сказать, отозвалась:
- Дворец прекрасен, светлейшая, у нас на островах не встретишь подобного.
Гибкий хвост медленно обвился вокруг высокой урны. Ее руки лежали на массивных подлокотниках, неслышно стучали перламутровые когти по камню.
- Я смотрю на вас, - но нага не смотрела, - и думаю: правильно говорят, что Перламутровые очеловечились. В их дворе ходят люди, некоторые, по молве, свободны в перемещении. Очеловечивание, разумеется, записали в качестве порока и слабости, достойных разве что презрения. Вы думаете, от людей пора избавляться?
Про себя Шиоми прозвала нагу старой гадюкой, а на лице изобразила крайнюю степень удивления. Ей не нравились все эти вопросы, уводящие на неприятные для них темы - нужно было уходить отсюда поскорее, пока мозги говорящей не прояснились, и она сама себе не ответила. Женщина не стала ничего говорить, только коротко взглянула на Джаррета. Среди холодных капель и ненастоящих облаков, клубящихся в вершинах колонн, ей мерещилась приближающаяся гроза.
А Лина раздумывала, как бы половчей ответить на вопрос - пора ли избавляться от людей, то есть вот от них. Почему-то ничего утешительного в голову не приходило, избавляться от самой себя Лина не желала.
- Я ничего не думаю, светлейшая, я лишь пришел сюда, чтобы просить у вашего рода союза, - равнодушно сказал Джаррет, продолжая смотреть на нагу. Но он не смотрел ей в глаза, предпочитая остановить взгляд на подбородке, - если вы хотите, чтобы я покинул ваш зал, только скажите, и я сразу же уйду.
Почему-то Лине тоже очень захотелось уйти. Хотя любопытство все же засвербело где-то внутри. Кто это такая? Трон, не иначе королевских нажьих поганых кровей. Лина незаметно осмотрелась - где же стража, уже должны были бы скрутить незваных гостей. Странно у них тут.
Правильный ответ. Шиоми едва было не кивнула, но вовремя опомнилась. Дождь по-немногу забирался за шиворот, и рыжая надеялась, что у наги не проснется вдруг желание плотно пообщаться с гостями.
Под подбородком у нее имелась отметина - что-то, похожее на татуировку.
- Пускай скользкие угри думают, что хотят. Люди мне нравятся. Из вас выходят усердные слуги, чего не скажешь о большинстве низкорожденных наг, а из некоторых, - она кивнула словам Джаррета, - и занимательные союзники. Пока остальные плюются ядовитой слюной, завидев сухопутного, я заключаю союзы с наиболее полезными из них. Архивы императрицы пополняются моими знаниями, полученными от таких сотрудничеств.
Кинжальный взгляд будто рассек Джаррета, когда она наконец посмотрела на него.
- Ты ничего не думаешь, но пришел заключить союз? Что может предложить тот, у кого нет даже собственного мнения?
- Я никогда не делаю плохих предложений. То, что оно вполне устроило тех, кому я его озвучил, в очередной раз доказывает правдивость моего утверждения, - бесстрастно сказал Джаррет, не обращая большого внимания на провокацию, - Если у вас есть ещё вопросы - прошу, задайте их, если же нет, то позвольте мне продолжить свой путь.
- В покои, куда отводят претендентов, стены умеют слышать. Иногда они слышат опасную правду, которую гости, бывает, обсуждают, убедившись, что никто не подслушивает.
Нага следила за движением Джарретовых глаз.

ID: 12678 | Автор: Flo
Изменено: 4 марта 2013 — 0:11