Погружение В стенах морского дворца (12)

Шиоми
Тайлиф Азария

Дно шельфа было недалеко, и его касался солнечный свет. Песок казался жемчужным - так чисто переливались отблески света в змеящихся дюнах и барханах. Приближались столбы из китовьих костей с наброшенными на них гроздьями жемчуга. Азария приказала ничего не трогать.
От столбов прямо к диковинному холму-дворцу стелилась плитами дорога: эти плиты помнили воздух древних имперских городов, а сейчас темнели под толщей моря. По обе стороны тракта тянулись к свету стрелы водорослей. В их укромной неверной тени ютились старые и новые скульптуры.
Никто не остановил их, даже когда в десяти шагах поблескивал вход - воздушная преграда, переливающаяся перламутром и окаймленная каменной резьбой.
- Нам внутрь. Держи руки так, чтобы их было видно.
Джаррет размял плечи и выпрямился. Сейчас нужно было выглядеть представительно. Собрав всю свою храбрость, он кивнул и пошел вместе с Азарией к входу. Беспокойные мысли крутились в голове: что их ждет там, внутри? Не атакуют ли наги сразу? Ответ на вопрос лежал совсем рядом. Нужно было просто подойти:
- Хорошо, пойдем. Посмотрим, что из всего этого получится, эльфийка.
Прозрачная перламутровая стена вытянула влагу с вошедших гостей. Овальный зал уходил ввысь сквозным куполом, в просветах которого голубело море. Полы, натерые хвостами до блеска, усыпал мозаичный узор: то были сюжеты из морской жизни, исторические моменты Перламутрового рода, численность которых будоражило воображение.
В центре покоилась массивная раковина с волнистыми краями: пожалуй, мать той исполинской жемчужины с острова. В открытых створках блестела вода и заколотая, как на жертвенном алтаре, рыба в венках из водорослей и мелких черных жемчужин.
Холл полнился далекими шорохами, в которых угадывались речи морских обитателей. Никто их не встречал. Из залы виднелись еще выходы, ведущие в неизвестность, и ползущий по покатым стенам пандус, поднимавшийся под самый купол.
Азария не обронила ни слова, лишь скользила взглядом по интерьеру.
Джаррет прошел с десяток шагов от двери и, прищурившись, осмотрелся. Красивое место. Он подошел поближе к раковине:
- Жертвенник. Я немало таких алтарей повидал, но этот, бесспорно, один из самых изящных - обычно ими пользуются дикари, не слишком искушенные в архитектуре. Никто не встречает, пойдем, - резко сменил тему бывший капитан и пошел вперед, выпрямив спину. Правильная осанка, неторопливые шаги, немного отстраненный взгляд - Валентайн вживался в роль, которую ему предстояло сыграть здесь, в Перламутровом дворце. Взгляд его серых глаз скользил по окружению - он ждал, пока кто-то наконец появится.
Из незаметной двери выполз мирмидон, спокойно шествующий к незваным гостям. Его копье покачивалось за спиной, а на вытянутых руках лежала мраморная пластина с двумя угрями и короткими ножами возле каждого. Посланник предложил взять нож и угря и сделать выбор. Он не щедрился на пояснения, а просто ждал, возвышаясь над пришлецами, и наблюдал, как те решат ребус.
Азария приняла угря на мраморе и кинжал. На Джаррета она не смотрела, размышляя над собственным выбором.
Джаррет ничем не выдал удивление или беспокойство, которое могло возникнуть появлении незнакомца. Он едва бросил взгляд на дары, предлагаемые мирмидоном. Спустя несколько мгновений раздумий Джаррет, ведомый лишь наитием, взял угря в левую руку. Кинжал так и остался лежать на мраморной плите. Секунд десять посмотрев на взятую у нага рыбу, он перевел взгляд перевел взгляд на его морду и, не моргая, просто сильно сжал кулак. Выражение его лица оставалось всё таким же отстраненным, хотя внутренне моряк подготовился к возможной боли.

Лина, так и не успевшая дождаться рыжей сообщницы, поднялась. И сверля взглядом затылок противного сморчка, все же пошла следом. Кто его знает, вдруг и правда того отпустят, только бы на корабль попасть, а дальше поглядим что сложится. Лина зацепилась взглядом за рыжую, стараясь понять что та хотела ей сказать.
Шиоми восхищалась собственной выдержкой. Ну какая молодец, до сих пор не обернулась, в лицо не плюнула и даже не съязвила! И пусть только этот червяк с раздутым самомнением испортит ее прекрасный план, она его сама по кусочкам скормит морскому огурцу. Радостно улыбаясь собственным мыслям, она подхватила Лину под руку и проговорила на ухо:
- Будь на чеку, этому простофиле легко могут подарить долгую и мучительную смерть вместо обещанного золота, не подставляйся и будь готова драпать.
Звучало смело, только непонятно было - драпать в случае неожиданностей - куда? Впрочем, непонятного и без того хватало. Поэтому она шла рядом с Шиоми, наверное впервые в жизни таким манером - под ручку. Не доводилось как-то до сих пор, ни к чему было, да и не с кем.

Рыжая по дороге растеряла свою улыбку и все озиралась, как акула на охоте, почуявшая кровь. Если бы Лина спросила ее, куда же все-таки драпать в случае опасности, она бы лишь нервно пожала плечами - а ей-то откуда знать? Она вдруг вспомнила про оракула, которого они так и оставили у бассейна, но совесть помалкивала, а значит лучше не отвлекаться и запоминать по каким коридорам их ведут.
Неуютный тоннель кончился легкой колоннадой, белевшей в очередной пещере. После мглы рабской ночлежки светлые колонны казались парящими в воздухе, а глянцевый темно-красный пол - стеклянно-хрупким. Взгляд мог свободно просочиться сквозь рощу колонн и упасть вниз, на охристый пол и гигантскую раковину. Прыгать туда, спасаясь, не вышло бы: высоко.
Стайка синекожих существ, представших перед глазами, сперва напомнила наг, обзаведшихся ногами. Приглядевшись, Андаротовы рабыни узнали в них людей: женщины с ярко-голубой кожей и бритыми головами. Некоторые из них шли обнаженными, другие укутаны жидкими косами водорослей.
Ниретис, раньше царственно восседавшая в квалдирской клетке, теперь покоилась на настоящем подводном троне, окружив себя прислужницами. Среди крашеных голубых лиц Шиоми внезапно узнала Адат. Теперь от ее тяжелой волны волос ничего не осталось, смуглая кожа померкла под краской, а глаза бесцветно смотрели в пол. Она удерживала фарфоровый кувшин, готовая наполнить кубок Ниретис, едва хозяйка пошевелит пальцем.
Темно-алый глянцевый пол имел прямоугольную выемку в центре, заполненную водой (или кровью - на красных плитах сложно понять). Андарот нелепо поклонился. Рабыни, поправлявшие золоченые сетки на голове Ниретис, порхнули прочь, стоило госпоже сделать нетерпеливый взмах четырьмя руками.

Лина сейчас вдруг вспомнила своего дядю, ученого-археолога. Сколько бы она могла рассказать ему потом. Девушка подавила вздох сожаления и начала присматриваться к происходящему. Кто знает, а вдруг...? И поэтому наблюдала, запоминала. Да и было на что посмотреть, вон стоят задумавшись двое. Любопытно.
Стоя на гладком полу, Шиоми размышляла о том, как легко меняются убеждения. Еще несколько минут назад ей казалась душной и грязной заполненная людьми пещера, она желала побыстрее из нее выбраться, а сейчас ей недоставало укрытия стен и привычного огня. Почему именно Ниретис должна была принимать решение для этого червяка! Женщине хотелось обратиться в прозрачную воду, чтобы ее не заметила дочь Перламутровой, но она прекрасно осознавала тщетность своих надежд. Воздух почему-то казался ей напряженным, и пленница покрепче ухватилась за руку Лины.
Лина неожиданно для себя ответно пожала ладонь рыжей. Может быть потому что Шиоми сейчас была единственной, с кем Лину хоть что-то связывало с той жизнью, к которой так горячо хотелось вернуться. Та же быстрым взглядом окинула покрытых краской рабынь, словно они тоже были подпирающими потолок колоннами, втайне радуясь, что ей не довелось разделить их участь. Переступила нетерпеливо с ноги на ногу и, как приговора, стала ждать что скажет Андарот.

- Приступай, человек. Нет, мать не заговорит с тобой, глупец. Для таких скучных приемом у нее есть восемь дочерей. Я жду.

ID: 12533 | Автор: Flo
Изменено: 15 февраля 2013 — 0:34

Комментарии (2)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
15 февраля 2013 — 1:43 Toorkin Tyr

м-м, мне нравится перечитывать )

15 февраля 2013 — 8:57 Flo

А у меня личная трагедия - я не нашла подходящих картинок! D: