Погружение Перламутровый первенец (14)

Тайлиф Азария
Шиоми


Он же, заблудившись, оставил позади дыхание издыхающего обитателя темных переулков. В сгустившейся тишине Джаррет различил шелест хвоста. Кто-то крался или прятался.
Джаррет, как всегда, не подал виду, что что-то заметил. Продолжая мягко ступать на холодный каменный пол, он прислушивался и присматривался, при этом не поворачивая шеи: мужчина не хотел давать знать тому, что скрывалось во мраке, что он знает о нем. Итак, Джаррет не оглядывался, почти целиком полагаясь в этом плане на слух, пляшущие по полу тени и боевую интуицию бывалого солдата. Свободная рука ненавязчиво сместилась к клинку в несколько долгих движений: сейчас Валентайн в который раз надеялся на то, что никто не подумает, что он сумеет быстро извлечь из ножен левой рукой клинок, висящий с левого же боку. Это был один из его коронных приемов. Мысли сменяли одна другую: похоже, наг, но зачем? Работает? Прячется от кого-то? Следит за ним? И, черт подери, где же вообще кто-нибудь, и где выход?

Шелест чешуи о камень раздался за спиной: бросившийся на Джаррета наг рассчитывал с высоты своего роста обрушить на мелкого человека пустой глиняный чан, чтобы бросить двуногого наземь и оглушить.
Джаррет резко сместил центр тяжести и сильно оттолкнулся от пола ногами, делая обратный кувырок, но, конечно же, не прямо в сторону атакующего, а немного в бок - это делалось для того, чтобы поравняться с ним и тут же нанести свой коварный удар; при этом он, естественно, выпустил из рук фонарь. Тот упал упал на пол и гулко простучал по каменным плитам; к счастью, он не разбился. Хотя, к какому, черт его подери, счастью, если Валентайн не справится с обрушившейся напастью?..
Глиняный чан, предназначенный человеческой голове, разбился о плиты, покрыв все вокруг пылью. Наг подпустил Джаррета опасно близко. Спина не защищена. Сильный хвост дерганно мазнул по полу, цепляя за ноги.
Джаррет едва успел подняться на ноги после своего трюка, как в его руке уже блестела сталь клинка. Вновь сильно отталкиваясь ногами и делая невысокий прыжок, чтобы не быть опрокинутым нажьим хвостом, он подался всем телом вперед, делая резкий выпад прямо во вражий бок - или спину, черт его поймет в этой полутьме, при бешеном стуке сердца - и явно намереваясь навалиться на рукоять меча всем весом, чтобы поглубже вогнать лезвие в плоть врага.
Зубы Джаррета звонко клацнули: кончик хвоста угодил под подбородок, но обмяк. Бегущая в темноте по рукам Джаррета кровь решила исход. Наг умер в углу, заляпав пол.
Валентайн грязно выругался: мало того, что он ощутимо прикусил сейчас язык, так ещё и заляпал все руки кровью. Сейчас он был даже рад, что у его рубашки не было рукавов: нет крови - нет убийства. Вытащив клинок из плоти поверженного противника, он тщательно вытер своё оружие о его же труп и вернул в ножны. Джаррет обтряс руки, подобрал фонарь и продолжил свой путь в неизвестность. Теперь уже он понимал, что кухня явно не в той стороне, но нужно было просто найти выход. Попасть в освещенное место. Найти кого угодно - солдат, рабов, неважно..

Тихий шорох ее обуви казался лишним в этом замершем подводном царстве. Кусочек моря, бережно перенесенный в теплицу из мраморных стен и каменных гротов. И не хватало только рыб между колючими кораллами, зависших в невидимой паутине воли того, кто создал это подобие сада. Шиоми провела пальцами по одной из окаменевших морских звезд, пока ждала замешкавшуюся Лину. Она раздумывала о том, где нужно искать кости, и больше всего нравилась ей идея о том, что это должно быть недалеко от входа во дворец, коль уж останки действительно только недавно оказались внутри.
"Перламутровый первенец во дворце". Шиоми казалось, что она всё еще ощущает жженый запах на камне. Вокруг разыгрывалась огромная партия, истоки которой уходили в глубины древности, а для человека- и вовсе в темноту времен. Ее трепыхание в крепкой хватке судьбы казалось сейчас нелепым и немного смешным. Словно мелкий камешек, что попытался остановить неумолимый вал.
А Лина думала о том, что до сих пор ноет нога, очень хочется есть и ей, Лине, совсем не нравится что мертвецы повадились к ней ходить. Слова Шиоми мелкой занозой свербили девушку. Наконец, ей все же удалось догнать рыжую и Лина, на миг забыв о неприятностях, осмотрелась. Красота-то какая, но вслух ворчливо заметила.
- Лучше бы едой тут все украсили.
Из стен, едва прикрытые осушенными рифами, показывались широкие трубы, видимо, питавшие водой здешние фонтаны и громадные чаши, столь любимые нагами. Шиоми заметила черный дымящийся коготок, взбиравшийся по трубам. Сумеречная пластина все еще манила их к себе, вынуждая всюду находить пути. Избранная ими тропинка огибала скалу, за которой послышался конец гневной тирады: наг угрожал человеку, рабыне, суде по всему, из голубых, раз ей позволили находиться здесь.
- Не упоминай даже. У меня желудок от одного слова скручивает, я уже и забыла что такое не есть несколько дней. - Женщина отвлеклась от своих мыслей и тут же осеклась, услышав голоса. Она приложила палец к губам и прислушалась. На всякий случай достала пластинку, хотя использовать ту без крайней нужды не хотела.
Лина тоже их услышала - нага и робко оправдывающуюся рабыню. Заметив что рыжая снова взялась за пластину, Лина подошла и встала рядом, чтобы попытаться быстро среагировать на растекающуюся черную смерть. Опасное оружие, но другого у них просто не было.
Последовало не продолжение тирады, но привычный шелест хвоста и мелкие шажки. Они обходили скалу, и наг вскоре столкнется с беглянками на одной тропе, петляющей среди рифов.
Заозиралась по сторонам Шиоми. Она не хотела рисковать, используя манускрипт - одну дорогу уже перекрыла, то же самое может произойти со второй. Прошипев проклятие сквозь зубы, она кивнула Лине на одну из тропинок, уводящих за скалу под укрытием бледно-розового коралла. Лина уже и сама, осмотревшись, тянула рыжую за собой, за спасительный выступ. Только приложила палец к губам. И первая, стараясь ступать неслышно и заставив себя забыть о ноющей ноге, скользнула за скалу.
Беглянок не заметили: усатый господин плыл себе дальше, а впереди поторапливалась голубокожая служанка, сутулившая плечи.
- Ты бы поосторожней с этой штуковиной, - проворчала Лина, когда те двое прошли мимо, по счастью их не заметив. - И давай теперь держаться поближе к этим скалам, в случае чего, за ними можно спрятаться. Если успеем, конечно.
- Я осторожна, как креветка, - ответила рыжая. Она на самом деле ничего не знала о креветках, за исключением того, что у них вечно несчастно-удивленные глаза и они хорошо идут к пиву. Стараясь идти теперь еще осмотрительнее, Шиоми вглядывалась в каждую тень. - Как бы там ни было, нам стоит поблагодарить Андарота за такую, хм, штуковину. Не представляю, что бы мы без нее делали. Точнее представляю, конечно, но мне это совершенно не нравится.
- А все остальное тебе нравится больше? - ехидно поинтересовалась Лина. Впрочем, она тоже теперь прислушивалась к любому шороху, кто знает, откуда что здесь может вылезти. То наги, то мертвецы лезут. Но все же ее занимали и другие желания.
- Креветки - это вкусно, - непонятно к чему заметила она. И вдруг, рассердившись, заметила строго:
- И смотри под ноги.

ID: 12591 | Автор: Flo
Изменено: 21 февраля 2013 — 10:05