Волки и овцы

Бриана

Чез’ет проснулась, но не спешила открывать глаза или подскакивать с места. Она продолжала тихо лежать и вслушиваться в происходящее вокруг.
Перед тем как лечь, она смастерила простенькую ловушку на входе (а заодно и следы замела), чтобы в пещеру нельзя было пробраться бесшумно. Она отогнула ветку дерева, которое росло у входа, и привязала к ней верёвку. Другой конец верёвки придавила глыбой льда, после чего засыпала снегом, благо он и так был до колен. Получилось не ахти, но дуракам, говорят, везёт.
Буря начала сходить на нет. Бриана, которая лежала спиной к Чез’ет, не подавала никаких признаков беспокойства, наёмница слышала её ровное дыхание. Новая знакомая смогла подлечить Чез'ет, что было как нельзя кстати. Но это, как и всё путешествие, далось Бриане нелегко, и та почти сразу вырубилась.

Неизвестно, сколько времени прошло, перед тем как снаружи раздался шум: треск и звук падающего снега. Наёмница открыла глаза и уставилась в темноту перед собой. Лежала она спиной ко входу, но уже тем, что пониже спины, чувствовала чьё-то присутствие.
Они не спешили входить, Видимо, осознали, что вляпались. В пещере было ещё темно, но вот снаружи уже светало. Наконец, двое не вошли, а скорее вползли внутрь почти бесшумно. Существа были закутаны в изорванные серые балахоны. Их лица были скрыты капюшонами.
Наёмница заворочалась, будто во сне. На самом деле она тихо вынула из ножен охотничий нож. Хоть какое-то оружие. Эльфийка стала считать про себя, нужно было выждать время. Она уже тысячу раз прокляла Бриану, которая так и не удосужилась вернуть ружьё, оставив её в крайне беспомощном положении.
Существа остановились в нескольких шагах от эльфиек, лежащих на полу. Можно было услышать, как они принюхиваются.
Чез’ет сильнее сдавила рукоять ножа, сама сжалась подобно пружине. Нужно было выждать, когда кто-то из «гостей» подберётся поближе, и всадить ему нож в глотку по самую рукоять.
Ближайшее к Чез’ет создание сделало жест в сторону Брианы. Эльфийка уже поднималась, занося руку, для того чтобы ударить того, кто слишком много шевелился рядом с ней. Но существо в балахоне с поразительной прытью схватило наёмницу, одной рукой зажав ей рот, а второй зафиксировав её руку с ножом за спиной. Второе направилось к Бриане и, обернувшись к Чез’ет, поднесло руку к темноте под капюшоном:
– Чш–ш–ш...
Из под своей мантии эта тварь достала клеймор.

Чез’ет наградила существо хмурым взглядом и вцепилась в зажавшую ей рот руку зубами. Но толстую шкуру, разумеется, не прокусила, и ей пришлось смотреть, как один из противников заносит над Брианой оружие.
Если умрёт одна, умрёт и вторая. Наёмница не доверяла ни Бриане, ни Эрвимонту, но проверять правдивость этих слов здесь и сейчас крайне не хотелось.

Но Бриана тоже притворялась. Она откатилась в сторону от клинка, направленного ей в бок. Но удар был такой силы, что клинок, ударившись о каменный пол, соскользнул в сторону и таки задел эльфийку, оставив порез под лопаткой.

Капюшон съехал с головы существа и открыл его лицо, точнее морду: это был уже не человек, но ещё не волк. Ворген пытался поднять свой меч, Бриана, которая стояла на четвереньках, придавила гарду коленом и заорала:
– Лови!
Бриана бросила Чез’ет винтовку, слишком поздно сообразив, что та не сможет её даже поймать. Оружие шлёпнулось на пол и отлетело в сторону. Своего противника Бриана, навалившись, треснула башкой об пол.

Чез’ет согнула ногу, ударив существо в промежность и молясь, чтобы это оказался самец. Но удар не принёс желаемого результата: то ли причинное место отсутствовало у этой твари напрочь, то ли располагалось где-то ещё.

Ворген, что держал Чез’ет, со всей силы вцепился ей в плечо. Эльфийка тихо заскулила и стала изо всех сил выбиваться из хватки противника. Всё ещё очень хотелось жить.
Свободной рукой наёмница попыталась ударить воргена в глаза, в нос, ну хоть куда-нибудь! Она, похоже таки попала, воргену пришлось разжать челюсти и рывком поднять её повыше. Ноги эльфийки оторвались от земли. Чез’ет вцепилась в лапу чудовища, безуспешно стараясь разжать когти.

Тем временем, услышав возню, на входе показался третий урод, до комичного ниже двух предыдущих ростом.

Противник Брианы крепко держал своё оружие, но и эльфийка вцепилась в рукоять мёртвой хваткой. Ворген повалился на спину и попытался отпихнуть Бриану ногой, точнее лапой. Ему почти удалось спихнуть её и высвободить оружие. Он уже начал подниматься на четвереньки, когда Бриана ударила его ладонью в лоб и поразила священным огнём - шкура воргена вспыхнула как факел.

Чез’ет в последний раз дёрнулась в лапах воргена и обмякла. Тот, похоже, решил, что задушил её. Он разжал лапы, и тело женщины безвольно шмякнулось на пол.
Противник Брианы тем временем отпустил рукоять клеймора и начал кататься по земле, пытаясь сбить охватившее его пламя. Женщина подняла оружие и выпрямилась. Она не чувствовала удушья, значит Чез’ет была ещё жива.
На самом деле наёмница тихо радовалась тому, что её таки перестали жевать и душить...
Мелкий ворген (а ворген ли это?), увидев драку, схватился за свой топор. Он был замотан каким-то тряпьём, от которого ещё предстояло избавиться.

Бриана выкрикнула заклинание на непонятном языке. За этим последовала ослепительная вспышка. Охваченный пламенем ворген затих, священный огонь доканал его. Второго ослепило, и он начал ползать по полу, пытаясь нащупать винтовку. Чез’ет как раз собиралась подняться и всадить нож в него, когда её ослепила вспышка. Женщина злачно выругалась, проклиная и воргенов, и Бриану, и несчастного Эрвимонта.

Новоприбывший наконец-то смог привести своё оружие в готовность и теперь соображал, стоит ли атаковать. Один из его соратников бы изжарен, второй, скуля, ползал по полу.
Бриана собиралась обезглавить ослеплённого воргена, но тот вовремя очухался и отскочил за спину мелкому. Чез’ет осмотрелась. Глаза пекло и щипало, по щекам катились крупные слёзы. Женщина махнула на всё рукой:
- А ну его на $#%$! - и отползла к стене.

Воргены обступили Бриану и атаковали. От топора она увернулась, но второй ворген задел её лапой по лицу, оставив на нём три саднящие бордовые полосы.

Пока воргены отвлеклись на Бриану, Чез’ет наконец смогла добраться до винтовки и выс... не заряжено! Зато теперь понятно, почему та кидается оружием, вместо того чтобы стрелять. Наёмница, а патроны были только у неё, успела всадить пулю здоровому воргену между глаз, прежде чем он снова кинулся в атаку. Мелкий решил сделать подсечку (а что ещё с его-то ростом?), но получил пинка. Бриана прыгнула вперёд, чтобы добить шуструю мелочь, но её меч только высек искры из камней. Раздался второй выстрел, мелкий ворген, тихо взвизгнув, тоже упокоился с миром.
Бриана посмотрела на Чез’ет, та оскалилась в кривой ухмылке и приложилась губами к стволу своего ружья. Бриана покачала головой и, пошатнувшись, двинулась к обугленному телу.

– Что это за @#%$? – у Чез’ет не было никакого желания осматривать трупы напавших на них тварей.
– По мне похоже, будто я знаю? – Бриана подняла на неё усталый взгляд, пытаясь снять с трупа опалённые ножны.
– А кто должен знать?
– Твой новый друг Эрвимонт, наверное.
Это не было очевидно. Твари были намного слабее, чем показались в суматохе, и уж точно были не ассасинами, а скорее заключёнными. Тощие, плешивые, они выглядели так, словно годами не видели солнечного света (а так оно и было), и сражались соответствующе. Возникал вопрос, почему в погоню отправили этих созданий. Как расходный материал? Специально, чтобы подольше помучить Бриану? Эта версия казалась наиболее вероятной, не с луны же они свалились. А если свалились с луны, то откуда у них оружие?
Бриана со скрипом засунула клинок в ножны (во время драки туда набились пыль и копоть) и повесила их на плечо. Затем отправилась обыскивать следующую тушку. Ей только сейчас пришла в голову мысль, что и побег мог являться частью планов Эрвимонта.
– Это его проделки, здесь дикие воргены с роду не водились.
– Мой... ладно... по#@#%... – фыркнула наёмница.
– А чей ещё? Это же ты решила, что доставить ему эльфиечку на растерзание – хорошая идея. Или что, ты думала, он жениться на мне собрался?
– Да мне сугубо наплевать, для чего ему нужна была эльфиечка. Я выполняла свою работу, и я её, между прочим, выполнила.
Бриана издевательски закатила глаза. Чез’ет продолжила:
– Ты часто задаёшься вопросом кого убиваешь? Вот у этих ребят ты точно не спросила, хотят ли они жить. Да и тебе наплевать было. Ещё скажи, что невинна, как овца элвинская.
– Не всегда, но часто, – Бриана ответила без тени агрессии или издёвки.
Наёмница отошла к стене и села, привалившись к ней спиной. Она стянула с себя куртку, ругаясь на всеобщем самыми последними словами, следом стянула рубаху. Рваная рана на плече выглядела не очень хорошо.

Помимо плаща с капюшоном и ножен Бриане удалось разжиться меховыми штанами и потрепанной курткой (которые, весьма вероятно, раньше принадлежали кому-то из контрабандистов). Она почти полностью избавилась от своего тряпья, когда вдали послышался душераздирающий, до невозможности мерзкий вой, от которого волосы встали дыбом.
Бриана свела брови и посмотрела Чез’ет в глаза. Та зажимала рану на плече своей рубахой.
– Знаю, знаю... – процедила она сквозь зубы. - Это всё за нами...
Быстро натянув на себя тёплую одежду, Бриана подошла к наёмнице и склонилась над ней.
– Давай посмотрю.
Чез’ет убрала руки с пропитанной кровью тряпкой, которой пыталась остановить кровь.
– Малость пожевали... хм.
– До свадьбы заживёт... – ухмыльнулась эльфийка. На её шкуре было уже предостаточно отметин, и эта рана скоро станет одной из них.
Бриана сходила вымыть руки в снегу. Её собственные раны не были глубокими, а боль она привыкла терпеть. Действовала женщина грубо и быстро, сперва прикрыв рану ладонями, прошептала заклинание на талассийском, а затем соединила её края. Чез’ет ни пикнула и ни дёрнулась, пока эльфийка врачевала над ней, видимо, ей было не привыкать.
– На первое время сойдёт и так. Только постарайся обойтись без резких движений.
Бриана прикоснулась ладонью к лицу и поморщилась. Вновь послышался вой, уже значительно ближе. Эльфийки посмотрели на вход в пещеру. Нужно было поторапливаться.
– Готова к путешествию? – Бриана поднялась и двинулась к выходу. - В дальние края, к удивительным чудесам и милым людям...
– У меня есть выбор? – Чез'ет поднялась, опираясь о стену.
– А? Ну... ты можешь стать, как ты сказала? Овцой, а воргены – воргенами.
Чез’ет осторожно натянула на себя потрёпанную куртку и пошла сначала к костру, где остался её тёплый плащ.
– Почему-то я тебя не ненавижу, – Бриана обернулась к наёмнице.
– С чего бы это?
– А хрен его знает...
– В бухте, недалеко от башни стоит наш корабль...
– Я думала об этом.
– Меня уже должны били хватиться и выслать отряд на поиски.
– Будем надеяться, что твои товарищи сильнее тварей колдуна. Но мы – нет. Потому надо в другую сторону.

Ночная буря оставила высокие сугробы. Небо по-прежнему было затянуто низкими седыми тучами, сквозь которые с трудом пробивались редкие солнечные лучи.
– В другую сторону? – Выбравшись из пещеры Чез'ет осмотрелась.
– Да. К Молоту Агмара, оттуда в Даларан, а если там не помогут – в Храм Драконьего Покоя.
– Как скажешь… – кивнула наёмница.
Чез’ет, мягко говоря, плохо понимала, где они находятся и куда направляются. От корабля они были отрезаны стаей воргенов, но Бриана, похоже, знала местность, и единственное, что оставалось эльфийке – положиться на свою попутчицу.

ID: 12619 | Автор: Юная авторесса Бриана
Изменено: 25 февраля 2013 — 0:18