Погружение Бешеная мурена (13)

Тайлиф Азария
Шиоми
...и еще миллион персонажей Gjyr

-Приступай, человек. Нет, мать не заговорит с тобой, глупец. Для таких скучных приемов у нее есть восемь дочерей. Я жду.

Андарот взмок: боялся посрамиться. Тайный манускрипт оказался какой-то металлической пластиной с глазами, рычажками, винтами и резьбой. Вращая отдельные ее элементы, сектант явил свое кудесничество, вызывая рябь на алой воде. Ниретис откровенно скучала.
Но недолго. Омерзительно жирный дым сжался плотным облаком над прямоугольным бассейном, всклокотал, растекся пряной розовой пеной и материализовался величественным нажьим силуэтом из сплошной черноты. Силуэт ругался, обращаясь к Ниретис:
- Позор моего рода. Ты будто бешеная мурена, готовая сжечь в своем гневе всю репутацию, нажитую твоей семьей. Я буду контролировать тебя. Отправишься ловить людей, чтобы, когда пророчество старшей дочери сбудется, мы знали, кого уничтожить. Ты поняла меня, Ниретис?
Свирепствующая тень прекратила оскорблять застывшую нагу, на лице которой вспухли темные пятна ярости, не поддающейся контролю.
Она пригвоздила побелевшего Андарота взглядом, но не успела ничего сделать.
Тень снова изошлась пузырями и бросилась к трону, поглотив несчастную рабыню, вставшую на ее пути. Голубокожие невольницы бросились врассыпную; кто-то поскользнулся на глянцевых плитах, падая другим под ноги. Вопль той несчастной взвился, отражаясь, в колоннаде и проник в вестибюль, где Джаррет и Азария решали предложенную загадку.
А наверху началась паника. Скованные боязнью перед нагами, некоторые рабыни отпрянули прочь, съеживаясь в углах, среди колонн, за троном, и не решаясь сбежать от госпожи. Другие бросились куда глядели глаза. Андарот выглядел ошеломленным.
Лина сначала изумленно застыла. Никогда ей не доводилось видеть ничего подобного. Из темного мрака выткалась нажья фигура и слова, такие странные, будто комья грязи лепились к восседающей на троне, проявляясь на ее лице уродливыми пятнами. Пророчество, позор рода. Обвинения. Выходит, у наг тоже свои черные тайны есть. И какая связь между пророчеством и ловлей людей? Уничтожить? Лина даже на миг забыла об опасности, когда призрачная нага двинулась к трону, сметая кого-то на своем пути. Никогда не страдающая излишним любопытством, Лина удивлялась сама себе. Тот подводный город, так тщательно охраняемый нагами, такие странные сны-повествования, зачем-то посланные ей и ярко врезавшиеся в память, слова о пророчестве - все это странным образом волновало ее. И Лина продолжала стоять, не в силах отвести взгляда от происходящего.
Ни застывшая Лина, ни кто-либо из синекожих прислужниц не боялся и вполовину так, как Шиоми. Темная тень, родившаяся из воды, бездонным страхом отразилась в её глазах, широко распахнутых от ужаса. И пусть кипящий ненавистью силуэт скользнул вперед, за его спиной, словно подсеченная невидимыми нитями, женщина с огненными волосами рухнула на колени. Она закрылась руками от оставленного в прошлом ужаса, который приходилось переживать вновь. Чёрная смерть вновь искала того, кто ее призвал, чтобы утащить за собой в Бездну, и она не успокоится, пока не оборвет жизни всех, кто посмел назвать ее по имени.
Шиоми не смела дышать. "Меня здесь нет, нет, не я звала тебя, убирайся прочь, откуда пришел!". Она не моргала, следя за молниеносными движениями змеиного тела, но видела залитый густой тьмой подвал из своих кошмаров, полыхавшее пламя и кровавые росчерки на полу. Предательски отнялся голос, и она лишь беззвучно шевелила губами.
Мерцающий пол затерся матовой гарью и брызгами крови, на нем, как срезанные и разбросанные голубые цветы, лежали не сумевшие спастись рабыни. Те, кого покрыла густая тень и схлынула, оставив бездыханными, источали из почерневших глаз и ртов струйки дыма. Роща белых колонн опутывалась лозами сажи и пепла, а темнеющий зал покрывался выжженными пятнами там, где проплывала отравленная дымка.

Азария ничего не сделала ни с ножом, ни с угрем. Она, как и подосланный наг, смотрели на потемневшую вверху галарею, где клубился дым. Мирмидон выхватил копье и стремглав бросился туда, откуда явился.
Джаррет бросил угря на пол. Обтрясая руки и тем самым избавляясь от того, что осталось на них от раздавленного морского животного, он заметил:
- Я, верно, поторопился с решением интересных подводных загадок. Куда рванул этот хороший парень?.. Эй, ушастая, что вообще происходит? Куда теперь? - проследив за взглядом Азарии, Джаррет посмотрел туда же, пытаясь понять, что же так сильно привлекло её - и мирмидоновское - внимание.
- Мы прибыли в неподходящий день, - заметила Азария, наблюдая за пепельной вьюгой, испачкавшей верхнюю колоннаду. - А ты зря убил угря. Я думаю, убийство ошибочно, как и пощада. Нужно выбрать середину. Жаль, посланец не объяснился.
Что она и сделала, аккуратно нанизав змеиное тело на острие ножа и оставив его беспомощно извиваться на холодном мраморе.
- Идем дальше.
Тянущийся извилистый ход, похожий на промытую водой пещеру, был просторным, и гладкие стены его блестели, натертые. Иногда встречались прикрытые тенями помещения: хранилище, уставленное сосудами и амфорами, чьи-то непритязательные покои со странной каменной мебелью, заполненный водой зал, где что-то плескалось.
Азария не знала куда идти, она выбирала навскидку и остановилась перед богато украшенным порталом, за которым мерцала стена воды, лившейся откуда-то сверху. Тайлиф переступила порог, оглядываясь по сторонам.

Блистающий лоском альков Ниретис обратился в живую картину конца концов, о котором заявляли сумеречные сектанты. И пока нага-госпожа остервенело разбивала ледяным молотом, вращавшимся перед ней, нападающих существ, извергая дождь острых льдинок, а рабыни метались, умирая в жгучей хватке и ранясь осколками, Андарот переменился в лице.
Может, он замечательно играл испуг и скудоумие, а теперь избавился от фальши. Культист спокойно стряхивал с плеч хлопья осыпавшегося с потолка пепла, осторожно шагал мимо кипящих луж и распростертых тел, с которых сползала голубая краска. Он заметил невредимых Лину и Шиоми и пронзил их взглядом, как минуту назад его пронзила Ниретис.
- Вы хотите положить конец этому дому предателей? Этому гнезду гадюк, ворующих людей?
Лина, собравшаяся что-то сказать рыжей, удивленно замолчала, взглянув на ее лицо. У девушки странно подрагивали губы, будто она хотела, но никак не могла что-то проговорить и плясал отблеск ужаса в глазах.
- Шиоми, - дотронулась до ее руки Лина, тревожно всматриваясь в ее лицо.
Шиоми отползала назад от манускрипта, пытаясь убедить сама себя в том, что сейчас все по-другому, что опасности нет. Но руки тряслись так, что съезжали по полу. На бледном лице отчетливо читалось недоверие к мужчине, что оказался не червем, а морским ядовитым гадом, но ей было плевать на то, кто он - Шиоми хотела выбраться отсюда, подальше от тени, выпивающей людей, подальше от наг, от их проклятых подводных дворцов. Словам пришлось продираться сквозь страх:
- Мы что, похожи на их верных друзей? - Рыжая надеялась, что злость поможет взять себя в руки. Она поднялась, уцепившись руками за одежду Лины. Попыталась кивнуть. Ее колотило как моряка, что упал в ледяное море.
- Мне ты тоже не друг, - прикрикнул сектант, указав на Шиоми кулаком, в котором зажата зловещая пластина. Кипящая пузырьками черная змея проползла вблизи от ног Андарота, и тот опасливо посторонился.
- Прикрывайте мою спину, и я выведу всех отсюда. И не наступите, а то...
Он одернул подол балахона, чуть было не мазнувший по черному следу на полу.
Лина крепкими ладонями обхватила рыжую за плечи и чуть встряхнула.
- Шиоми, идти за мной след в след сможешь?
Та кивнула Лине, хотя не отрывала взгляда от Андарота. К чему разговоры, если у них все равно нет выбора - идти за мужчиной или оставаться в одном зале со смертью.
- Да, смогу, за себя переживай, глупая. Давай, прикроем и выберемся наконец-то отсюда.

ID: 12582 | Автор: Flo
Изменено: 21 февраля 2013 — 16:52

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
20 февраля 2013 — 8:20 Toorkin Tyr

суперская картинка о.о