Самый ценный груз Скала дракона

Гильдия Великий Дом Крайтен
Грелин Землерой

Следующий день после кораблекрушения. Примерно через 11 часов.
В роли Митсона Фейка - Мitton.
В роли Найтингейл Лавджой - Idanielle.

Итак, коротко об острове, а вернее о жалком клочке суши, на котором оказались несчастные пассажиры, которым удалось выжить после того судьбоносного шторма:

место, на котором собрались спасшиеся - это небольшой берег, единственный, который был на каменной глыбе, возвышающейся посреди моря;

оставшуюся часть границы острова составляли сплошные фьорды, обточенные за века под воздействием ненастья стихий.

Хотя в очертаниях всей почвы, если присмотреться совсем уж внимательно, можно было выведать что-то неестественное, словно бы всю эту землю специально вырвали из глубины морской.

Тем не менее, если достаточно высоко задрать голову, то с этого каменистого пляжа, находящегося в низинах относительно всего острова, можно было разглядеть скудную растительность, типичную для степей. Что же, это всё, что пока можно было выведать выжившим, которые уже обжили пляж, устроив тут, после затишья шторма, несколько палаточек из обломком кормы корабля.

Шторм кончился. Нет фиксированной атмосферы, создаваемой людьми: кто-то радовался, что он выжил, а кто-то оплакивал своих друзей и родственников, которых утерял во время кораблекрушения.

Наши герои столпились в одном месте, в персонально отстроенном совместными усилиями лагере, в центре которого горел скудный костёр.

Александр: Почему я не стал магом? - бурчал себе под нос Алек, - Говорил мне папа - становись магом...

Послушница Лавджой сидела поодаль от костра. Промозглый ветер и дождь, казалось, не смущали ее сосредоточения. Сквозь пелену дождя было видно, как чуть теплым светится воздух вокруг нее...

Митсон греется руками, направив ладонями на костёр. Глаза его смотрелись пустыми, под глазами красовались заметные мешки, цвет, которых напоминал весеннюю сирень, зацветавшую в дворцовых садах. Однако вряд ли кому-то приходило в голову такое сравнение, здесь, так далеко от дома.

Разве только кто-то не скучал по нему настолько сильно.

Грелин: Если бы хоть один корабль, на котором мне довелось плавать, до место назначение добирался... - негромко проворчал Грелин, устроившись на рваном куске парусины подле костра да и обтесывая крохотным ножиком попавшийся ему в руки обломок весла. - Видать, злой рок, не иначе. Ну-с, господа и дамы, есть ли у вас мысли по поводу дальнейшей деятельности?

Митсон всем своим видом казался сломленным. Хотя он и был здоров, чем неимоверно благодарен Алеку, он всё же переживал крупную потерю, с которой никак не мог смириться.

Митсон всю ночь, без сна, пытался отыскать среди выживших своего брата. Всю свою одежду он вначале вымочил в штормовом дожде, а затем изорвал об деревянные обломки, выброшенные на берег. Однако знакомого, родного лица, которое он всю жизнь защищал, следуя ещё старинной клятве, данной ещё в зелёном юношестве, он не находил. Нигде.

Александр: Ну, мы можем ждать другой корабль. Мы можем попробовать соорудить что-то вроде плота. Мы можем сойти с ума от голода и отсутствия питьевой воды и начать убивать друг друга.

Александр пожал плечами.

Александр: Хотя я не особо одобряю последний вариант.

Грелин: Надеюсь, до сего дела не дойдет, - преспокойно заметил Грелин.

Митсон открыл, наконец, свой рот, первый раз с момента начала того злопамятного шторма, однако лишь пробубнил что-то невнятное.

Александр тревожно глянул на Митсона, но разговорить его не пытался.

Митсон приметил столь неприятную мелочь в своей речи за собой, после чего выпрямился и повторно осмотрел ситуацию.

Александр: В общем, будем надеяться, что наш корабль во время шторма не унесло сильно далеко от общих курсов плавания.

Окончив молитву, послушница вздрогнула. Барьер больше не преграждал путь воде и без того влажные лохмотья в мгновение ока стали мокрыми насквозь.

Митсон: Нам нужно обследовать остров. Как минимум тут должны быть какие-нибудь припасы. Ягоды, тра... - Митсон откашлялся, приставив кулак ко рту, - ...вы, выброшенные припасы. Что угодно.

Александр: Главное, чтобы здесь не оказалось никаких заброшенных могил древних демонов прошлого и прочих непотребств, - вяло пошутил Тейн.

Найтингейл подсела к товарищам по несчастью и так же молча уставилась в огонь. Постепенно вокруг нее распространилось нечто вроде зонта охватившего людей.

Митсон протёр свои глаза, убрав с лица слёзы, которым не суждено было показаться на публике. После чего он поднялся, отогнав с себя прежнюю тоску.

Александр глянул на подошедшую и улыбнулся уголками губ.

Митсон поморщился, когда его ноги начали утопать во влажных камнях, которые усыпали и представляли собою весь берег.

Тут нетрудно и ногу подвернуть, если не ступать аккуратно.

Грелин вообще, как казалось, расценивал их бедственное положение не более, чем досадной помехой, лишь чуть помрачнел. Хотя, казалось, чему тут радоваться, ведь кроме всяких мелочей, кои дворф успел распихать по многочисленным кармашкам, да поношенного балахона у него ничего не было.

Сам ученый пристально наблюдал за своими невольным спутниками, но говорил немного, предпочтя уйти в свои мысли. Так он просидел еще пару минут.

Митсон: Алек, я рассчитываю, что Вы отправитесь со мною. Вы как? - Митсон с надеждой глянул на поседевшего паладина.

Александр с ненавистью провел рукой по волосам, который непонятно с чего через один поседели, и поднялся вслед за Митсоном.

Грелин: Мысль оглядеться и впрямь выглядит довольно здравой, - наконец подал он голос. - Ежели вы не противитесь, почтенный, я бы составил вам компанию, чай, самому интересно.

Александр: Будем рады.

Найтингейл оторвала взгляд от пламени и посмотрела на мужчин.

Митсон: Было бы, правда, неплохо, чтобы кто-нибудь остался и приглядел за безопасностью вещей и женщин.

Найтингейл: У аббатисы с собой были сухари. В ящике. Непромокаемом. Я на нем доплыла сюда... Он там, за камнями...

Митсон мельком осмотрел контингент, составляющий лагерь. Не самые благонадёжные люди.

Грелин: А вы, госпожа? - дворф уже был на ногах. - Быть может, уж лучше всем нам пойти?

Вяло она махнула рукой куда-то за спину.

Найтингейл: Нет... Я останусь здесь. Спасибо.

Она указала на рваную рану, из которой кровь уже не сочилась, но вид она имела довольно неприятный. Долго идти она не сможет с такой ногой...

Александр: Тогда... Митсон, пожалуй, не стоит мне их оставлять. Тем более Тристана до сих пор спит.

Александр: Если кто-то из уцелевших матросов... Ну, ты сам понимаешь.

Митсон: Думаю, что всех взять с собою не получиться. - Митсон указал на лежащую без сознания Трис, укрытую под крупным куском кормы, придерживаемым обломком, видимо, гранд-мачты.

Грелин: Как по мне, так нам вообще здесь нельзя оставаться надолго. Место не ахти, скажу я вам, решительно для стоянки не годится.

Александр: А я о чем? - Алек съежился, - Мастер Грелин, я думаю составить вам хорошую компанию. Заодно и найдете, где остановится.

Найтингейл: Вы идите. Я посмотрю за мадемуазель. А когда найдете что-то более подходящее - пошлите одного. Одного человека хватит.

Митсон: Ладно. Алек, я доверяю Вам. Сэр... - Митсон потянул, глядя на дворфа, однако, услышав его имя из уст Алека, продолжил. - Грелин.

Митсон: Составите мне компанию?

Грелин: Почту за честь, - ученый сделал пару шагов, испытывая импровизированный посох для опоры. - Выдвигаемся?

Митсон коротко кивнул, после чего аккуратно ступая и проверяя каждый свой шаг, бочком поспешил забраться по крутому склону наверх, с берега.

***

Александр решив вопрос, снова сел перед костром.

Когда мужчина назвал Алеком человека, который представлялся ей иным именем, Лавджой чуть подобралась. Но время для вопросов было не подходящее...

Александр: Держитесь? - мягко спросил Алек, через несколько минут после того как ушли Митсон и Грелин.

Найтингейл: За вас, господин с фальшивым именем? Вряд ли, - немного резче, чем хотела, ответила женщина.

Александр: О, даже так. Прошу прошения, но это издержки работы, - уже суше ответил Алек.

Волосы липли ей на лицо. Дымка защитного заклинания ослабела, дождь снова лил на них.

Найтингейл: Мне нет дела до вашей работы, если это работа лгуна, - она отвернулась и стала отрывать куски ткани от чьей-то накидки, которую нашла в воде, чтобы перевязать рану на ноге.

Александр: Я предпочитаю слово агент в полевых условиях, - через силу усмехнулся Алек. - Тем более, я не припомню заповеди запрещающей ложь.

Найтингейл: О, естественно. Правда не держится в вашей голове. Она для этого слишком просторна, - Найти стучала зубами от холода.

Александр: Правда относительная вещь. И порой она убивает. Я не собираюсь брать на свою совесть смерть тех, кто случайно услышал не то, что нужно, - Алек подтянулся ближе к костру.

Найтингейл: Ах, как удобно, - Лавджой закончила перевязку и попыталась заправить за уши короткие волосы, чтобы не так липли к щекам.

Александр: Вы борец за правду, сестра? - чуть наклонил голову в бок Алек, одновременно смахивая с лица, свои ставший столь отвратительными волосы.

Найтингейл: Я борец. В данный момент за саму себя. Обычно я борюсь за свою жизнь и за жизнь других людей. Я не понимаю как можно оправдывать ложь благородными помыслами.

Найтингейл: В итоге тайное всегда становится явным.

Александр: Я не оправдываю. Я лишь говорю о её необходимости.

Александр: Жить без лжи - утопия, сестра. Особенно в такие времена, - Алек кинул взгляд на укрытие, где спала Тристана.

Найтингейл: О-о-о... Тогда вы очень удивитесь. Вы знаете, некоторым удается.

Александр: До поры.

Лавджой усмехнулась уголком губ и тут же сморщилась от боли.

Найтингейл: Всегда.

Александр: Может вам помочь? Или от такого ужасного лгуна, как я, помощь вам принимать не захочется? - спокойно поинтересовался Алек.

Найтингейл: Я не говорила, что вы ужасны. Не искажайте мои слова. Вы лгун. Это констатация факта, а не суждение. Если вы считаете нужным оправдывать свои поступки, то лишь потому, что осознаете то, что они нуждаются в оправдании.

Александр скривил бровь. И почему ему так везло на слишком умных женщин?

Александр: Вам помочь?

Найтингейл: Я попрошу о помощи, когда буду в ней нуждаться, - Лавджой вздернула подбородок и из носа у нее неожиданно хлынула кровь. Она как-то странно покосилась на капли, стекающие по одежде и мягко повалилась на галечный берег

Александр: Женщины, - хмыкнул Алек, резко поднимаясь с места и подходя к девушку.

Александр несколько раз глубоко вздохнул. Он никогда не верил в разного рода духовные практики, но что-то в нем точно изменилось. Связь со Светом, прежде всегда ослабляющая тело, теперь наполняла силой.

Сила эта текла по паладину бурным горным потоком. Он лишь начал читать молитву, а с кончиков пальцев уже сорвалось целительное сияние. Это и пугало, и радовало одновременно.

Александр перевел руки на ногу, где красовался свежий шрам. Это было почти невозможно, если верить в те правила, что он раньше знал, но тот стал зарастать.

Алек не ощущал, но чувствовал, что живительный Свет почти полностью наполнил Найтингейл. Ему оставалось лишь надеяться, что жрице это не в новинку.

Найтингейл: Кровь и кости, ты, что щупать меня вздумал, извращенец? - апельсиновые глаза полыхали. Очевидно, Алек все сделал правильно.

Александр: Разумеется. Заодно помог вам, но свое грязное дело я сделал, - Алек поднялся на ноги и чуть шатаясь, отошел от девушки подальше. - Кстати, у вас все очень даже неплохо.

Найтингейл: Я что-то не чувствую себя удовлетворенной, - прорычала Лавджой, щеки ее покраснели. Оставалось надеяться, что это только от лечения... - Плохо старался. В следующий раз рекомендую доводить дело до конца.

Александр: Кто сказал, что это было для вас? - Алек размял затекшие руки. - Я просто отдохнул душой и телом, ваше удовольствие не гарантировалось.

Губы Найтингейл побелели. Она встала и, чуть прихрамывая, направилась под навес, где отдыхала Трис.

Александр: Как я здорово лажу с женщинами, а? - сам к себе обратился Алек, - Одна вернулась к своему рыцарю смерти, другая вон сидит с третьей. Я, черт возьми, герой-любовник!

Полностью довольный собой, Алек вновь сел к костру..

***

Митсон увидел, что сломило все его ожидания на возможность долгого существования на острове: он представлял собою глухую скалу, лишь в некоторых местах изобилующих кустарной растительностью. Однако на ягодах долго не проживёшь. А землю такую не обработаешь. Животных же был было не разглядеть вовсе.

Да и негде им тут обитать, ведь остров можно было обойти минут за тридцать неспешным шагом. С земли же это было ранее не видно из-за непрекращающегося дождя. Либо тумана, густо укрывшего под собою серую землю, словно теплое пуховое одеяло, которого так здесь не хватало остальным.

Посреди же острова, минутах в десяти, если вам так будет удобно, в землю врезался залив, образовав удивительно удобную бухту, в которую могла беззаботно войти шхуна, причалить там и забрать всех к себе на борт. Это радовало.

***

Александр немного посидел у костра. Поерзал. Понял, что ему не комфортно. И вовсе не из-за камней.

Александр: Я должен перед вами извиниться, - тихо произнес Алек, подойдя к навесу, но не слишком близко.

Найтингейл, казалось, просто не замечала его. Создавалось полное ощущение, будто она просто смотрит сквозь. Невидимка. Пустое место.

Женщина тихонько напевала какую-то колыбельную, осторожно ощупывая Тристану.

Александр: Вы не заслужили того, чтобы я вымещал на вас свое раздражение. И моего вранья вы тоже не заслужили. Я виноват, - Алек в который раз поежился.

Когда она выяснила, что переломов или смещения нет, она сняла с себя мокрую насквозь одежду и забралась под кусок паруса, которым была накрыта аристократка.

Любой, кому доводилось бывать на войне, понимает, что умирают чаще всего не от ран и инфекций, а от переохлаждения. И Тристане было нужно тепло.

Алека она ответом так и не удостоила.

***

И дворфу, и человеку открылось довольно неприметное в обычной ситуации зрелище: свалка пустых бутылок, парочка разбившихся ящиков, причём клеймёных разными марками - и гоблинских картелей, и Орды, и Альянса. Это насторожило Митсона более всего.

А так же кострище. Довольно свежее, не более трёх дней. Иначе, после такого дождя, как сейчас, его было бы просто не разобрать.

ID: 12381 | Автор: Гуляющий DeathRaider
Изменено: 28 января 2013 — 18:46