Погружение Пленники пучины (9)

Шиоми
Перламутровая Ниретис

Оракул обхватил круглую голову руками и покачивался, упиваясь жалостью, видимо, к самому себе.
- Ну так и найди себе кого получше! - И тут не сдержалась Шиоми, так и не поняв в чем ее вообще обвиняют. - Какого демона к нам привязался со своими пророчествами!
Лина почти прилипла к стеклянной перегородке.
- Меня зовут Лина. Я не все понимаю, о чем вы говорите, но тебе дано видеть больше чем кому-либо из нас, - она кивнула в сторону Шиоми. - Скажи, можно ли что-то сделать, чтобы спастись? Что говорят об этом твои духи? Если бы они хотели нас просто убить, сделали это еще там, наверху.
Рыжая хмыкнула, услыхав слова второй пленницы.
- Молчать, шайка разбойников. От ваших слов тошно.
Доспех молчания и злобы слетел с наги, и Ниретис, теперь уже лишенная своих золотых побрякушек, привстала, наградив каждого убийственно-презрительным взглядом.
- Его духи - это грязный хлам, с-собранный на песчаных пляжах. А ты - круглая дура, раз веришь этому ничтожеству.
Ниретис хотела оскорбить как-нибудь еще, но не успела.

- НКАСОЛЬ! НКАСОЛЬ!
Хор квалдиров грянул, как шквальный ветер. Десятки глоток рвали мутную тишину дна, истошно взывая, пока над головами не пробежала волна: приближалось нечто огромное. Лине было глубоко наплевать на высокомерную нажью брань. Она даже успела усмехнуться - раз ты такая не круглая и не дура, то почему тут сидишь и плюешься злобой. Но не успела этого произнести. Странные выкрики заставили ее поднять голову и осмотреться. Шиоми заозиралась тоже:
- Это что еще за нкасоль? Хотя мне все равно, он мне уже нравится.
В темноте ночи извивалось, двигаясь, змеиное тело такой величины, что драконья черепаха не выдержала бы сравнения. Из-под чешуи Нкасоля иногда проистекали лазурные струйки, падавшие на толпы квалдиров, что встречали чудовище воплями яростного восторга. Из всех детей океана, взятых квалдирами, этот был самым грандиозным. Его появление вытянуло вечно озлобленное лицо Ниретис, и та широко распахнула удивленные глаза.
Седой надсмотрщик, приведший пленниц сюда, в стоянку, крикнул им из толпы:
- Я ведь говорил, что ваша смерть будет прекрасна! Умереть на челе Нкасоля, когда Змей ворвется в Перламутровый дворец, - это высшая щедрость, оказанная рабам.
Лина просто выругалась. Коротко и емко. Чудовищный змей был такой непостижимой величины и мощи, что больше ничего на ум не приходило.
- Нкасоль, - повторила она, - О, Свет, что это?
Оракул гнусавил свое:
- Жертвоприношение. Глядите, все мы разные. И достать такую жертву непросто. Непростая жертва Древнему змею!
Мур'гул ожил и ободрился. Он, похоже, и правда почитал такую кончину милостью моря.
А рыжая скривилась, словно ее вновь заставили отведать рыбий язык:
- Так что же, они его не боятся? Я думала, эта штука их сожрет. Нет в мире справедливости... И зачем вообще-то нам врываться в этот Перламутровый дворец? Им что, некого больше на нкасоля усадить? - Шиоми решительно не понимала что от нее хотят, пока не услышала слова глазастого оракула. - Что же, ну это уже похоже на правду, - горько согласилась она, - только мне все равно кажется, что нкасоли предпочитают жрать наг.
Нкасоль скрывался в темноте, ему негде развернуться в подводном лагере. Не лезущая за словом в карман Ниретис не промолчала:
- Мы повергли всех духов, которые угрожали нам. И этот не будет исключением. Только глупые духи облекаются в плоть, которая смертна.
Оракул что-то шептал про руны, мощные руны по всему змеиному телу, которые нанесены рукой квалдиров. Лине совершенно не хотелось стать чьей-то жертвой. И уж тем более такого чудовища. Нкасоль он или кто другой. Услышав злобное шипение надменной наги, повернулась к той:
- Может и повергнете. Только сначала тебя принесут в жертву, впрочем, и нас тоже.
Шиоми наблюдала за огромным змеем через прозрачные стенки темницы. Несмотря ни на что, движения древнего завораживали, и за изгибами длинного тела было сложно уследить, словно за водами весеннего ручья.
- Так значит все-таки хотел бы сожрать, - довольно констатировала, словно это могло что-то изменить. Руны контроля, как на акулах или черепахах, в таком количестве действительно могли заставить быть послушным кого угодно.

Про них, некормленых и не поеных, забыли в сухих и непроницаемых клетках-пузырях. Ночь тянулась тоскливо и долго, перед самым рассветом, когда в море пробудится огненный цветок, квалдиры разбредались полусонные.
- Нужно сбежать, - часы плена быстро сказались на Ниретис, и теперь она говорила устало, тихо и без нервов. - Вы заметили, что в лагере даже нет дозорных, потому что эти воды считаются пустыми?
Лина, находившаяся в полудреме, потому что острое чувство голода мешало ей заснуть, живо повернулась к наге.
- Ты думаешь, за нами не присматривают? И как выбраться из этих? - девушка тронула рукой стеклянную выпуклую перегородку. - И, к тому же, я далеко не уплыву. Ровно на столько, на сколько хватит дыхания. - Криво усмехнулась Лина.
- Тогда ты умрешь, - пожала плечами Ниретис.
- Нам всем это когда-то предстоит, - пожала плечами Лина. - Кому сейчас, кому чуть позже.
- Вы ведь рабыни с моего острова? Наверное, оказавшись там, лелеяли планы, один коварнее другого, как сбежать? Ваша рабская фантазия должна быть изобретательной в такие щекотливые моменты.
Все это время молчавший (или спавший - не поймешь) оракул заговорил:
- Я бы дал тебе благословение ходящего под водой, но больше не вижу причин для этого. Счесть дни в пасти Древнего - лучшее, что выпадает провидцу Глазохватов.
Шиоми, которой удалось урвать у беспокойной ночи несколько клочков сна, наполненных яркими и совершенно бессмысленными снами, внимательно смотрела на нагу:
- Сама ты рабыня хвостатая. Расскажи-ка лучше, что здесь вообще происходит? Квалдиры хотят захватить ваш подводный замок, напустив на него Нкасоля, мы же нужны как жертва, верно?
Женщина постучала рукой по стенке темницы. - Думаешь можно выбраться из нее?
Потом она повернулась к мур'гулу. - А ты, недоросль глазастая, давай благословляй! Ты же не хочешь, чтобы драгоценная жертва захлебнулась прежде, чем будет принесена в жертву? Это твой долг, как оракула.
Лина быстро взглянула на Шиоми, а потом на оракула.
- Действительно, ведь я же не увижу самого важного в своей жизни. К тому же, вдруг ритуал будет не полным из-за моей преждевременной кончины. Раз уж мы нужны все.
- Отговорки, - мягкий прежде головастик проявил твердость. - Принимайте судьбу, которую сами себе выбрали из множества вариантов, предлагаемых изменчивым морем.
- Я смогу расколоть пузыри, - преподнесла Ниретис свой козырной ответ. - И сделаю это так, что вас не раздавит водой в безобразные формы, если обнаружите свою полезность.

ID: 12404 | Автор: Flo
Изменено: 31 января 2013 — 16:10