Изыскания юного волшебника

Андарес Маркавель
Гильдия Великий Дом Крайтен

Андарес, бесшумно ступая ногами, обутыми в мягкие полусапожки, тихонько проскользнул в темный проем, плотно прикрыл за собой тяжелую дубовую дверь и огляделся.
Впрочем, он мог бы и не запираться, все равно у комнаты, где он сейчас находился, имелись всего лишь три нормальные стены, а четвертая отсутствовала напрочь, открывая чудесный вид, если, конечно, вам по душе обрывы, скалы и руины. Недавний катаклизм не пощадил парк, и эта башня в форте осталась единственным сколько-нибудь целым строением. Сыро, темно и опасно блуждать среди развалин, и порядочные люди сюда заглядывать не спешили.
Зато никто не мешает юноше, устроившему в руинах некое подобие лаборатории, заниматься здесь своими магическими изысканиями.
Путь к столу был весьма труден: чародею пришлось сперва обходить целые штабеля пустых коробок, сломанных стульев, шкафов, кроватей и полок, оккупировавших заметное пространство в комнате, прежде чем он добрался до своего рабочего места. Это было несколько столов, доверху заставленных склянками, ретортами, свечами и спиртовками, кипами бумаг, книгами и прочим, на первый взгляд, совершенно ненужным хламом. Здесь он остановился, сменил свою адъютантскую накидку на старый, заляпанный и прожженный в нескольких местах балахон и только тогда поспешил опустошить содержимое заплечной сумки, высыпав его на столешницу.
- Н-начнем с сам-мо-мого, т-так ск-казать, н-начала, - пробормотал Анди, осторожно раскладывая добытые предметы: маленькие мешочки, плотно закупоренные бутылочки, камешки, кристаллы и осколки, линзы, обрезки тканей и листки бумаги всевозможных цветов и видов. - Оп-преде-делим, н-наделены ль в-вообще сии находки чар-родейственной с-силой...
Чародей выбрал свечу, толстую и высокую, всю покрытую хитроумными рунами, значками и символами, частично уничтоженными расплавленным воском. Поставив ее прямо перед собой, маг простер свою длань, направив указательный палец правой руки на фитиль, а левой вырисовывая в воздухе какие-то линии.
Свеча вспыхнула неярким голубоватым пламенем, но в следующую же секунду успокоилась и загорелась ровным рыжим огоньком.
Удовлетворившись этим, Андерес аккуратно извлек из-за пазухи исследуемые объекты: рваные кусок ткани и обрывки бумаги. Следующим шагом чародей разместил их на столешнице и только тогда, вооружившись всем необходимым для колдовского ритуала, приступил непосредственно к ворожбе.
Он быстро свершил необходимые пассы и в следующий же миг замер, пораженный увиденным.
Улики засияли холодным светом, глубоким и ясным, но по прошествии нескольких мгновений он потускнел пока, наконец, полностью не исчез. В отличие от свечного огарка, что пылал ныне темно-синим пламенем, куда интенсивнее предыдущего, придавая происходящему некий нереальный, мистический оттенок.
Любого колдуна, будь он хоть деревенской ведьмой или архимагом Даларана, учат видеть ауры, отличающие магическое от немагического, и Анди не стал исключением. Ему приходилось работать с зачарованными вещичками и раньше, даже смастерить парочку, но эти по своему могуществу несколько их превосходили. И записки, и тряпицы клочка касалась рука куда более опытного кудесника, настоящего мастера.
Андарес опустился на один из стульев, погруженный в размышления, но недолго он сидел без дела. Минутой позже он, пристроив одну из линз на манер монокля, склонился над письменным столом. Прочие реагенты ныне были ему бесполезны: он мог надеяться только на свои собственные силы, умения и выдержку. Пальцы плясали, смыкались в кулак и размыкались вновь, а сам молодой Маркавель, закусив нижнюю губу и не мигая, уставился в одну точку, силясь разгадать тайну загадочных вещей.
Как известно, далеко не все является таковым, каким кажется на первый взгляд, и сие правило было верно и в этот раз. В свечении свечи перед Анди предстали вовсе не обрывки подложного письмеца и клочка плаща одного из похитителей, ибо первые обернулись пергаментом, испещренным странными знаками и запечатанным каплей расплавленного воска необычного вида, а вторые - рассыпающейся чуть ли не на глазах ветошью с такой же символикой. Ноздри чародея порой наполнялись запахом, странным и сладковатым, вернее, намеком на запах, то исчезающим, то снова возвращающимся.
Прежде, чем закончилось время действия заклинания, молодой Маркавель, выудив из общей кучи писчие принадлежность, поторопился записать все, что он видит, слышит и чувствует, лихорадочно водя пером по девственно-чистой поверхности бумаги.
- Н-не-в-ве-р-ро-ят-т-н-но! - зашептал Анди, от волнения заикаясь даже чуть больше обычного. - К-какое кол... К-колдовство! З-знатный м-мастер т-такое с-сотворил, н-не иначе! Н-непростая ил-люзия, я ведь т-толком и не п-понял, что н-нашел... И то т-только с л-линзой! А р-руны? С-странные, не н-нашего... Ну, этого, т-толку! Н-надо разг-гадать, к-книги тут есть... А в-воск, а в-воск? А з-запах? Явно ал-лхим-мик т-трудился, д-даже с-сейчас... В-видно, я ведь д-даже не п-провел в-всех оп-пытов! С-сколько, х-хотелось бы м-мне... Ну, стоили р-реагенты? Т-такое п-прода-дают только в Д-даларане, в Лун-нос-свете, и....
Андарес вдруг замолчал, нервно обкусывая кончик пера.
- И у н-нас, в Кв-вартале М-магов, - изрек он, немного подумав. - Т-такое п-прод-дают, сам в-видел... Н-нюхал. З-знакомый запах! Но кто? К-кто-то из наших? Ст-таршие в-волшебники? Р-ренегаты? Н-нужно... Нужно в-во всем р-разобраться! П-понять, чего т-там н-намешали... М-много, м-много р-работы!
Вечер постепенно сменился ночью, развалины парка погрузились во мрак, и только в башне горел крохотный синий огонек - это трудился чародей, стремясь поспеть еще до того, как желтый диск солнца выползет из-за горизонта, знаменуя начало нового дня.

ID: 12604 | Автор: Idanielle
Изменено: 22 февраля 2013 — 20:11