Ветер и Солнце

Илирин Серебряное Солнце
Дестеан Искатель Ветра

Полугорье, центр торговли в Долине Четырех Ветров, жил своей привычной жизнью. Отсюда, из окна местной таверны, Илирин видела знаменитый рынок Полугорья, разномастные палатки торговцев, расхваливающих свой товар то на Всеобщем, то на непривычном и непонятном эльфийскому уху, но довольно певучем пандарийском; видела прилавок со свежевыпеченным хлебом, разноцветных летучих змеев... Отсюда она чуяла запах блюд, готовящихся там же, прямо над открытым небом, слышала мелодии, подобных которым раньше не слышала, и голоса на всех языках − и в таверне, и снаружи.
Праздник жизни, что ни говори.
А не лишняя она на этом празднике жизни?
Хрупкая эльфийская девчушка, с бледной кожей и растрепанными иссиня-черными волосами, в простой кожаной одежде, с парой коротких мечей да пистолем гоблинской работы на поясе. Сидит у окна, пьет знаменитое пиво Буйных Портеров. На соседнем стуле − рюкзак, под столом затаилась кошка.
Внимание к себе, несомненно, привлекает, особенно внимание пандаренов, но даже для них уже, похоже, чужеземцы становятся чем-то почти привычным...

Следопыт искренне наслаждался очаровательной простотой пандаренского быта. Дестеан не приметил ни пошлой утонченности своих сородичей, ни грубости дворфов, ни хитрых человеческих лиц.
На него косились, но это было настолько не в новинку вечному изгою, что он этого практически не замечал. Протискиваясь сквозь толпу и отвешивая неуклюжие извинения на всеобщем, если приходилось кого-то толкнуть, эльф двигался в сторону возвыщающейся таверны, надеясь найти отдых после долгого, изматывающего пути.
Наконец, поднявшись в таверну, Дестеан начал искать свободные места и хозяина среди всех этих пушистых полугорцев. Одновременно следопыт соизволил скинуть капюшон, показывая всем окружающим прежде скрытые в тени, светящиеся ярко-голубые глаза.

Илирин отвернулась от окна и пробежалась взглядом по помещению, в котором она просидела, должно быть, последний час (надо отдать должное местым жителям - здесь было и вправду уютно, несмотря на непривычность и быта, и странных блюд, и не до конца понятных традиций). Ничего особо не изменилось − только прибыло больше народу − и местного, и таких же, как она, гостей с Калимдора и Восточных Королевств, да стало намного меньше свободных мест. Вот, только что зашел эльф... Вернее, если быть совсем точным, высший эльф. Заметив голубизну глаз нового посетителя таверны, полукровка вздрогнула − слишком уж свежа была память о недавних известиях. Даларан. Мама... ее арестовали. Илирин знала, что так и будет, даже еще до того, как получила известие - но все равно больно.
"Хотя чего это я? Я ведь даже не то чтобы совсем син'дорейка... И с каких это пор я начала чесать всех под одну гребенку? Ответ прост − с тех пор, как получила горький урок осторожности с недоверием, спасибо Архонту..."

Дестеан тем временем успел пообщаться с хозяином, которого все-таки смог найти, и договориться о комнате. Еду тоже заказал, но если селились в таверне только приезжие, то общий зал был забит и местными. Оглядевшись вокруг, он заметил пару свободных столиков, но его внимание привлекла прекрасная пантера, лежавшая рядом с какой-то девушкой, судя по виду − из его народа.
Впрочем, эльфа интересовало только гордое животное. Уже зрелая, если не пожилая, кошка была сосредоточием естественной прекрасной и ужасающей красоты. Она тронула даже не особо чувствительного к животным следопыта.
Легким шагом Дестеан подбежал к столику, где вольготно расположилась пантера, остановился в нескольких шагах от столика и присел на корточки, уставившись в пантеру.
− Как зовут это прекрасное создание? − бегло спросил он на родном языке её хозяйку.

Заметив, что недавно зашедший в таверну квель'дорей направился прямо к ней, Илирин чуть дернула ухом − все-таки нервничала − покосилась вбок − да, возле ее столика свободные стулья есть, и − на всякий случай − перевесила рюкзак на спинку того стула, где сидела сама.
Каково же было ее удивление, когда незнакомец заинтересовался в первую очередь не столиком и свободными местами за ним, а ее кошкой!
Пожалуй, именно это и тронуло юную эльфийку.
− Анвосома, − ответила Илли и смущенно улыбнувшись, провела рукой по черному меху, успокаивая насторожившееся животное, а затем спросила по-талассийски, − Вы следопыт, не так ли?
−Анвосома, − завороженно повторил Дестеан, открыто и беззаботно улыбаясь.
− Прекрасное, прекрасное создание. Так редко встретишь такую красоту, даже если ты следопыт, − продолжил улыбаться высший эльф, поднимая взгляд на хозяйку пантеры. Сразу же подметил для себя две важные вещи: девушка была весьма юна, причем именно по эльфийским меркам, и второе, что не получалось сходу назвать к какому народу она принадлежит. Кого-то другого это могло насторожить или заинтересовать, но Дестеан просто принял это к сведению и почти сразу выкинул из головы.
− Где вы её встретили? Предположу, что в южных джунглях, но могу и ошибиться, − наслаждаясь разговором на старшем языке, спросил следопыт.
− Нет, − отрицательно мотнула головой Илли, − Это ночной саблезуб, из тех, которые мало где встречается, кроме земель ночных эльфов. Если я правильно помню, эта красавица − откуда-то из окрестностей Хиджалы. Удивительное создание... − в голосе девушки прозвучали нотки гордости, − Невероятно умная и верная.
Она улыбнулась и, почесав свою спутницу за ухом, вновь перевела взгляд на собеседника.
Она не ошиблась − следопыт. Походка быстрая, пружинистая, легкая; подтянут, жилист, руки явно привычные к оружию; лицо волевое, пожалуй, было бы даже жестким, если бы не эта открытая улыбка... И, скорее всего, по возрасту годится ей в отцы как минимум − чувствуется опыт, какой Илирин видела в наставниках-следопытах.
− Может, вы бы присели? − эльфийка кивнула на свободный стул, − Так и говорить удобнее, и выпивку себе закажете...
Дестеан немного удивленно посмотрел на эльфийку, но предложение принял, деликатно сев на стул.
− Могу понять, почему не узнал, откуда взялась ваша красавица. Почти не бывал в Калимдоре, только несколько раз, да и то в его центральной части. Там было очень… − эльф замялся, подыскивая слово, и несколько раз повертел головой, − сухо. Мне не понравилось. Впрочем, если там встречаются такие прелестные животные, мне, возможно, стоит пересмотреть свои взгляды.
Следопыт воодушевился на какой-то момент, но пыл в глазах быстро погас, а остроконечные уши комично опустились.
− Если только получится справиться со всеми делами здесь и не попасть на фронт, желая побродить по лесам.
− Значит, вы были в Степях, - подытожила Илирин, услышав о "сухости", − Либо в Дуротаре, или в Силитусе. Там, конечно, та еще сушь...
Она подвинула к себе свою забытую уже было чашку с пивом и сделала оттуда пару глотков.
− Но если речь идет о Хиджале, Ясеневом Лесу, или о Темных Берегах − или даже Азшаре, тех ее местах, до которых гоблины не добрались − но там не менее красиво, чем в Квель'Таласе, поверьте мне!
Илли вздохнула. В землях своих ночных сородичей она бывала, и не раз, разве что на Тельдрассил не совалась ни под каким предлогом; она вообще много где побывала − то ли путешественница, то ли бродяга. Собственно, и на Пандарию-то полукровку привела именно извечная тяга к неизведанному − напополам с попыткой убежать от воспоминаний еще относительно свежих...

Что возвращает к тому, что только что сказал ее неожиданный собеседник.
− А вот это проблема, − прямо заявила девушка, − Большая. Потому что Красаранг, к примеру, Альянс и Орда уже вовсю делят, как кусок очень вкусного пирога. Здесь, в долине Четырех Ветров, еще тихо, но...
− Альянс и Орда делят мир уже почти четверть века, − грустно вздохнул Дестеан. − Причем ни одна из сторон пока не набрала сил для решительного удара или сражения, как было во Вторую Войну. Впрочем, завоевание Пандарии должно дать преимущество – как ни прискорбно, но в итоге окажется, что лидерам нужны не болота Красаранга или монастыри Нефритового леса, а именно фермы Четырех ветров, − следопыт вслух размышлял о политике государств, делая выводы исключительно на основе собственных умозаключений и сильно удивился бы, узнав, что есть те, кто пришли к таким же выводам.
− Впрочем, лично я решил на время выйти из этого. До резни в Даларане я был честным солдатом Альянса, и мне приходилось несколько раз сражаться со своими братьями, но это уже чересчур! – эльф распалился не на шутку. − Ведь там были не солдаты! Наш народ слишком пострадал за эти годы, чтобы они сейчас устраивали междоусобицы. Нас выгнали из родного дома – ну и пусть. Пройдет век, и имена нынешних вождей или королей сотрутся из памяти, а у нас только дети подрастут! Почему нельзя было жить мирно, во всяком случае, не устраивая взаимных истреблений? – Дестеан затих к концу своей гневной тирады и всем своим видом показывал настоящую и неподдельную грусть, смешанную с яростью.
Илирин закусила губу. Даларан... любое упоминание Города Магов было для нее сейчас почти невыносимо. А ведь в этом городе она когда-то родилась, в этом городе прожила большую часть жизни ее мать. А ведь они обе верили, что как бы там ни было, а Даларан останется мирным. Но нет...
− А самое страшное вот что, − Илли, почувствовав, что ее собеседник разделяет, действительно разделяет, те же убеждения, что и она, не могла не выговориться, − Что такой приказ отдала Джайна Праудмур − та самая, что столько раз останавливала междоусобицы и открытую вражду, та, что так долго боролась за мир... Что все это сделал человек, от которого такого бы никто и в страшном сне не ожидал.
Юная эльфийка судорожно вздохнула и, уже тише, произнесла:
− Моя мать была магом Кирин Тора. Одним из самых лояльных. Она... верила в Даларан. Верила в Джайну. Верила, что можно жить в мире. − Илли опустила взгляд, надеясь, что не заплачет, − За что ее бросили в Аметистовую Крепость − не знаю.
Дестеан ободряюще коснулся рукой плеча девушки.
− Нам кажется, что мы так похожи с людьми, что порой забываем, как сильно на самом деле различаемся. Живя наш век, быстро привыкаешь к стабильности. Мы не меняем свои взгляды десятилетиями, даже самые активные из нас ведут, на самом деле, очень стабильный образ жизни – разве что только их стабильности постоянные приключения, а не быт. Людям этого не дано. За свою жизнь им нужно успеть насладиться миром на полную, а потому они горячи, они не находят себе покоя. Поэтому в глубине души у каждого из нас живет и зависть и непонимание. Мы воюем вместе с ними, но не можем их понять, как бы ни старались. События в Даларане − потверждение того. Леди Праудмур верила в мир. Это было так, а Терамор несколько лет был оплот мира − в том числе и для нашего народа. Потом пришла война, и она поверила в нее. И теперь с пылом новообращенного она сражается. Вериса поддержала её, что говорит о том, как сильно на нее повлиляло общение с людьми. Она стала такой же непостоянной и горячей. Это неправильно. Это не путь эльфа.
Чуткий эльф сразу заметил состояние молодой эльфийки, поэтому говорил очень мягко и без прежнего пыла.
− Нам же нужно лишь это пережить. Не стоит прятаться, надеясь прожить дольше – это путь труса, но не стоит и понапрасну рисковать столетиями жизни в погоне за ощущениями короткоживущих народов. А главное, не стоит поддаваться эмоциям. Если принимать все так близко к сердцу, то поверь, ты к первому столетию сойдешь с ума.
− Вериса − сестра Сильваны, − проворчала Илирин, − И, как оказалось, ничем не лучше той...
А уж Сильвану девушка, мягко сказать, не любила после всего, что слышала о "достижениях" Королевы-Баньши.
− Что же до образа жизни... − она нахмурилась, − Я, в общем-то, люблю перемены. Скажем так, это у меня в крови, − "И даже больше, чем я думала раньше..." − Но сейчас я чувствую себя обманутой. Преданной. А вот с предательством я смириться не могу...
− Предательство страшно, лишь, когда на нем зацикливаются. Самая глупая фраза, которую я когда-либо слышал, кратко звучит так: «предали нас, мы начнем мстить». Тем не менее, в свое время её подхватило очень много эльфов, − уши следопыта чуть дрогнули. - Во всех остальных случаях, когда не начинаешь мстить и таить обиды, его забываешь также, как и многое другое. Время, как говорят, лучшее лекарство.
− Мстить? − переспросила Илирин и пожала плечами, − Не моё. Но теряется доверие. И когда тебя предает сначала один из тех, кому веришь, затем другой, третий − начинаешь задаваться вопросом: а кому можно верить? Кто заслуживает доверия? И не будет ли цена доверия слишком высока?
Она мотнула головой и наклонилась к кошке − почесать спутницу за ухом.
− И вот этим вопросом я в последнее время задаюсь как-то очень часто. Куда чаще, чем хотелось бы...
− Надо смотреть на жизнь чуть более светлым взглядом. Предаст один, предаст другой, предаст третий, и вдруг тот, от кого никогда бы не ожидал помощи, подставляет плечо и идет за тобой в огонь и воду.

Дестеан замолчал и несколько мгновений молча смотрел в одну точку напротив себя. После этого эльф резко вскочил с места.
− Что ж, было приятно пообщаться с вами и вашей чудесной кошкой. Но я чувствую, что ужина я не дождусь, поэтому отправлюсь в комнату и высплюсь. Боюсь, мне завтра надо уходить до рассвета.
− Знаете, − уголки губ Илли чуть приподнялись, − Я вообще-то верю в тех, кто рядом со мной. Пока что, по крайней мере, верю... Поэтому, наверное, еще и держусь.
Илирин отвела взгляд от собеседника и посмотрела в окно. А там уже постепенно вечерело, и уже то там, то тут зажигались фонари − необычные, как и все пандарийское.
Услышав голос эльфа, она подскочила вслед за ним.
− Эй, погодите! Знаете, что я забыла сделать? Я забыла спросить, как вас зовут!
Эльф с той же легкой улыбкой обернулся и нарочито изящно поклонился.
− Дестеан Искатель Ветра, к вашим услугам.
Илирин улыбнулась в ответ − на этот раз уже своей обычной, открытой и чуть задорной улыбкой:
− Илирин Серебряное Солнце, − представилась она эльфу, − Ну что ж, приятно познакомиться, и удачи. Думаю, она вам уж точно не помешает.
− Пожалуй, что удача − единственное, что поможет мне в моей авантюре, − продолжил улыбаться следопыт. − Но думаю, что она и вам не помешает, не так ли?
− Мне она нужна почти всегда, − заверила собеседника Илли, − Люблю искать приключений на свою голову!
− Прямо как я! − рассмеялся эльф.
− Похоже на то, − отозвалась эльфийка и тоже рассмеялась, − Искатель искателя видит издалека?
Она улыбнулась − а ведь правда, ей как-то по большей части действительно везло на себе подобных: те же, скажем, ее друзья из Ордена, или Братства...
− Ладно, не буду больше вас задерживать, Дестеан, − заявила она, − Спасибо за... за беседу.

И, отсалютовав эльфу на прощание, Илирин направилась обратно к своему столику − может, посидеть еще, а может, забрать вещи, пристроить в стойла пантеру, да снять и себе комнату? Кто знает − она и сама еще не решила.

Дестеан, широко улыбаясь, пошел отсыпаться. Завтра его ждал новый день, новые встречи и новые приключения. Разве можно желать лучшей жизни?

ID: 12507 | Автор: Магистр Laэн
Изменено: 10 февраля 2013 — 23:24

Комментарии (1)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
11 февраля 2013 — 9:57 Гуляющий DeathRaider

Пользуясь случаем, выражу еще одну благодарность за чудесно проведенную игру)